Среда обитания

Рюкзак мусульманина – как находка для ФСБ

Рюкзак мусульманина – как находка для ФСБ

Активист благотворительной миссии "Дети Сомали" Фанзиль Ахметшин

На последнем судебном заседании по уголовному делу против башкирского лидера и организатора благотворительной акции «Дети Сомали» Фанзиля Ахметшина, активист призвал судью признать недопустимыми некоторые документы обвинения, привлеченные к делу с грубейшими нарушениями уголовно-процессуального кодекса. WordYou.Ru публикует подробные заметки с этого процесса заместителя председателя исполкома Всемирного курултая башкир, публициста Валиахмета Бадретдинова об этих нарушениях на Суд общественности.

     
 

Уголовное дело по делу Ахметшина, (обвиняемого в «контрабанде наркотиков» во время благотворительной миссии в Сомали и «экстремизме»), сегодня становится ярким и обличительным примером незаконной, антиконституционной и, объективно говоря, преступной деятельности вполне определенных должностных лиц и сотрудников спецслужб, фактически поддерживаемой прокуратурой. Складывается впечатление, что прокуроры не просто знают о сути и мотивах должностного преступления уполномоченных государством лиц против личности, но и пытаются выгораживать и всячески поддерживать их, безосновательно ссылаясь на нарушаемые ими же УПК РФ.   А ведь прокуратура создана именно для того, чтобы не допускать беззакония, правового беспредела, кто бы его ни совершал. Последняя надежда – это справедливость суда. Оправдается ли она?

Но еще есть суд совести, суд общественности, и очень не хотелось бы, что предстоящий приговор Фанзилю Ахметшину стал для миллионов наших сограждан символом  башкирского неправосудия.

Что исследовали?

В затеянном против Ахметшина процессе с самого начала начали происходить удивительные, какие-то мистические происшествия. Такое впечатление, что господ обвинителей бес попутал! Впрочем, начнем по порядку.

Как поведал в своем ходатайстве суду Фанзиль Ахметшин, в деле имеется справка эксперта Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по РБ  Сайдуллина Р.А. от 29 ноября 2011 года. И вот именно этим лицом, согласно составленной им справки, единолично, без присутствия понятых, а значит, без соблюдения предусмотренных УПК РФ процессуальных норм был вскрыт «Пакет №2», где содержался тот самый злополучный камень коричневого цвета неправильной формы и проведены (процессуально никак не оформленные) исследования.

И в этой справке содержится запись буквально сногсшибательного (для стороны обвинения) характера: оказывается, это вещество было изъято у Ахметшина Д.М. Но ведь обвиняемого зовут Фанзиль Талгатович! Так кого вы судите, господа обвинители, или ваши глаза уже давненько чем-то заплыли?

Наверняка так, потому что на следующем заседании находчивый (но, отнюдь, не веселый) прокурор Насыров, пытаясь оправдаться, говорил, что, мол, это из-за специфики почерка эксперт не разобрался,  букву «Т» принял за «М». В общем, «что увидел, то и поставил»… Но как это нужно умудриться написать заглавную букву «Ф», и какое нужно иметь зрение, чтобы в нем увидеть «Д», графически совершенно иного начертания?

По мне же, господин эксперт Сайдуллин ошибся именно  из-за специфики почерка, которая присуща самой деятельности УФСБ по РБ по поиску и обезвреживанию «всяких там суфистов и прочих поклонников Ахлю сунна валь джамаа, каковым является Фанзиль Ахметшин». Не стоит забывать, что сам начальник УФСБ по РБ господин Палагин пытался  публично обвинить в вышеперечисленных «грехах» Ахметшина, абсолютно не разбираясь в направлениях и мазхабах Ислама.

Уже сам факт единолично проведенной Сайдуллиным экспертизы в ноябре 2011 года, проведенной с грубейшими нарушениями норм УПК РФ, не исключает того, что им исследовано не изъятое из дорожной сумки Ахметшина вещество, а другое. И это вполне обоснованная претензия защиты, так как изъятое в аэропорту Уфы вещество было упаковано в «Пакет №2» с подписями 6 человек, а на вскрытом Сайдуллиным конверте содержалось только 4 подписи. Куда подевались остальные, ведь на других конвертах действительно имеются по 6 подписей присутствовавших при этой процедуре людей? И Ахметшин прав в своих подозрениях – что могли из рюкзака изъять одно вещество, а на исследование подать другое. На судебном допросе и сам Сайдуллин, отвечая на вопрос судьи Насыровой: «Это ли вещество вы исследовали?», буквально сказал: «Я не помню, это ли вещество я исследовал».

