Общество

Дмитрий Дёмушкин: «В Чечне все супер!»

Как русские националисты столкнулись с кавказским гостеприимством

Русское националистическое движение в очередной раз оказалось на грани раскола. Поводом для новых разборок среди патриотов стала поездка Дмитрия Демушкина, Александра Белова и Владимира Максимова в Чечню. Всю прошедшую неделю три товарища колесили по республике в майках с надписью «Я русский». Кавказцев надпись никоим образом не смутила, русских никто не побил. В общем, москвичи считали, что едут к страшным горцам, а сами горцы были уверены, что увидят отмороженных русских фашистов. В итоге и те, и другие увидели в первую очередь обычных людей.

Теперь националисты говорят, что в восторге от Кадырова, а чеченцы уверяют, что здоровый русский национализм – это хорошо. Не радует произошедшее только некоторых соратников Демушкина и Белова, которые считают, что поездкой в Чечню они предали все националистическое движение. Корреспондент «РР» оказался единственным из журналистов, встретившимся с Дмитрием Демушкиным непосредственно в Грозном.

Как вы вообще оказались в Грозном?

Просто взяли и прилетели. Думали, если будет напряженка, кто-то на нас наедет, начнут мне, например, предъявлять за митинг против улицы Кадырова в Москве, то мы в ответ кинем им несколько предъяв, забаррикадируемся и утром улетим. Веришь-не веришь, не просили мы перед приездом от местных никаких гарантий безопасности. А о сотрудничестве с ними вообще никаких мыслей не было. Но было интересно, честно скажу. Хотелось пообщаться с бывшими боевиками, которые служат в полиции. Пообщались. Хотелось побеседовать с русскими людьми. Не с теми, которых ко мне подведут, а с теми, которых я сам найду.

Удалось?

Удалось. Причем, ни один из русских – а мы к ним по всякому подкатывали – не сказал, что его здесь ущемляют. Сегодня в Наурском районе вообще к бичам подходили. Нашли трех бомжей на всю Чечню. Все русские, как это ни печально. Баба и два мужика. Даже они не жаловались. К батюшке захожу в храм. Говорю, батюшка, чем помочь? Он минуту стоял, думал. Потом говорит: вроде ничего не надо. Иконостас новый привезли, так что все есть. Сегодня я за детский садик у местных чиновников просил. Задолбал руководство Чеченской республики. Приехал в Наур, там надо доделать ремонт в русском деском саду. Местные попросили. Так вот после этого я каждого чиновника, которого видел, доставал – сделайте садик! В общем, мне сказали: хватит уже, он поставлен в план и ремонт будет сделан. Отвечаем.

Наехали на местных казаков, в хорошем смысле слова. Классные русские парни, здоровые, красивые. В Москве уже таких лиц не найдешь. Большинство из них работают в местной чеченской полиции. Все в форме, при погонах, на машинах, с оружием. Так наехали мы на них просто потому, что об их существовании никто в России не знает! Договорились, что будем их информационно поддерживать. Страна должна знать про этих людей. Кстати, сегодня как раз Рамзан назначил специально зама, который будет заниматься русским вопросом.

Вот говорю об этом и понимаю: что я с этой поездки кроме негатива получу? Ничего. В Москве уже все кричат, что я продался. Мощнейшая волна пошла. Нас уже вообще чуть ли не предателями объявили. Первые два дня пребывания в Чечне мы были героями, но раз нас не убили, значит, мы предатели, а Рамзан нас купил. Кадырова я вообще не видел, ни от кого ничего не получал.

Не поверят после ваших заявлений о том, что русским нужен Рамзан Кадыров.

