Общество

Робин гуды, бандиты и крутые полицейские

Робин гуды, бандиты и непогрешимые полицейские

Начальник ОВД "Кизилюртовский" Асхабали Заирбеков

 

В Кизилюртовском районе Дагестана все чаще происходят трагические события. Участились как досудебные расправы над “предполагаемыми боевиками”, так и нападения на полицейских. Здесь же недавно объявились и некие “народные борцы с преступностью” – так называемые “робин гуды”, которых местные жители считают замаскированными сотрудниками полиции. Чтобы прояснить ситуацию корреспондент WordYou.Ru поговорил с начальником ОВД “Кизилюртовский”, подполковником Асхабали Заирбековым.

     

- Кизилюртовский район в последнее время у всех на слуху. Скажите, с чем связан разгул преступности в этом районе?

- Как и во всей республике, у нас сложная обстановка. Участники бандподполья заметно активизировались. Вот, к примеру, последний случай. В Чонтауле вооруженные люди приехали к дому сотрудника нашего отдела, но, к счастью, его самого не оказалось дома. Надо сказать, до этого на него уже нападали, был ранен его брат. Ему даже пришлось перевезти семью по другому адресу.

Когда мы выехали на место проишествия, нам устроили засаду и обстреляли из гранатомета, а во время осмотра дома неподалеку взорвалась бомба. К счастью, никто не погиб, сотрудники лишь получили легкие ранения. Такие случаи стали для нас обыденностью. Мы уже знаем, что это совершила кизилюртовская группа боевиков. У них на счету разбои, убийства. Это люди, с которыми надо разговаривать только на языке автомата. Если они не сдадутся, то в скором времени будут ликвидированы.

- Но ведь и действия полиции нередко переходят все рамки законности. В том же селе Чонтаул неизвестные люди в масках вывели на улицу семью, облили керосином и пытались сжечь заживо. Пострадавшие утверждают, что это были ваши сотрудники.

- Да, мне известно о том случае. Эти слухи не имеют под собой никакой почвы. Одна из пострадавших – сестра нашего сотрудника. Разве мы пойдем поджигать сестру коллеги? Как раз наоборот, ей угрожали, говорили, что убьют, если ее брат будет продолжать работать в полиции.

- А кто, по-вашему,  совершил это нападение?

- Нам известны 8 членов группировки, но наверняка есть и другие пособники. Это настоящие разбойники. Ее лидер – Далгатов Гаджимурад – ранее был судим за разбой. И это прямо отражается на всей деятельности этой бандгруппы.

Раньше, к примеру, когда Кизилюртовскую группу возглавлял Магомеднабиев, чаще всего расстреливали сотрудников. Потом лидерами стали братья Омаровы – Алибек и Гамзат. Они были взрывниками. В марте 2010 года  подорвали и наш отдел. Другой главарь, Темирбеков, также в свое время осужденный за разбой, грабил и богатых, и бедных. Темирбеков ходил без маски, так что его легко опознавали.

Шакал, надевший шкуру тигра, остается в душе тем же шакалом. Когда Темирбеков был заблокирован в квартире в Махачкале, незадолго до его убийства, мы определили их номера. Я позвонил ему, но он не поднял трубку. Тогда я позвонил другому боевику, который с ним находился. Услышав мое имя, он выбросил телефон, как будто ему обожгли руку. Даже перед смертью он не смог совершить мужской поступок.

Чтобы меняться, надо развиваться, общаться с людьми, ума набираться. А бегая по лесам и скрываясь по пещерам, разумней не станешь. Все эти люди – осужденные ранее, то есть, преступники. Какой же у них ислам? Жену одного из членов  банды я вызывал, чтобы показала, где находится ее муж. Но она не верила в его вину. Тогда на нем еще не было крови, и если бы он сдался, могли помиловать. Теперь мы знаем, что он замешан в убийствах. Но если он придет с повинной, вину установит суд.

-Силовиков часто обвиняют в том, что они давят на родственников тех, кто ушел в подполье. Людей похищают, пытают, чтобы заставить взять на себя теракты или убийства. А в итоге те, кому удается вырваться,  сами берутся за оружие.

- Понятное дело, что параллельно с вооруженными атаками, идет информационная война. Перед ними стоит задача – очернить сотрудников правоохранительных органов любыми правдами и неправдами. Есть даже конкретные люди, ответственные за данное направление.

Понимаете, когда из какого-то дома человек уходит в лес, мы должны провести у него обыск, нас обязывает закон. Но во время обыска в доме должны быть гражданские понятые.