Провидцы из ФСБ

Это уголовное дело позволяет обнаружить еще одну удивительную метаморфозу, систематически случающуюся с нашими башкирскими спецслужбами. В уголовном деле имеется вполне официальный документ – Постановление о создании следственной группы по делу Ф.Ахметшина от 30 ноября 2011 года (лист №3, т.1). Далее, в листе №4 утверждается, что данным постановлением обвиняемый Ф.Ахметшин и приставленный было к нему адвокат Халиков  ознакомлены… 29 ноября 2011 года. Как тут не воскликнуть: здесь чудеса, здесь леший бродит! Ведь Ахметшин отказал тому адвокату именно 29 ноября 2011 года, и 30 ноября он не мог расписаться в ознакомлении с данным постановлением! А может быть, у сотрудников УФСБ по РБ действует другой, обратный отсчет времени, ведь они, к тому же, считают себя настоящими провидцами и предсказателями того, что должно случиться за тысячи км от Уфы? Может, они уже создали машину времени, и в течение мгновений перемещаются то в прошлое, то  в будущее? Ведь именно они заявляли, что заранее знали, что Ахметшин под видом благотворительной акции поехал на встречу с мифическими террористами, (окопавшимися в лагере беженцев Даадаб в виде голодающих взрослых и детей Сомали), и, находясь под усиленной опекой сотрудников УФСБ, в Турции приобрел наркотическое вещество, чтобы быть задержанным и арестованным в аэропорту Уфы….

Да, скажу я, давно пора повысить генерала Палагина по службе за успешную модернизацию УФСБ по Башкирии, ведь такое другим генералам и присниться не может.

Самые быстрые следователи

Но чудеса наших кудесников на этом не кончились. Оказывается, 8 декабря 2011 года следователь УФСБ по РБ Ахуньянов проводил весьма странные следственные действия по этому уголовному делу. В деле имеется Акт добровольной выдачи диска с книгой «Единобожие» неким гражданином Узбекистана Абзелимовым. В 11.00 часов Абзелимов обратился в кабинет № 114 УФСБ по РБ. Как полагается,  с ним побеседовали, после этого он писал объяснительную. Далее производилась выдача принесенного им диска, и только после всех этих процедур был составлен тот самый Акт добровольной выдачи. В нем написано, что начало допроса 11ч.39 минут, окончание 11ч. 48 минут. Видите ли, как быстро и эффективно работают наши доблестные сотрудники – всего за 9 минут справились. А мне-то кажется, даже для предварительного просмотра содержимого диска побольше времени понадобится. Отмечу, допрашивал Абзелимова следователь Ахуньянов.

А все ж, чего тут особо странного? Дело в том, что тот же Ахуньянов 8 декабря 2011 года выезжал в деревню Ишмуратово Нуримановского района, где допрашивал мать Ахметшина. Допрос продолжался с 10ч. 15 минут до 10 ч. 40 минут (а буквально через 20 минут порог здания УФСБ по РБ переступит Абзелимов, который предстанет перед тем же Ахуньяновым). На этом месте я предлагаю читателю решить несложную логико-математическую задачу. Расстояние от деревни Ишмуратово до Уфы – 120 км. На дворе декабрь, на дорогах гололед, надо ехать по трассе М 5, где двухполосное движение и много большегрузных грузовых машин. Мог ли Ахуньянов в промежутке времени между 10 ч. 40 минут и 11 ч. 39 минут доехать из Ишмуратово до Уфы? Здесь мы берем чистое время, указанное в актах, но ведь по логике надо учитывать, так сказать, расход времени, необходимого для того, чтобы дойти до машины, прогрева машины, преодоления всевозможных пробок на трассе и на улицах Уфы, парковки машины после приезда в Уфу и т.п. Остается за вычетом всего этого минут 30 при самом лучшем раскладе, а времени нужно минимум в 3 раза больше. По всему получается, Ахуньянов никак не мог проводить следственные действия там и тут одновременно, как это указано в актах, если они налагаются во времени.

Весьма забавна реплика прокурора Насырова на эту неувязку: нам неизвестно, на те ли часы смотрел Ахуньянов, или же он не разобрался с московским временем (запутался, ведь у него столько следственных действий были запланированы почти в одно и то же время).

У нас в Уфе все организации, независимо от того, местные ли, или федеральные, работали и продолжают работать по местному времени. Это, похоже, какое-то мистическое существо поселилось в здании УФСБ по улице Крупской в Уфе, и путает карты тамошним сотрудникам. Ей-богу, не пора ли туда батюшку пригласить, чтобы прогнать нечистый дух?

Узбекский Джеймс Бонд

А свидетель обвинения Абзелимов оказался тоже весьма загадочной личностью. По справке ФМС по Республике Башкортостан, такой гражданин в Башкирии никогда не регистрировался, на учет не вставал, не заезжал и не выезжал, и никаких данных о нем не имеется. А те адреса, которые он называл и что указаны в уголовном деле, оказались фиктивными. По одному адресу находится магазин, по другому он тоже не был зарегистрирован и не проживал. Такое впечатление, что этот узбекский Джеймс Бонд является сверхсекретным агентом спецслужб, и его никак нельзя засвечивать, раз он не был доставлен на допрос в суд. А может, это вообще мифическое существо, ведь все это уголовное дело полно самой настоящей мистики?

