Политика

Фальшстарт в Дагестане. Кто следующий? КэТэО ?!

Дагестан в силу целого ряда обстоятельств всегда был на острие политической борьбы на Кавказе. Дагестан задавал и задает тон в политическом пространстве не только на Кавказе, но и в Поволжье, что злит центр, и это уже совершено меняет отношение Кремля к происходящему.

В свете последних событий, когда сводки о проведенных КТО начали поступать из Татарстана, и даже амир объявился и сразу скончался, ну, в общем, по законам известного жанра, можно сказать – не Дагестаном единым. Если тот или иной продукт геополитики пройдет апробацию в Дагестане, то можно ставить на конвейерный поток. Дагестан, Татарстан, кто следующий?!

     

КТО?!

РСН, Первый канал, Пятый канал, РИА, ИТАР-ТАСС и другие, входят в единую телекомуникационую корпорацию, подконтрольную Кремлю. Нестрелявший свадебный кортеж показал силу СМИ и ее зависимость, целостность и единство. А еще он заставил предположить наличие «единого автора», ну, например, у Медведева и Доренко. И Медведев, и Доренко, комментируя нестрелявший свадебный случай, привели в пример нью-йоркскую стреляющую полицию. Еще чуть – чуть, и можно на свободу Евсюкова, который, кстати, стрелял в таксиста (кавказец), продавщиц (азиатки), но этого никто не заметил.

Просто стрелял. Вот такой вот безыдейный Брейвик. И первый, и второй были в форме полиции и оба стреляли в «неарийцев». Когда осетин Калоев зарезал диспетчера в Швейцарии, то вся российская юриспруденция заговорила о загадочном этно-психологической факторе. «Министерство» СМИ сделало из Калоева героя, а когда Черкесов в равной уличной драке с инициировшими этот случай фанатами убил пьяного Свиридова, все забыли про этно-психологический фактор, влепили ему «двадцаточку» и вот вам антигерой!

В Норвегии ввели понятие «синдром Брейвика». Мне кажется, что в России можно вводить понятие «свадебного синдрома». «Свадебный синдром» – это «зараженное» состояние общества, при котором действует правило – если никаких происшествий с участием кавказцев не случается, надо их придумать, создать и пропиарить. То, что «свадебный синдром» – оружие психологического воздействия на социум, не вызывает сомнения. Вопрос только в том, в чьих оно руках и соблюдена ли техника безопасности?

А то складывается впечатление, как будто подросток решил собрать конструктор, не прочтя инструкции по применению. А это значит, что этот конструктор – из серии «собери сам», и в перспективе он может оказаться в «нужных» руках и в «нужном» месте. К чему приводят «нужные руки» и «нужные места», мы знаем на примере Манежки». Или когда напарник по криминальным делам Агафонова, армянин по национальности, целую ночь постил в интернете «страшную новость, что кровожадный кавказский спортсмен убил русского студента Агафонова».

Итак, кому это надо или так ли все случайно?

Есть несколько версий происходящего. Версия первая – развал России в результате межнационального противостояния. Это самая банальная, но и самая популярная версия, хотя я не думаю, что все всё понимают, кроме экспертов Кремля, которые курируют вопросы внутренней политики и межнациональных взаимоотношений и которые не знают, что бывает когда лодка раскачивается.

Вторая версия – желание Кремля отвлечь и вымотать «несогласных». В пользу этой версии говорит превалирование национального мышления над государственным. Расчет делается на то, что на призыв «русских бьют» откликнутся гораздо больше, нежели на призыв «государство грабят». Поэтому при полном контроле верхушки ультраправых националистических сообществ, лозунг «русских бьют» привлекает, а главное – отвлекает большое количество активных граждан от «болотных» идей. Именно поэтому мы видим, как в последнее время «болотники» борются с властью (например, с Жириновским как известным рупором Кремля, получившим добро от Кремля на идею национального превосходства) за души националистов.

Версия третья – Кремль пытается получить «карт – бланш» от общества на проведение широкомасштабных военных операций в Дагестане. Введенный на территорию Дагестана огромный воинский контингент, пропаганда республики как «источника зла в России» и прочее, говорит в пользу этой версии. Почти на всех блокпостах в горном Дагестане служат прикомандированные полицейские и военные. Уже сегодня никому не будет жаль людей в Дагестане, если начнутся потери среди мирного населения.

Четвертая версия – беспрецедентная зачистка закостеневшей клановой системы в Дагестане и на Кавказе в целом.   Вот тут-то и понадобится серьезное силовое присутствие. Думаю, это то, о чем просят дагестанские олигархи, когда обещают начать вкладывать инвестиции в Дагестан. В случае, если на Кавказе начнутся «посадки», это сыграет на повышение рейтинга Путина среди населения на Кавказе. Легче и дешевле построить новое, чем отремонтировать старое. Но новое невозможно построить, если территория уже занята кланами и «царьками».

Что нужно для зачистки чиновничьего аппарата, кроме политической воли? Неужели Москва до сих пор верит в старую байку про «гаранта конституции» и дестабилизацию в регионе?

Чтобы навести порядок в Дагестане, достаточно нескольких шагов.

1). Отозвать лицензии у всех ЧОПов, всех «царьков».   А значит, поставить их вне закона.

2). В ультимативном порядке поставить условие об уходе в отставку главных мафиозных семей в Дагестане. В противном случае – поднять реальные уголовные дела, от которых ломятся полки в архивах МВД и ФСБ.

3). Отправить в отставку весь кабинет министров вместе с замами. На освободившиеся места набрать только тех, кто имеет дипломы не дагестанских и не кавказских ВУЗов и не состоит в родстве с «известными» семьями.

4) Разрешить реальный религиозный диалог и срочно остановить «эскадроны смерти».

5) Начать спасать систему школьного и ВУЗовского образования. Восстановить систему профтехучилищ. Отделить бизнес и высшее образование. Закрыть заочные отделения и все негосударственные ВУЗы.

6) Изменить систему налогообложения для инвесторов, вкладывающих в реальный сектор экономики.

7) Ввести третейские шариатские суды.

8) Пригласить ведущих мировых исламских ученых для диалога не с властью, а с «подпольем», одновременно усилить работу по амнистии и реабилитации.

9) Создать фонд награбленного чиновниками Дагестана. В месячный срок проворовавшиеся чиновники должны будут внести треть от сворованного (достаточно треть, будем реалистами). При отсутствии наличных фонд может принимать недвижимостью. Если вы будете в Дагестане, то в Махачкале спросите такой район как «Нефтегородок» и «Сантабарбара». Посетив эти районы с роскошными домами, вы поймете, «где деньги, Зин?», и что дома в Голливуде – это просто «слезы»! Представляете, сколько садиков, школ и больниц можно открыть!

P.S. Хочется верить, что первые лица государства решили зачистить Дагестан от убийц и казнокрадов. И осознали, что делать это надо вместе с их семьями (классически мафиозными), которые впились в тело бюджета Дагестана и при накопленном огромном капитале пойдут на всё, чтобы не дать возглавить Дагестан таким, как братья Магомедовы («Сумма-Капитал») или Сулейман Керимов.

Комментарии 0