Общество

«Нет такого явления – исламский терроризм» - Шамиль Аляутдинов

В воскресенье около полуночи в селе Карамахи Буйнакского района Дагестана был убит имам местной мечети Магомед Махдиев. За последний месяц это уже вторая расправа над дагестанским священнослужителем – 14 июня был расстрелян имам села Михеевка Кизлярского района республики Ашурулав Курбанов. Однако имам Московской мемориальной мечети Шамиль АЛЯУТДИНОВ в интервью «НИ» отрицает само понятие «исламский терроризм».

- Вы утверждаете, что в Москве мусульманам нужно сто мечетей. Как быть с протестами жителей, которые уже происходили?


- Протесты жителей раскручены с помощью СМИ, потому что для российского общества характерна пассивность. В районе Текстильщики землю под строительство согласовывали шесть лет, уже был проект. А потом кто-то из чиновников «слил» эту информацию, и несколько националистически настроенных активистов пошли по квартирам втолковывать людям, что будут пробки, что к женщинам начнут приставать. Они в каждую квартиру ходили и обрисовывали, какой это будет ужас. Журналисты, распространявшие последние 15 лет негативное мнение об исламе, подхватили инициативу нескольких «крикунов» и подали как недовольство москвичей.

- Если бы не было активистов и журналистов, не было бы и протестов?

- Журналисты подготовили почву. Расскажу такую историю. Здание Мемориальной мечети было построено к 850-летию Москвы и построено ужасно. Крыша протекала, в подвале стояла вода. Нам ни власти не помогали, ни концов мы не нашли, кто мечеть строил. Мы пять лет ремонтировали здание, и оно преобразилось. А потом перед выборами Медведева к нам заехал префект Западного округа Москвы Алпатов. Ему нужно было приехать из-за выборов, но эмоционально он был напряжен. Когда мы пообщались, когда он увидел мечеть изнутри, то высказал сожаление, что все эти годы, проезжая мимо, не решался сюда зайти из-за публикаций в СМИ, потому что мечеть – это якобы нечто страшное, каким-то образом связанное с терроризмом. Так думают многие чиновники. Еще пример. У нас границы земельного участка изначально оформили неправильно, и мы стали переоформлять. Уже несколько лет ходим. Чиновники сами ошибку допустили, а теперь боятся подписать, затягивают процесс. В чем причины? Да в том, что из СМИ лезло много грязи: «исламский» терроризм, экстремизм. У целого поколения созданы ненавистнические в адрес ислама и мусульман стереотипы.

- Толпы молящихся и зарезанные бараны – это тоже стереотипы?

- Толпы людей посещали Соборную мечеть на праздники Курбан-байрам и Ураза-байрам еще в советское время. Дороги тоже перекрывали и ограждения ставили. Только тогда журналисты это мероприятие не освещали. Тем более, в таком ненавидящем тоне, как в последние два-три года. Где-то барана какой-то идиот зарезал, и баран прошел по всем СМИ.

- Почему вы эти стереотипы не опровергаете?

- Опровергаем. Экскурсии в мечети проводим, иногда бывает по пять экскурсий в день. Я выступаю, даю много интервью. Например, телевизионщики говорят, что в эфир пойдет 30 секунд. Хорошо, уложусь в 30 секунд. Но и это не идет, ставят только непонятные обрывки моих слов. Если я цитирую аят (строку из Корана), его никогда не дают, хотя цитата четко опровергает то, что СМИ преподносят как неотъемлемую часть мусульманской религии. Я и за многотомный перевод Корана потому взялся, что обычно цитируют подстрочный перевод, вырванный из контекста, такие фразы, как, «убей неверного».

- У журналистов есть установка мочить ислам?

- Не установка. Это американский заказ, потому что России это как раз невыгодно. У нас больше 30 коренных народов исповедуют ислам. Американцы, англичане хотели оторвать Кавказ от России, вот и запустили информационные вирусы, чтобы настроить местных жителей против России. На мусульман полилась ложь и грязь. Больше всех досталось чеченцам. Я был в ужасе, как можно все это показывать сотни раз: отрубание голов со словами «Аллах Акбар!» (Бог превыше всего).

- Этого на самом деле не было?

- Если бы такое и происходило, оно бы не записывалось и не транслировалось столь активно. Это все проамериканская игра.

- Отрубали головы американцы?

