Их нравы

Призыв лицемеров к репрессиям мусульман или "разговор по душам" с госчиновниками

Отрывок стенограммы встречи полномочного представителя Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе с представителями мусульманского сообщества 26 апреля 2012 г., г.Оренбург.

Дамир Мухетдинов:«… во время кризиса нам всем необходимо взаимодействовать по вопросам государственного строительства, социального служения, образования, развития средств массовой информации, противостояния радикализму и экстремизму. Сегодня нам необходимо налаживать сотрудничество религиозных и светских деятелей во имя процветания России в новом тысячелетии под руководством общенационального лидера Владимира Владимировича Путина. Молю Всевышнего Аллаха, чтобы сегодняшняя встреча способствовала развитию мусульманской общины нашей страны и надеюсь, что обмен мнениями приведет к новым перспективам развития российской уммы. Желаю Вам всем успехов. Равиль-хазрат Гайнутдин – председатель Совета муфтиев России.

От себя лично хочу сказать также, что действительно, в настоящее время российская умма выходит на новый уровень своего развития. В предыдущие годы накоплен значительный организационный потенциал, который в текущем году был продемонстрирован на выборах Президента Российской Федерации. Приволжский федеральный округ внес наибольший вклад в победу Путина, а регионы с преимущественно мусульманским населением показали самые высокие результаты среди регионов округа.

Идет реализация интеграционных, образовательных, научных проектов. В настоящее время Совет муфтиев России работает над рядом важных проектов, которые способствуют укреплению российской уммы. Во-первых, идет работа по развитию сети учебных заведений, участвующих в подготовке квалифицированных специалистов с углубленным знанием истории и культуры Ислама. На территории Приволжского федерального округа в рамках Совета муфтиев России такую работу ведут Нижегородский государственный университет им.Н.И.Лобачевского в сотрудничестве с Нижегородским исламским институтом им.Х.Фаизханова, а также Казанский (Приволжский) федеральный университет в сотрудничестве с Российским исламским институтом в Казани. Мы понимаем, что вне зависимости от того, какое призвание выберет себе выпускник: духовное или светское – он будет являться квалифицированным специалистом.

После нескольких лет спада, в настоящее время прорабатывается вопрос об увеличении количества студентов в Московском исламском университете из регионов Приволжского федерального округа. В данном случае идет возрождение практики первых нескольких выпусков Московского исламского университета, когда его выпускники преимущественно были уроженцами Приволжского федерального округа. В настоящее время они трудятся в качестве имамов и светских специалистов духовных управлений мусульман преимущественно в Европейской части России.

Центр ситуационного анализа, руководителем которого является Е.М.Примаков в своем докладе «Ислам в России: угрозы радикализации» предложил модель развития российского исламского образования по пути формирования макрорегиональных образовательных центров, одним из которых, по мнению специалистов, может стать Нижний Новгород.

 Мы видим значительный ресурс для улучшения работы в образовательной системе исламских высших учебных заведений с помощью построения вертикальных связей между исламскими учебными заведениями разного уровня. Речь идет о формировании вертикали: мектебе (начальное образование) – медресе (среднее) – и институт. Чтобы образование, получаемое в стенах учебного заведения, формировало целостное устойчивое мировоззрение.

В этой связи в рамках Совета по исламскому образованию развернута работа по разработке концепции исламского образования. Данный документ призван определить основные направления работы по формированию устойчивой системы российского исламского образования. Безусловно, эта работа будет полезна для представителей органов государственной власти, потому что построение образовательной системы, по нашему мнению, должно идти совместными усилиями власти и мусульманских организаций.

Также Совет муфтиев России ведет серьезную работу по переподготовке и повышению квалификации имамов и преподавателей исламских учебных заведений. В регионах ПФО данная работа ведется на постоянной основе.

Необходимо отметить, что в последнее время наметилась позитивная тенденция в плане взаимодействия с органами местного самоуправления по вопросам предоставления земельных участков под строительство мечетей. Увеличение российской уммы за счет миграционных потоков диктует нам необходимость, не только оптимизировать использование уже действующих мечетей, с учетом необходимости их реконструкции и реставрации, но и строить новые.