Напишешь так, как я сейчас скажу? Потому что, если я нашим даю интервью в Москву, то они выбирают только негатив. Если даю интервью местным, то наоборот берут только позитив. Так вот, что было на самом деле. Я прилетел. Что мне понравилось сходу? Во-первых, чистый город. Во-вторых, менты не берут взяток, не крышуют проституцию и торговлю наркотиками. Это я точно знаю. Тут как-то уволили половину отдела милиции просто за то, что начальник пил, а подчиненные его не остановили. Это мне замминистра МВД рассказывал. Он был первым, с кем я здесь познакомился и прогулял всю ночь. В-третьих, нет детских домов, хотя в войне погибло огромное количество взрослых людей. Всех детей из детдомов велели забрать, в том числе и местным чиновникам. Тут вообще за каждым чиновником закреплена конкретная дорога, конкретные дома, конкретные колхозы. Поэтому за конкретные проблемы в конкретной территории здесь спрашивают с конкретного человека. Да, жестко. Да, недемократично. Да плевал я на эту демократию. Гей-парад здесь невозможен даже в мыслях. Мне лично глава парламента сказал, если я узнаю, что кто-то тут вякнул про гей-парад, то – и плевать мне на все законы – этот человек в республике жить не будет. Дальше. Нет молодежи, которая ходит с пивом и коктейлями. Ни одного не видел ни днем, ни ночью. Так вот, я сказал, что это классно. Что в этом плане Кадыров строит образцовое национал-социалистическое общество. Поэтому нам нужно перенимать этот опыт, и нам тоже нужен свой Кадыров. Тут же практикуются абсолютно понятные и правильные вещи. Например, ограничение голых задниц по телевидению. Причем, дошло до того, что из классических фильмов, которые здесь продаются на дисках, вырезаются все непристойные сцены. И вот после этих слов на нас начали навешивать клеймо предателей русского народа. Мол, Демушкин лег под чеченцев, ему платят деньги. Хотя вещи, которые мы здесь видели, очевидны для всех нормальных людей. Например, нет мелкой криминальной преступности. Машины с ключами на улицах оставляют.

Я подчеркиваю: почему, если у нас одна страна, один закон, то почему здесь все это ограничивать можно, а в Костромской области нельзя? Почему здесь ограничивают продажу алкоголя с 8 до 11 часов утра, а в остальной России его продают круглые сутки? Я тоже хочу у себя в городе такие же правила и порядки. Здесь каждый день у нас было по 2-3 застолья. И каждое без грамма алкоголя!

В общем, поездили, посмотрели. Все, за что борются русские националисты во всей остальной России, здесь воплощается в жизнь. Как следствие - прирост населения, увеличение рождаемости. А у нас убыль. В Костромской области в какой магазин не зайди – хоть в продовольственный, хоть в хозяйственный – даешь 10 рублей и тебе, не спрашивая ни о чем, дают фуфырик со средством для мытья ванн. Слепнут, травятся, но все равно пьют. Вот скажи мне, нахрена в деревнях, где нет ни одной ванны, средство для ее мытья в таких объемах? Это же понятно, что травят население! Почему здесь это понимают, а там нет?

Или вот еще пример: стадион местный, аналогичный питерскому. Но дешевле в восемь с половиной раз и построен в три раза быстрее. Аналог Москва-Сити в Грозном за два года возвели. У нас же в Москве 16 лет построить не могут.

Почему?

Потому что здесь не воруют. Здесь есть хозяин – Рамзан Кадыров. Украл из бюджета – украл у Рамзана. Это чревато.

А в русских регионах нет хозяев?

Нет. У них дети в Англии. Счета там же. Им главное срубить бабла и по быстрому свалить. Вон Белых Никита своей целью объявил снижение объемов воровства и откатов при строительстве дорог с 80 до 60 процентов. Если бы здесь кто-нибудь заявил хоть что-то подобное, ему бы ногу отстрелили. Тут один товарищ как-то с нарушениями дорогу построил, то ли украл, то ли сэкономил. Приехал Кадыров, провели замеры, выяснили, что работа не соответствует ГОСТу. Кадыров посмотрел и сказал только одну фразу: «Брат, скажи мне какого числа тут будет все переделано так, как должно? За твой счет, естественно». И этот чиновник все переделал. Я не знаю, где он брал деньги, но все было исправлено в лучшем виде.