- Нет, это делали россияне. Не чеченцы, а россияне. Следует бороться с проблемой, а не оскорблять отдельно взятый народ или религию из-за действий преступников. Это как наказывать человека, если у него из-за инфекции появилась сыпь или выскочил прыщ. Некоторые журналисты рассуждают так, как будто Кавказ – отдельное государство. Для чего тогда столько людей погибло за то, чтобы Кавказ оставался в составе России? Или возьмем тему чадры, которая к исламу не имеет отношения.

- Разве ее не мусульманки носят?

- Ислам – это полтора миллиарда человек в самых разных уголках земли. Я когда учился в школе, взял в школьной библиотеке книжку «Ислам». 500 или 600 страниц. Так вот, там полкниги было о чадре и полкниги о том, у какого султана сколько было жен. Российское информационное пространство до сих пор эти темы тащит. А ведь есть страны, в которых чадру надевают и женщины, и мужчины просто потому, что иначе ходить невозможно: очень много пыли, песка. Или возьмем Иран – это, как выразился один знакомый дипломат, «мусульманская Европа».

- Но там в автобусах мужчины и женщины ездят раздельно, одни спереди, другие – сзади.

- Такова иранская культура. Иран почему-то ассоциируется именно с чадрой. Ничего современного там нет?

- Когда я там был, чадру не видел, признаю. Но ничего современного тоже не видел. Старые тридцатилетние машины и кругом патриотические плакаты, как в СССР.

- Старые машины – из-за американского эмбарго. Государства, богатые углеводородными запасами, или прислужничают Америке с Англией, или объявляются террористами. Такой путь Америка с Англией избрали после шокировавшего их 1973 года, когда им перестали продавать нефть по низким ценам. Посмотрите, что творят с Ливией, где, по словам живущих и работающих там, уровень образования и достатка был очень даже высок. А теперь ее нагло откидывают на несколько десятилетий назад. Это нормально, по-вашему? Представьте, что американские или европейские военные придут в Москву, разделят ее пополам, скажут, что вот эти – преступники, и начнут их бомбить… Ислам в этих геополитических играх ни при чем!

- В Ливии дело не в исламе, а в конкретном человеке, которого считают не совсем адекватным.

- Почему в каком-нибудь христианском государстве то же самое не сделают? Потому что там нет нефти.

- Сербию бомбили, хотя там нет нефти, и это христианское государство. Причем бомбили за то, что Милошевич притеснял мусульман-албанцев.

- Милошевич вырезал людей десятками тысяч!

- Когда НАТО вмешалось, стали вырезать сербов.

- Не знаю и не верю.

- Давайте поговорим о мусульманках. В вашей книге «Женщины и Ислам» девушка спрашивает, можно ли ей загорать. Ваш ответ – можно, но только чтобы никто не видел.

- Да, правильно. Пусть идет не на пляж, а туда, где никого нет либо присутствуют только женщины. Таких мест много. В исламе принято, чтобы мужчины купались в длинных плавках, а женщины – в костюмах, ткань которых закрывает все тело, кроме лица, кистей рук и ступней. Удобные костюмы, плавать можно великолепно. Отжившие это ограничения или нет, но романы на отдыхе, которые приводят к изменам и внебрачным детям, начинаются именно на пляже, где все оголенные.

- Романы начинаются не там, где оголенные, а где нечего делать.

- Это культура, в которой оголяются, чтобы привлечь внимание, и все заканчивается романами. В мусульманской культуре это недопустимо.

- Одно дело – курорты, куда едут ради внебрачного секса. И другое – обычный пляж, куда ходят загорать в выходной. Там никакого романа не возникнет. Но женщине туда нельзя, она должна искать еще какое-то место.

- Загорать можно и дома, когда попадает солнце. Но не оголяться перед другими. Таковы каноны. В исламе запрещено спиртное, свинина. Запрещено и все. Но я не чувствую никаких ограничений из-за того, что я мусульманин. Я не пью, не курю, не прелюбодействую.

- Представление об исламе как о религии, которая очень сильно ограничивает женщин, ошибочное?

- Для меня такое представление – недостаток осведомленности. Что касается женской одежды, то в Турции одеваются очень красиво. В некоторых арабских странах к одежде женщины относятся проще, но это из-за их высокого статуса. Там, чтобы жениться, нужно сделать очень дорогой подарок. Обычно это недвижимость, которая записывается на жену. И поэтому женщины там часто расслаблены и даже расхлябаны.

- Почему исламский мир проигрывает экономическую и политическую конкуренцию западному?

- С чего вы взяли? Вы были в Дубае, Малайзии?