Как выяснилось в суде, следующий свидетель обвинения – некий засекреченный гражданин, русский мусульманин Сафронов также добровольно явился пред светлые очи следователя УФСБ Чеснокова, так же внезапно прозрев после прочтения на каком-то сайте в интернете про задержание Фанзиля Ахметшина, как и другой мусульманин Сергеев и уже известные мигранты Абзелимов и Каландаров. Если ФСБ-шные легенды узбеков еще хоть как то можно пытаться притянуть к делу (даже при очень даже понятном последующем их исчезновении из пределов Башкирии), то очень глупо и абсурдно придуманы братья-мусульмане русского происхождения.

«Анашист» или спортсмен?

Вот господин Сафронов. По легенде, имеет высшее образование, якобы учился в Уфе в Башгосуниверситете в конце 90-х годов, а с Фанзилем познакомился в общежитии где-то в конце 1999 –  начале 2000 года. Но вот незадача-то – при фабрикации его легенды молодцы из УФСБ совсем не учли, что тогда Фанзиль в общежитии не проживал! Так вот, свидетель-кукла Сафронов утверждает, что в это время Фанзиль в общежитии распивал спиртное, курил не только табак, но и анашу!

Но ведь всем однокурсникам, преподавателям – маститым доцентам и профессорам, в том числе деканату исторического факультета известен совершенно другой Фанзиль – студент-спортсмен, в составе сборной БГУ по легкой атлетике занимавший призовые места на Республиканских соревнованиях по бегу на дальние дистанции в 10 и 5 км, активный участник лыжных соревнований. А как один из руководителей Союза башкирской молодежи, Ахметшин уже в те времена организовывал среди студенческой молодежи акции «Юность прекрасна и без водки!», «Мы против пьянства!», а в ежегодные «Дни башкирской молодежи» на месте въезда к месту праздника существовал строжайший контроль: обнаружат у кого водку, тут же выливали на землю.

Как говорится, два мира – два мировоззрения: на одном полюсе – провокации и подлость, на другом – стремление к телесной и духовной чистоте.

И вот еще что. Вот этот лжесвидетель Сафронов утверждает, что видел Фанзиля последний  раз в сентябре 2009 года. Он не может сообщить ничего существенного и относящегося к обвинениям, датирующимся 25 июня 2011 года и 29 ноября 2011 года, так как к этим событиям не имеет абсолютно никакого отношения. Тем не менее, его показания взяты как доказательство виновности Ахметшина…

На самом деле все просто, как куриное яйцо: УФСБ тужится показать всем  «путь и истоки воображаемого падения» Ахметшина –  «истинную жизнь и помыслы» так вовремя обезвреженного ими злодея, мечтавшего взорвать что-нибудь или кого-нибудь в родной республике. А мне от всего этого становится мерзко, гадко и отвратительно – как же низко может пасть служивый человек во имя ложных  идей, плана раскрытия или же личной карьерной корысти.

История повторяется?

Я знаю Фанзиля лично достаточно много лет, вместе работали, и мне хорошо известны его нормальные, истинно человеческие и мусульманские черты и, главное – его безупречное поведение и поступки.

А что прокурору Насырову до этого – он этот бред свидетеля-легенды считает доказанным, соответствующим действительности фактом, а Фанзиля – заслуживающим наказания преступником, хотя и сам время от времени становится почти багровым от всего этого несусветного абсурда.

Меня несколько удивили слова, произнесенные судьей в адрес подсудимого Ахметшина и прокурора Насырова в момент обмена ими репликами: «Прекратите, здесь вам не передача Малахова».

Да, возможно, с точки зрения юридической, процессуальной, для  судебного процесса типично гражданские проявления чужды.  А что судье Насыровой до переживаний Ахметшина, его старой матери, его троих детей, сотен тысяч его земляков, которые никогда не поверят в правоту следствия – она всем ходатайствам защиты отказывает, говоря о состязательности и равноправии сторон или ссылаясь на преждевременность доказательств абсурдности предъявляемых обвинений. Очень похоже, что здесь за истину принимается то утверждение, за которым стоит аморальная сила, а слово чести, совести и гражданского достоинства ничего и не значат. Истинно говорю, мне очень хотелось бы, что я в данный момент ошибаюсь.

А ведь еще есть истина историческая. Похоже, что некоторые нынешние защитники государственных интересов в школе  плоховато учили отечественную историю – те, кто раскручивал маховик репрессий, в урочный час сами попадали в жернова правосудия. Самое жуткое в этом процессе –  не то, что Ахметшин может быть безвинно осужден. Я абсолютно уверен, что и те, кто сфабриковал это дело, и те, кто от имени государства поддерживают обвинение, и тот, кому волею судьбы придется вынести приговор, знают о фактической невиновности Ахметшина. Ведь это уже было – но это было в другую, страшную тоталитарную годину! Вот именно в этом и состоит вся жуть судебного процесса по так называемому делу Фанзиля Ахметшина.

Автор: Валиахмет Бадретдинов

Комментарии 0