О каких пытках вы говорите? Мы работаем в рамках правового поля – не имеем права  нарушать закон. Ведь если мы себе это позволим, тогда чем мы будем отличаться от них? Что касается давления на родственников, мы их не трогаем. Я могу отвести вас к родственникам и семьям этих ребят, ушедших в лес. Уверен, никто не скажет, что их преследуют.

- В семье Насибовых из села Кироваул в одной семье были убиты пять человек. Два брата были убиты во дворе дома безо всякого предупреждения. Отца же  остановили по дороге в Махачкалу и расстреляли на месте. Такая же участь постигла двух других членов семьи Насибовых. Один сценарий – неизвестные в масках расстреливают людей без предупреждения и попытки задержать. Кто эти люди и почему они убивают?

- А Насибовы вам не рассказали, что их сыновья и родственники были боевиками? Они были уничтожены в ходе спецоперации при оказании вооруженного сопротивления. Это люди, которые взяли в руки оружие, и пошли воевать против государства. Зять последнего Насибова, убитого по дороге в Махачкалу, был тот самый лидер кизилюртовских бандитов Темирбек Темирбеков. Они ведь вам этого не рассказали? По нашей информации, этот человек держал при себе деньги боевиков – общак, а Темирбеков получал у него кров, брал пищу. Так что, он был пособником.

- Почему тогда его убили, а не привлекли к ответственности как пособника?

- А кто знает, что его силовики убили? Может, они ему еще и удостоверение показали, имена назвали? Это бандитские разборки, и Насибов был убит своими же бандитами, в этом я уверен. Не нужно оговаривать силовые структуры.

- Соседи Насибовых утверждают, что стреляли хорошо оснащенные, одетые в военную форму люди в масках и на армейских УАЗиках.

- Что значит «хорошо оснащенные»? Вы посмотрите на этих людей. Чем они отличаются от военных или силовиков? У них есть военная форма, маски, берцы, автоматы Калашникова, оружие, вплоть до гранатометов и пулеметов! Других сил в этом случае быть не может. Есть только бандиты. И они убивают друг друга, когда дело касается раздела сфер влияния или денег, они же огромные деньги получают от бизнесменов. Они так и называют в своих видеообращениях имена тех, кто их «спонсирует», демонстрируют деньги на видео.

- Хорошо, а кто такие «робин гуды», о которых все говорят в последнее время? Они через видео обращались к тому самому Темирбеку, к которому, кстати, и вы записывали видеообращение.

- Не знаю, но догадываюсь. Нам до сих пор достоверно неизвестно, кто эти люди и чем они занимаются. Я видел то обращение, но кроме этого ничего  о них не знаю.

- Говорят, что это ваши сотрудники…

- Говорить можно все, что угодно. И находить к этому доводы тоже. Сколько людей, столько и мнений. Мы же основываемся на фактах и оперативной информации. Конечно, есть вещи, которые нам нельзя разглашать до определенного времени в целях безопасности наших граждан. Наверное, от недостаточной информированности люди начинают сами выдумывать. И, как говорится, чем наглее ложь, тем легче в нее поверить.

Я не могу комментировать, кто такие «робин гуды». Но полицейские к ним никакого отношения не имеют.

-  Вы записывали «видеообращения к боевикам». С какой целью?

- Я надеюсь, что хоть один меня услышит, задумается и поймет свои ошибки. Надеюсь, что кто-нибудь вернется к мирной жизни и сложит оружие.

- Но в них не слышалось такого призыва. Скорее, стремление унизить и оскорбить лидера боевиков.

- Я знаю, что делаю. Меня задевало, что он заходил домой к нашим работникам, что он против нас совершал преступления.

У него [Темирбекова] были видеообращения к людям с призывом не отправлять детей в садик, отказаться от всего светского, не работать в госучреждениях, иначе, мол, мы будем убивать. Я хотел донести до людей, что это не тот человек, за которым можно следовать и которого можно слушать или опасаться. Хотел показать, куда этот человек ведет. У тех, кто ушел в лес, еще есть шанс раскаяться и сложить оружие. Другого пути нет. Иначе они обречены.

- А как бы вы поступили, если бы ваш сын или брат ушел  к боевикам?

- Я бы с ним поступил только по закону. А если применить закон мне будут мешать родственные чувства, я напишу рапорт об увольнении и уйду с работы.

Автор: Рамазан Раджабов

Комментарии 2