- Дубай – это доходы от нефти и финансовая пирамида на рынке недвижимости. А где нет нефти, там нет ничего.

- Есть. Об этом не говорится, но в мусульманском мире развиты и наука, и культура. Вспомните, что было с Османской империей, как ее разрывали на части Англия, Франция.

- Но мусульманские страны перестали быть колониями больше полувека назад. Почему никто не создал конкурентоспособную экономику?

- Например, Малайзия создала. Они мирно разошлись с англичанами в 60-х годах прошлого столетия. Потом получили кредиты от Америки и построили на них инфраструктуру, города, промышленность. Кредиты вернули, в зависимость не впали. Раньше малайцы были прислугой у англичан, а освободившись они сами наняли немцев, японцев и китайцев. Другой пример – Афганистан. При шахе там очень хорошо жили. А за последние десятилетия их лишили всего. Потому что под землей у них очень серьезные залежи углеводородов.

- В Афганистане углеводородные залежи? Они же бензин покупают за границей.

- Насколько я знаю, у них под землей очень много богатств.

- Экономическая отсталость исламских стран – это тоже стереотип?

- В мире живут полтора миллиарда мусульман. Просто так взять и обобщить нельзя. Если в Москве есть несколько алкоголиков и несколько казнокрадов, мы теперь должны говорить, что все москвичи – алкоголики и казнокрады?

- Но на Западе есть успешные страны по уровню жизни, по развитию экономики, а в исламском мире – нет, кроме Малайзии, которая по сути, периферия того же Запада.

- Миром до сих пор управляют Англия и Америка. Англия территории потеряла, но своих людей везде оставила. Юриспруденция в Малайзии в значительной степени – английская. Но зачем исламским странам изобретать свой, исламский велосипед, когда можно сесть на тот, который есть? Зачем изобретать свою мусульманскую машину, когда есть немецкая?

- Так вопрос в том, что мусульманских машин нет. А есть европейские, американские, японские, корейские, китайские.

- Я не знаю, почему они не делают машины. Но если вы посмотрите на исламский мир изнутри, вы увидите и преобразования за последние десять-пятнадцать лет, и мусульман, представленных в науке и в разных отраслях экономики. А вместо этого всех замучила тема нефти и исламского терроризма!

- Исламский терроризм – тоже стереотип?

- Это не стереотип, а раскрученный бренд. Очень доходный. Америка на нем триллионы долларов заработала.

- Сами борются и сами зарабатывают?

- А вы почитайте мнения европейских спецслужб о том, кто организовал взрывы 11 сентября 2001 года. После этого началась активизация американских войск в нефтедобывающих регионах, например в Ираке, где так и не нашли «атомную бомбу», но создали почву для взращивания лишившихся будущего у себя дома и готовых на все молодых «радикалов». Деньги, которые Америка тратит на войны, уходят в чьи-то именно американские карманы. Привели Буша к власти, в основном, оружейники.

- Аэропорт «Домодедово» тоже американцы взорвали?

- Вы разве не знаете, что там уже многие годы дележ власти? Это частный аэропорт, и чиновники его пытаются забрать.

- Парня со взрывчаткой из Ингушетии чиновники привезли?

- Это две копейки стоит. Самый дешевый метод. Когда взрыв произошел, руководителя аэропорта сразу сняли. А психически больных в стране много. Например, в Чечне после войны Грозный был разрушен так, что город с одного конца до другого просматривался. Это хорошая почва для развития преступности и экстремизма. Была, а сейчас, уверен, все налаживается. Но найти умалишенного и накачать идеологией и психотропными веществами – элементарно.

- Почему же накачивают именно под лозунгами исламского терроризма?

- Потому что это сразу пройдет. Сразу проглотят.

- Так почему начали раскручивать исламский терроризм, а не христианский или буддистский?

- Потому что нужно было оторвать Кавказ, который в большей степени – мусульманский. А также сильным мира сего нужна нефть, большая часть которой – на территории мусульманских стран или регионов.

- То есть никаких террористических организаций со своей идеологией нет, а есть умалишенные?

- Организации есть. Их финансируют, они готовят террористов.

- Вы имеете в виду «Аль-Каиду»?

- Вопрос про «Аль-Каиду» – анекдот. Все, что говорят про «Аль-Каиду» и Бен Ладена – это смех и грех. Об «Аль-Каиде» стали говорить после башен-близнецов. А о талибах – когда они разрушили высеченные в скалах статуи Будды. Афганистан – исламское государство уже больше тысячи лет. И всегда там существовали храмы других религий. А тут вдруг нашли эти статуи и разрушили. Спектакль!