Также в новых условиях необходима скоординированная работа духовных управлений стран-участниц Содружества Независимых Государств. В этой сфере реализуется проект Совета муфтиев СНГ, который призван объединить исламские религиозные организации СНГ на основе традиций ханафитского мазхаба. Мы прекрасно понимаем, что без помощи государственных институтов это объединение невозможно, но при этом прилагаем все усилия для реализации данного начинания. Ислам сегодня обладает решающим потенциалом в деле сближения России и стран Средней Азии, поэтому мы считаем, что реализация данного проекта является стратегическим приоритетом не только для мусульманских организаций, но и для органов государственной власти. Первичную работу по созданию муфтиев СНГ уже сейчас позволило консолидировать мусульманское духовенство Центральной Азии в поддержке внешнеполитического курса руководства России. Безусловно это будет иметь реальный эффект для увеличения влияния нашей страны в духовном пространстве СНГ и формирования единой системы традиций исламского образования. Этот проект уже поддержали президенты Казахстана – Назарбаев и Кыргызстана – Атамбаев.

Одной из наиболее остро стоящих проблем для российского мусульманского сообщества является распространение идеологии, чуждой российской традиции ислама, которая опирается на экстремизм и терроризм. Наша молодежь попадает под действие идеологии, которая разрушает наши традиции и общность взглядов на Веру наших предков. В настоящее время хочу здесь заострить Ваше внимание, правоохранительные органы пытаются во многом самостоятельно решить данную проблему, что порождает недопонимание с мусульманами и представляющими их интересы структурами. Зачастую экстремистами в угоду корыстных интересов отдельных чиновников называют совершенно лояльных исламских деятелей, после чего к ним применяются репрессивные меры. Такая ситуация сложилась в Ульяновской области. Муфтий Ульяновской области от Совета муфтиев России здесь присутствует, наверное скажет свою точку зрения. Такая практика недопустима, потому что наносит серьезный вред российской умме, разрушая ее единство. В этой связи мы считаем, что мусульманское духовенство должно принимать активное участие в противодействии распространению идеологических течений экстремистского характера, которые называют себя исламскими. Только совместная работа мусульманского сообщества и органов власти, в том числе на этапе анализа и экспертизы литературы экстремистского содержания способны минимизировать возможность репрессивных действий по отношению к законопослушным российским гражданам.

В заключении хотелось бы поблагодарить аппарат полномочного представителя Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе за ту работу, которую он проводит совместно с духовными управлениями мусульман округа. Со своей стороны мы готовы принимать участие в реализации конструктивных инициатив, направленных на улучшение взаимодействия духовных управлений мусульман и органов государственной власти.

Спасибо за внимание.»

Михаил Бабич: «Спасибо. Я так понял, округ имеет проблемы только в Ульяновске или где-то еще?»

Д.Мухетдинов: «Сегодня остро стоит Ульяновск»

(…)

М.Бабич: «Слово предоставляется председателю Духовного управления мусульман Республики Татарстан»

Илдус Файзов: «Уважаемые присутствующие, уважаемый Михаил Викторович. Коллеги, салям алейкум. Я приветствую вас на земле, где впервые государство решило навести порядок среди мусульман. И, благодаря правильной политике тогда руководства Российской империи, в частности императрицы Екатерины, была создана организация ОМДС и, которая в дальнейшем решила такие важные вопросы, как объединение мусульман и такие важные вопросы как определение и направление мусульман.

Ситуация была такова, что можно сравнить и с сегодняшней ситуацией. Разрозненность, неподчинение, неповиновение, экстремизм, радикализм – все это было, и мы знаем, что пришлось тогда пережить и первому муфтию Хусаинову, и как он выступал за то, чтобы людей духовного сословия не выводили на улицы и не избивали палками. Первый, который смог поднять и уровень хазратов, их авторитет, потому что до этого постоянно, сравнивая с сегодняшним днем, постоянно давили и постоянно хотели, старались как-нибудь подпортить авторитет ведущих хазратов, имамов и благодаря тому, что случилось, мы сейчас сидим здесь. Свершилась история, и мы знаем, что история – это судьба. Мы должны все-таки принять то, что у нас было и вернуться к сегодняшнему дню.

