Общество

Уходит горячий 2012

Этот год для мусульман России выдался особенно богатым на крупные и очень крупные события, в том числе трагические.

2012 - самый горячий в своем роде за все последнее время. Были позитивные моменты, но проблем, конечно, куда больше.

25-26 мая в столице прошла международная конференция «Исламская доктрина против радикализма», завершившаяся принятием Московской Богословской Декларации по вопросам джихада, такфира и халифата. Впервые Россию посетили улемы мирового уровня, да еще и в таком количестве. Документ, который они предоставили в ответ на запрос наших мусульман, дает богословски выверенные основы (т.е. шариатское обоснование) для развития отечественной уммы применительно к условиям современной российской государственности.

Позже, в ноябре, нашу страну впервые посетил глава Международного союза улемов Али Карадаги. В развитие идей конференции им была поддержана идея создания российской академии фикха, которая призвана заложить основы российской исламской богословской школы.

     

Однако это серьезное начинание – чуть ли не впервые российские мусульмане обратились к фундаментальным вопросам своего формирования и развития – оказалось задвинуто на второй и третий план в результате бурных событий. По этим же самым причинам активного отклика не получают возможное исключения «Братьев-мусульман» из российского списка экстремистских организаций и жесткая позиция Москвы по кощунственному фильму «Невинность мусульман».

В общем, вспомним, как мы провели этот год.

1. Беспрецедентный запрет книг. Исламскую литературу запрещали и раньше, но теперь в списки противоправных в РФ попали хадисы Пророка, мир ему (!), не говоря уже о множестве классических и современных трудов по вероучению, религиозной практике, этике и даже суфизму. В 2012 году был поставлен настоящий рекорд по запретам (в список противоправных в России внесено порядка 80 книг!). Причем запреты продолжаются, несмотря ни на что, несмотря на все заверения высоких лиц в понимании абсурдности происходящего, и что вот-вот это все прекратится.

Летом была еще смерть известного адвоката Рустэма Валиуллина, который занимался защитой книг и другими делами по «исламскому экстремизму». Она совпала с одним из громких запретов, в связи с чем пошли слухи о возможном убийстве, что впоследствии не подтвердилось.

Одно это грозило затмить все предыдущие скандалы на «мусульманские» темы. Но Всевышний распорядился так, что сегодня об оглушительных по своему значению запретах мало кто вспоминает.

2. Скандал с хиджабами. Все началось в Ставрополе. Там в одной из сельских школ запретили хиджабы. Решение поддержано в Москве и уже заимствуется в других регионах. Уверенности борцам с платками придают слова президента В. Путина, неоднозначные заявления которого о парандже-хиджабе ими толкуются в свою пользу.

3. Хасавов-Асланян - мелкие провокации. Правда, тогда они мелкими не казались, это сегодня на фоне взрывов, запретов и убийств. Хасавов, который, напомню, пригрозил залить Россию кровью, если не будут созданы шариатские арбитражи по гражданским делам (!), предложил также свои услуги певицам из «PussyRiot», но это не привлекло никакого внимания. В отношении него даже отказались возбуждать уголовное дело. Оскорбителя же Пророка (мир ему) Асланяна вообще благополучно забыли, чему он сам, наверное, несказанно рад.

3. Перегруппировка сил на официальном исламском пространстве. Весь год шли крупные, средние и мелкие движения в среде духовенства. РАИС подвергся расколу, ДУМ Чечни вышел из и так практически виртуального КЦМСК, брожения в и вокруг ЦДУМ, съезд и поиски новых решений в СМР, влияние и участие различных сил во всех этих процессах, борьба в и вокруг ДУМ РТ.

За перегруппировкой проглядывается подготовка нового наступления исламофобских кругов на мусульманском направлении с целью подавить любые попытки кому-либо содействовать самоопределению российской уммы как неотъемлемой части отечественного гражданского общества.

4. Отказы в строительстве мечетей в Москве. В столице то вроде как кулуарно обещают, то официально отказывают в разрешении на возведение еще одной мечети. Это усугубляется страхами простых москвичей, порожденными ненормальной ситуацией, сложившейся вокруг мечетей города (обилие лиц без определенного места жительства и рода занятий, беспорядок, грязь и проч.). Совет муфтиев вышел с идеей общественных слушаний, которые призваны стать площадкой для урегулирования конфликтов и прочих вопросов с простыми москвичами. Это можно только приветствовать, но позиция жителей города далеко не всегда является источником тех или иных решений.

В целом, ситуация, когда в стране одновременно запрещают книги, хиджабы и мечети, вызывает огромную тревогу. Крайние группы на Северном Кавказе уже прямо на своих сайтах указывают, что в России вслед за запретом фундаментальных трудов, отказом в строительстве мечетей в крупных городах, запретили еще и хиджаб, что ими понимается как запрет на Ислам как таковой. Т.е. верующие в нашей стране, как радикалы интерпретируют проблему, стремительно утрачивают возможности соблюдать неотъемлемые религиозные обязанности, что, в свою очередь, как они подчеркивает, делает обязательным вооруженный джихад.

С другой стороны, запреты не самым лучшим образом сказываются на наших отношениях с исламским миром, т.к. ставят нашу страну в один ряд с западными атеистами, радикал-секуляристами, всякими оскорбителями и постмодернистскими кощунниками. В той же Организации исламского сотрудничества, куда мы вступили по смелой и очень важной инициативе Путина, создавать нам такой имидж абсолютно не нужно, особенно в свете ослабления позиций Москвы из-за кризиса в Сирии.