- Когда в исламских странах женщину за измену мужу забивают камнями, это тоже спектакль?

- Это, насколько я знаю, только Саудовская Аравия.

- Еще Сомали.

- Про порядки в Сомали я не знаю. Но сомалийское пиратство – это часть геополитики. Какие каналы движения кораблей перекрывать пиратами, какие – нет. В современном мире военными возможностями и политическими интригами можно решить любую проблему. Дудаева захотели убрать – запустили ракету, когда он по телефону номер набирал. Но для политических игр выгоднее регулируемое зло. Хотя порой оно выходит из-под контроля. Так называемый исламский терроризм к исламской культуре никакого отношения не имеет. С точки зрения ислама терроризм оценивается как разбой, и наказание за это – смертная казнь либо полная изоляция от общества. Я несколько раз цитировал этот аят журналистам, и его ни разу не пустили в эфир. Когда был взрыв в метро, и меня пригласили на передачу, один из гостей принялся кричать: «Вот вы, мусульмане, ничего не делаете». Я ответил: «Откуда вы знаете, что мы делаем?». Но большую часть того, что я там сказал, из эфира вырезали.

- А что вы делаете?

- При таком негативном отношении к исламу мы делаем очень много. Выступления, книги, интернет, проповеди. Но когда началась вторая война в Чечне, к проживающим в Москве чеченцам врывались домой, рвали паспорта с пропиской и говорили «Уезжайте!» Молодых ребят на улице избивали ни за что.

- В Грозном к русским по-другому относились?

- Я чеченцев знаю с 1991 года. Они к русским так не относились и не относятся. Но чтобы начать войну, нужно было вдолбить в головы, что в Чечне такое происходит.

- Почему же исламу с терроризмом так не повезло?

- А какой смысл организовывать христианский терроризм? Россию им, «христианским терроризмом», не разрушишь.

- Но исламский терроризм – это не только российское явление.

- Нет такого явления - исламский терроризм. А понятие навязано исламу, как и шахиды-смертники.

- Теракты когда прекратятся?

- Когда появятся политики, которые извинятся за войны, развязанные на Кавказе и в других регионах мира. Когда преступники будут отвечать за совершенные ими преступления, без акцента на их религиозной или национальной принадлежности. Миру нужны политики, которые не покупаются на сиюминутные личные выгоды, не строят свою карьеру на горе других, а смотрят, что выгодно обществу в целом.

- Мы доживем до этого времени?

- Я думаю, что мы, россияне, уже в этом времени. Пик пройден, и если СМИ не будут дальше раскачивать, а спонсоры – финансировать, то все закончится. И в России, и в мире. То, что по телевизору показывают, – это мелкие группировки, членов которых сами мусульмане готовы разорвать на части. Но не дают, потому что за терроризмом стоят сильные мира сего.

- В какой мере российские мусульмане чувствуют себя гражданами второго сорта?

- Я такого не чувствую. Это сугубо личный вопрос, тут обобщать нельзя. Сформировавшийся как самостоятельная личность человек себя никогда во второй сорт не запишет.

- А те, кто при попытке записать их во второй сорт, записывают себя в первый, а других – во второй?

- Это – мышление толпы. Повыкрикивать лозунги и разойтись по домам пиво пить.

- Распад России по религиозному признаку возможен?

- Нет.

- Но те регионы, которые пытались отделиться – сплошь исламские?

- Это выгодно Западу, Америке и Англии, а не этим регионам.

- А чтобы Дальний Восток отсоединился, Америке невыгодно?

- Там не на ком обыгрывать этот сценарий.

- В какой мере сепаратизм мусульманских регионов – это продолжение распада Российской империи, который идет уже столетие?

- Это политика, которая была до прихода к власти Путина. Люди, которые занимали важные посты, вывозили детей за границу, а потом сами туда ехали. Америка многим здесь, в России, заправляла. И в том числе и выдуманным «исламским терроризмом», которого не было в мусульманской культуре на протяжении 14 веков существования ислама. У мусульманских стран есть нефть, и когда Саудовская Аравия перекрыла Америке нефть в начале 70-х годов, там перестроили политику и перестраховались очень серьезно. С тех времен «исламский терроризм» и пошел. Чтобы самих же мусульман поставить на колени.

Комментарии 1