Сегодня, конечно же, жизнь мусульманской уммы России развивается по нарастающей и носит позитивный характер. Большим подспорьем в этом непростом деле является дань своеобразной площадкой взаимных интересов между государством и мусульманами. Государство заинтересовано в активном участии в нравственном воспитании россиян, уважении традиций и толерантности. Мусульмане видят в государстве партнера, способного обеспечить эффективную защиту интересов верующих, оказать содействие в реализации различных программ, направленных на улучшение условия деятельности. Данные взаимоотношения являются необходимым требованием современной жизни, требованием сегодняшнего дня. Все мы прекрасно знаем, что в соответствии с законодательством у нас религия отделена от государства, но общество не может существовать без религии, поэтому данное разделение носит больше формальный характер. И государство и представители религии нуждаются друг в друге. Почему? Да потому что религиозно-нравственные ценности, сформировавшиеся в течение нескольких столетий, способны урегулировать многие проблемные вопросы современного общества и именно духовные ценности являются для граждан неким иммунитетом для граждан, в частности и государства в целом.

11 февраля 2011 года в Уфе на заседании Президиума Государственного Совета Дмитрий Анатольевич Медведев, подчеркивая важность развития межнационального и межконфессионального диалога, сказал, что эта деятельность будет поднята на новый уровень и я полагал бы правильным создать в регионах рабочие группы из представителей разных конфессий по урегулированию конфликтов. В тот же день[1] президент Республики Татарстан издал указ о положении управления по взаимодействию с религиозными объединениями. И данное управление сейчас служит укреплению межконфессионального согласия и предупреждению распространения религиозного экстремизма на территории Татарстана. Несомненно, диалог между государством и религией является одной из основ мирного сосуществования.

Россия – многонациональная и многоконфессиональная страна, но находятся и те, кто не желает признавать этого. Но все же, в данном случае это Татарстан, является наглядным примером, где живут разные народы разных верований. Республика ведет пропаганду именно толерантного Ислама и многое для этого делается. Руководство республики создает все условия для осуществления государственной политики защиты населения от различных радикальных течений. Централизованная религиозная организации «Духовное управление мусульман Республики Татарстан» активно взаимодействует с различными государственными структурами. Подтверждением этому может послужить, то, что мы за прошедший год смогли заключить ряд соглашений о взаимодействии с государственными органами республики. Одним из таких соглашений стал договор «О сотрудничестве» с Управлением Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков по Республике Татарстан, главным образом нацеленное на социальную и духовно-нравственную реабилитацию наркозависимых. В данном случае у нас делается (и проделано) очень много мероприятий. Так, в конце каждого квартала мы раздаем стандартные проповеди для профилактики, чтобы хазраты в каждой мечети занимались профилактикой вот этой вот заразы.

Здесь же стоит отметить соглашение с Управлением Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Татарстан, согласно которому стороны принимают на себя обязательства по координации совместной деятельности в сфере духовно-нравственного воспитания и просвещения осужденных и сотрудников уголовно-исполнительной системы, а также членов их семей. Также в ближайшее время планируется заключить соглашение о сотрудничестве с Управлением Федеральной миграционной службы по Республике Татарстан.

Духовное управление мусульман поддерживает проекты других государственных структур, таких как создание детского хосписа, инициированное Министерством здравоохранения Республики Татарстан, проект Министерства внутренних дел Российской Федерации «Служба в органах внутренних дел: доблесть, мораль, закон» и другие.

Уважаемые присутствующие, хотелось бы еще раз обратить внимание на то, что Россия является родиной для мусульман, живущих на этой земле. Российскому исламу не 50 лет, как на Западе, а более 1000 лет, что актуализирует вопрос о необходимости учета данного фактора во внутренней политике российских властей. Для современной России, идущей по пути гармонизации межнациональных и межконфессиональных отношений, особенно важно учитывать опыт государства и мусульманства, культурного наследия и идей, традиций мусульман России.