5. Теракты в Казани. Сказать о произошедшем, что дело ясное, что дело темное, значит не сказать ничего. Подозреваемые отпущены, виновники ликвидированы. Власти, вроде как, не пошли на поводу у разного рода «стратегических исследователей» и не начали тотальные репрессии по кавказско-узбекскому сценарию, понимая, к чему это приведет.

Заявления неких «моджахедов Татарстана», на фене взявших ответственность за преступления на себя, быстро промелькнули и вызвали лишь ощущение глупого театра. Такая же была реакция на информацию о том, что «амир» умер в заказанском лесу от малярии (!). Мало внимания даже было уделено странным новостям о смерти трех молодых людей в ночь на Ураза-байрам, при взрыве которых от своей же бомбы, как гласили сообщения СМИ, осталась экстремистская литература, и штурму квартиры в Курбан-байрам, где вроде как были убиты террористы.

К слову, татарстанские власти наградили главу СМР Равиля Гайнутдина, публично жестко критикующего муфтия РТ Илдуса Файзова. Перспективы же последнего вернуться после улучшения здоровья на свой пост наблюдателями не оцениваются как однозначные. Под занавес года руководство республики направило руководить аппаратом муфтията «эффективного менеджера» со стороны Айдара Салимгараева, проработавшего почти 6 лет в структурах «Татмедиа».

Но даже события в Татарстане поблекли на фоне произошедшего под конец лета в Дагестане.

5. Убийство шейха Саида-Афанди аль-Чиркави.Этому колоссальному по мощности преступлению предшествовало мелкое по сравнению с ним нападение на шиитскую мечеть. Республика оказалась на грани открытой гражданской войны по афгано-сомалийскому сценарию.

Слава Аллаху, как говорится, пронесло. Но сказать о существовании такой угрозы надо. Это не подстрекательство к конфликту, а, наоборот, ясный диагноз беды, которую всеми силами нам всем следует как-то отвести.

6. Другие убийства религиозных деятелей. Весь год продолжались убийства религиозных деятелей на Кавказе. Если в Дагестане к этому уже как-то привыкли, то в соседних регионах нет. Самыми громкими в этом ряду стал подрыв зама муфтия Ставрополья Курмана Исмаилова и расстрел зама муфтия Северной Осетии Ибрагима Дударова несколько дней назад. Списать это на «лесных» вряд ли получится, очевидно, что на Кавказе действует антиисламское лобби, которое не менее опасно, чем экстремисты.

Как бы там ни было задачи российского мусульманского сообщества остаются прежними, такими же какими они были и прежде. Это консолидация и модернизация, а также защита федерализма и пересмотр т.н. антиэкстремистского законодательства.

Консолидация всех здоровых, как сейчас говорят, адекватных мусульманских сил – от прогрессивного духовенства до бизнеса, национальной интеллигенции, студенчества и гражданских активистов. Модернизация - в смысле обновление институтов жизни деятельности российской уммы, переход их на качественно новую ступень развития – от хозяйственно-строительной (т.е. налаживание функционирования мечетей) к подлинной богословской, интеллектуальной, идеологической, социально-культурной работе.

Нам нужна консолидация на базе современной общероссийской мусульманской культуры и гражданской идеологии для проведения модернизации. Это касается всех мусульман России, из всех групп, течений, муфтиятов. Должно быть только одно различие – между теми, кто смотрит вперед, и теми, кто смотрит назад, т.е. между обновленцами и реакционерами.

Конкретизируя, мусульманскую повестку дня в складывающихся условиях можно свести к следующим пунктам:

1. Освобождение политзаключенных и узников совести. 282 статья УК РФ – не только "русская статья", но и "мусульманская". По ней сидят и находятся под следствием большое число исламских активистов по всей России – от суфиев и нурсистов до салафитов и хизбитов.

2. Пересмотр всего антиэкстремистского законодательства. Необходим переход от стратегии т.н. "борьбы с терроризмом", которая в условиях коррупции давно выродилась в свою противоположность, к системному решению "исламского вопроса" в России.

3. Защита принципов федерализма, отстаивание прав народов и регионов России, не только мусульманских. В этом залог благополучного развития российской уммы и всего нашего государства.

Федерализм сегодня многими ставится под сомнение. Развернулась целая кампания.

4. Свобода религиозной, общественной, национально-культурной деятельности. Недопустимо незаконное вмешательство чиновников и спецслужб в деятельность объединений граждан и организаций всех направлений и уровней.

5. Изменения законов о религиозной и общественной деятельности в сторону либерализации.Недопустимость его ужесточения. Гражданский контроль над соблюдением законов всеми сторонами.

6. Обеспечение соблюдения на всех уровнях принципа отделения государства от религии и равенства всех религий. Никакого "старшего брата", "равного, который равнее других", ведущей конфессии с привилегированным неофициальным статусом, "Ислама как зама РПЦ по региональным делам".

7. Замена всех дискредитировавших себя в глазах верующих "духовных лидеров" во всевозможных общественных палатах, советах и других консультационных органах при власти на тех, кто пользуется доверием людей.

8. Ликвидация всех незаконных административно-политических препонов для строительства мечетей.

9. Созыв всероссийского мусульманского съезда – задача на перспективу. На него должны собраться реальные представители всех реальных общин на местах, свободные от любого внешнего влияния и контроля. Они должны решить, как дальше будет Ислам развиваться в России. Возможно там избрание Совета улемов, единого муфтия, председателя и создание единого Духовного управления мусульман РФ.

В общем, чтобы не происходило, не будем поддаваться на провокации. Любые действия всегда будем соотносить с основной фундаментальной задачей.

Автор: Абдулла Ринат Мухаметов

Комментарии 4