С мэром Грозного мы вчера просидели полдня, чтобы он нам подробно расписал порядок компенсации за потерю жилья русским жителям республики, покинувшим ее во время войны. Он расписал, даже отдельного человека дал, который этой проблемой будет заниматься. Если я таким образом смогу помочь хотя бы 5-6 русским людям, хотя только в одной Московской области их сейчас несколько тысяч проживает, то мне уже будет плевать на то, что про меня говорят в блогах. Хотя изначально цель была не помочь. Цель была узнать, есть ли русские тут вообще? И если есть, то как живут. Может им ехать просто некуда, а их тут уже совсем загнобили. Так вот: нет такого. Никого не гнобят. Мы общались с огромным количеством русских людей. Они не жалуются. Вообще информационное поле по поводу Чечни в России крайне негативное. СМИ заточены под этот негатив. Мне прямым текстом знакомые журналисты из серьезных московских изданий говорили: писать про то, что вот едет националист в майке «Я – русский» по Чечне и с ним ничего не происходит, мы не будем. Если тебя убьют – другое дело. Ну или взорвут хотя бы.

И в чем секрет Кадырова на ваш взгляд?

Главный кадыровский позитив – постановка работы чиновников для своей нации. Вообще, Кадыров – офигенный чеченский националист. Он национализмом ваххабитов и задавил. Жестко, авторитарно и без всяких соплей вроде прав человека. А свобода… У нас в России ее декларируют, но не дают. А здесь и не дают, и не декларируют. Но – прирост населения здесь идет, сирот нет, люди работают, Грозный строится. Классно. Мне говорят, Чечне дали полтора триллиона! От этих денег все их счастье. Вы посмотрите на цены и сроки их строительства. В Питер можно влить и больше, чем эти полтора триллиона, но ничего не изменится. Деньги будут разворованы и все. Почему в Чечне строят за два года, а в Москве по 15 лет? Причем, здесь эта же стройка обходится в десять раз дешевле!

Почему в России Чечня до сих пор ассоциируется исключительно с негативом?

Элементарно. В Чеченской республике не имеют никакого влияния представители определенной национальности, не буду ее называть, которым принадлежит большинство предприятий и СМИ России. Их просто здесь нет. А они очень хотят. От этого и постоянный негатив про республику. Во-вторых, это просто выгодно власти. Чтобы в стране не случилось, у МВД И ФСБ всегда три версии: это сделали чеченские боевики-ваххабиты; это сделали русские националисты-скинхеды; это ни то, ни другое, это взрыв бытового газа. Так что спокойная Чечня им тоже невыгодна. Не на кого будет списать всякие нехорошие события.

Я действительно считаю, что Рамзан Кадыров молодец. Здесь в Чечне все супер! Хочу, чтобы у нас было так же. Хотя есть печальный момент. У них сейчас весь этот порядок держится на одном человеке – Кадырове. Это, конечно, плохо. Если они успеют выработать какие-то политические и управленческие механизмы, благодаря которым система будет держаться и работать даже если убрать ключевого игрока, то, я думаю, они продержатся. Если, конечно, их не обрушат извне.

Ну и в дополнение мысли. Если на всю страну показывать то, что здесь в реальности делает Кадыров, то у множества народа возникнет вполне закономерный вопрос: а чем тогда занимается наш губернатор, наш премьер, наш президент? Ведь показатель правления русского президента это не ВВП, не экономика и не прочая херня. Показатель – это рождение русских детей. В этом плане правление Ельцина, Путина и Медведева – провальное.

Теперь к идее отделения Кавказа от России как относитесь?

Всегда относился положительно. Во всех интервью заявлял – отделить нахрен эту черную дыру. Сейчас, пообщавшись с ними, вижу – чеченцы отделяться не хотят, местные русские живут и тоже не хотят отделяться. Мнение свое не скажу, что резко поменял, но задумался точно. Раньше нам предлагали включиться в работу по организации референдума по отделению Северного Кавказа. Сегодня я точно такой работой заниматься не буду.

 

Автор: Владимир Антипин

Комментарии 3