Есть на сегодняшний день и некоторые проблемы конечно. Это по всей России радикализация мусульман, и этому нужно нам противостоять единым фронтом. Все духовные управления, все духовные лидеры должны выйти против этого, выступить единым фронтом. Мы видим то, что в разных областях, есть в Приволжском округе на сегодняшний день интересные моменты, когда происходит, хотя уже 2012-й год сейчас, а 90-е годы уже давно прошли. И очень много попыток, действительно, рейдерских захватов некоторых мечетей, некоторых учебных заведений и прочих духовных учреждений. И есть еще такая опасность вмешивания во внутренние дела одного духовного управления другими духовными управлениями. Это будет неэтично. То есть каждый должен заниматься на своей территории и должен вести ту работу, которую он может вести. Например, я к сказанному предыдущим докладчиком Дамир-хазратом хочу добавить, что все то, что вы предлагаете, мы уже проделали в Татарстане. Мы провели аттестацию всех медресе, всех учебных заведений. На сегодняшний день у нас продолжается аттестация и создается специальная комиссия, чтобы провести переаттестацию всех имамов для того, чтобы повысить их уровень развития и образования. Мы также создали центр переподготовки и повышения квалификации имамов, где уже прошла половина всех татарстанских имамов. Это все делается и это очень хорошее предложение.

Спасибо за внимание.»

М.Бабич: «Спасибо Вам большое» (…) «Слово предоставляется Хузину Мухамедгали-хазрату – председателю исполкома Российской ассоциации исламского согласия, председателю Духовного управления мусульман Пермского края»

Мухамедгали Хузин: «Спасибо большое. Уважаемые организаторы и участники данного мероприятия. Российская ассоциация исламского согласия, Духовное управление мусульман Пермского края. Я хотел бы, поприветствовать вначале своего выступления и выступить с должным эффектом. Начнем, как говорится с хорошего. Недавно в Перми в марте месяце мы провели в третий раз Межрегиональный форум мусульманской культуры, который проходил на протяжении четырех дней и участниками данном форуме стали около 11 тысяч человек с экспозиционными площадками, где были выставлены те экспонаты, которые в запасниках российских музеев находятся и до сих нигде не выставляются. В рамках форума прошли несколько научно-практических конференций «История Ислама в Волго-Уральском регионе», по вопросам исламской экономики, халяльного производства и т.д. Я думаю, что такие площадки, где могут собираться представители различных народов и народностей, исповедующих Ислам, на площадках где люди могут, в том числе, представлять свою культуру. Можно считать наиболее удачной формой, познавательного процесса, удачной формой познавания друг друга.

Следующий момент, в Перми нам удалось в этом году выйти на завершение оформления, так называемого проекта непрямого образования. Вначале мы создали детский садик, в котором на татарском языке согласно мусульманской традиции происходит воспитание детей, а дальше с помощью правительства Пермского края, которое выделило нам в образовательных целях помещение площадью около 5,5 тыс. квадратных метров в безвозмездное пользование создали мусульманскую гимназию, как негосударственное образовательное учреждение. В ней ведется с 1 по 11 класс образование. Также уже с 1998 года в Перми действует Пермский мусульманский колледж как средне-профессиональное духовное образовательное учреждение, которое готовит для региона кадры. Ну и в этом году мы вышли вместе с Пермским классическим государственным университетом на открытие исламского модуля кафедры теологии. Это будет послевузовское образование по квалификации специалистов-теологов. Таким образом, мы предполагаем, что можно будет в непрерывном цикле заниматься мусульманским образованием и тем более все это совместить с действующим законодательством Российской Федерации. И формы, и методы, и возможности полностью нам позволили. Для только образовательных целей в Пермском муфтияте власти региона выделили более 6,5 тыс. квадратных метров за последние два года в безвозмездное пользование помещения, которые у нас действуют.

Еще одну форму своей деятельности мы определили как всемерная поддержка здоровых молодежных организаций и движений. Вначале при Пермском муфтияте создали отдел по делам молодежи, и в конечном итоге следующим этапом формирования молодежного движения – мы зарегистрировали и успешно продвигаем региональную молодежную организацию, участвуем в различных проектах. Интересным моментом стал в Казани, буквально две недели назад, стал большой фестиваль студенческой весны, на котором из 270 участников – прежде всего, светских учебных заведений, в смотре коллективов художественной самодеятельности третье место занял Пермский мусульманский колледж. Из регионов России, который первый прошел в отборочном туре и занял третье место.

Мы не указываем чем заниматься, а поддерживаем здоровые инициативы, финансируем издание газеты, сайта, форумные площадки, в социальных сетях. Выделяем для активистов по линии Фонда поддержки исламской культуры и из собственных средств стипендии в течение всего учебного года, активным студентам Пермского края.

Вот такие вот формы деятельности оказывают наиболее благотворное влияние. Из последнего – флешмоб с участием нашего молодежного движения, который мы провели на молодежной дискотеке. Наши активисты заранее договорились и пришли туда в своей символике и провели флешмоб, когда обменивали сигареты на сладкое, а пиво на соки и воды. В начале от них, прямо скажем, шарахались, а потом даже пригласили наших активистов, чтобы возглавить молодежное движение внутри молодежного направления. Мы видим поддержку. У нас каждый раз, каждую неделю практически наша молодежь, которая ведет здоровый образ жизни, приглашает на какие-либо мероприятия.

Я думаю, не стоит бояться таких неординарных шагов, потому что, как у нас говорят, если гора не идет к Магомеду, то Магомед должен прийти к горе.

Мы считаем, что нам удалось создать довольно хорошую информационную систему, целую сеть разных интернет-ресурсов, от официальных до чисто богословских ресурсов и аналитических проектов в том числе. Собственная газета, книжное издательство при помощи Фонда мы создали, ну и я хочу подчеркнуть, поблагодарить региональные власти Пермского края и Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования за существенную поддержку наших инициатив и проектов.

А теперь хотел бы перейти на другую колонку моего выступления, которую я обозначил в качестве тезисов и хотел бы остановиться на некоторых аспектах, на которых хотел бы заострить внимание руководства полномочного представительства Президента в Приволжском федеральном округе.

Нашими экспертами в последние месяцы наблюдается тенденция активных внутренних миграционных процессов в Российской Федерации. По нашей информации, у экстремистских радикально настроенных мусульманских организаций Северного Кавказа издана фетва по так называемым переселениям. О том, что на Северном Кавказе происходит наиболее активное противостояние и борьба с радикальными группировками. Так вот, по нашей информации, многие из числа исповедующих радикальные направления Ислама, переселяются в регионы Поволжья. Большая группа, по нашим данным проживает сегодня в Казани, в Башкортостане и в ряде других территорий. Они таки говорят, что здесь никто не запрещает читать эти книги, здесь никто не запрещает исповедовать то направление, которое мы исповедуем, здесь не сажают, не убивают и т.д.

Я бы хотел обратить на это внимание, чтобы в последующем обсуждались и [сводки], когда в мечетях под видом активизации мусульманской общины после каждой пятничной молитвы проводят, так называемые митинги. Они обретают форму «против наркотизации населения», второе, третье. Тем самым народ приучают к митинговой деятельности. В некоторых регионах вот такая тенденция тоже наблюдается. Я думаю, в рабочем режиме это тоже можно будет обсудить.

Ну и большой проблемой становится радикализация молодежи на периферии. По сути, им заняться нечем. Мы исследуем ситуацию в глубинных районах, отдаленных от столиц республик территориях. Молодежи здесь заняться нечем, и большинство из них то ли по финансированию, то ли по каким-то условиям попадают в радикальную общину, в радикальную организацию.

Следующий момент, я бы хотел обратить Ваше внимание на то, что, если ранее иностранные религиозные течения под исламскими флагами работали довольно открыто и в публичном пространстве, то сейчас принимают более закрытый характер. Я думаю, на это сейчас тоже стоит обратить внимание. И по таким, казалось бы, безобидным, как запрещенная Нурджулар – турецкая секта, их ответвления Сулейманджи, и т.д., Фетхуллаха Гюлена группировки. В некоторых регионах их деятельность в камуфлированном виде довольно активно проводится.

Ну и, пользуясь случаем, хотел бы еще обратить внимание на такую проблему, когда происходят серьезные сдвиги в татарстанской умме и вокруг татарстанского муфтия – уважаемого Илдус-хазрата Файзова. По нашим наблюдениям, власти Республики Татарстан, к великому нашему сожалению, заняли не совсем жесткую позицию по отношению к реваншистам, которые бы хотели прийти в обратно в духовное управление республики и утвердить свое положение. Я бы вот и муфтиев призвал и руководство округа призвал активней поддерживать деятельность муфтия Татарстана, на самом деле являющегося, по сути, носителем бренда муфтий Российской Федерации. Потому что муфтий Татарстана это что-то значит для всех татар, проживающих в Российской Федерации.

 Ну и, наверное, завершу на не совсем такой минорной ноте. Хотел бы призвать в том числе и муфтиев не к тому чтобы создавать суперсоветы СНГ и всего полушария, но давайте хотя бы непосредственно для себя я обозначу еще одну проблему в этой связи буду Вас просить активно поддержать нас. Огромной бедой становится и проблемой организация хаджа в Саудовскую Аравию, в Мекку, в Медину мусульман внутренней России. Это пространство практически занято деятелями, ну они святые видимо, поэтому им параллельно. Предположим, из Северного Кавказа, я цифры приведу, из Республики Дагестан в прошлом году, в прошлый сезон на хадж уехали 12,5 тыс. человек при квоте 1 тысяча человек на миллион мусульман по закону, а из внутренней России, из регионов – вот я из Пермского края шесть человек не смог отправить. Нам шесть мест не дали, а 12,5 уезжают из Дагестана, мы понимаем с какими целями: торгово-экономические отношения, но тем не менее, интересы мусульман внутренней России. Мы Вас будем очень сильно просить поддержать и защищать. Это все пространство требует Вашей корректировки. Большое спасибо за внимание и за приглашение на столь важное мероприятие».

М.Бабич: «Спасибо. А вот скажите, пожалуйста, по поводу переселения мусульман с Северного Кавказа в Поволжский регион…»

М.Хузин: «Есть переселение трудовых мигрантов, к которым мы должны относиться положительно. Но есть переселение по религиозным соображениям. Вот к этому моменту мы, наверное, должны более пристально посмотреть».

М.Бабич: «А вот сейчас едут к нам - это трудовые мигранты или это по религиозным соображениям или еще какие-то?»

М.Хузин: «Нет. Не трудовые мигранты».

М.Бабич: «А какой масштаб?»

М.Хузин: «Вот это переселение оно насчитывает всего последние несколько месяцев».

М.Бабич: «О чем мы говорим, о десятках, о сотнях, сколько их?»

М.Хузин: «О тысячах уже…С учетом того, что все, скажем так, диаспоры между регионами координируют свои действия, мне кажется на это стоит обратить внимание».

И.Файзов: «…дело в том, что на счет того, что по всей России и, особенно, в Приволжском округе, происходит очень сильная радикализация, и здесь я согласен с Мухаммедгали-хазратом, что идет некое переселение. И это доказательство тому, что во всех событиях при, так скажем, волнениях в мечети Кул-Шариф, были замечены товарищи с Кавказа, в основном дагестанцы, которые представляют некие силы, негативные силы. На счет того, что проблема на сегодняшний день митинговость, то, что опять-таки согласен с Мухаммедгали-хазратом. Здесь идет привыкание, то, что приучили, ну то что, например, последние события, если Вы посмотрели на ю-тьюбе видеоролики, то, что происходило в мечети в Египте, то же самое в мечети Кул-Шариф. То есть можно посмотреть, сравнить и увидеть, что там случилось. То есть те же самые публики в мечети, когда идет уже чисто ритуальная практика. И люди, которые уже чисто по Шариату уже…многие муфтии здесь об этом знают, когда обряд уже начинается, уже когда идет к середине шариатского обряда, где уже не по этическим, ни по религиозным вопросам невозможно уже объяснить эту ситуацию. Начинается митинг. То есть нельзя это. Мечеть – это не место для митинга. Вот это нужно определить. И то, что потом после этого группы, организованные некоторыми лицами, выступают против официального духовенства, идет негатив сегодня, чтобы показать сегодня духовные управления, и, кстати, это муссируется на некоторых, подконтрольных духовным управлениям сайтах, что духовные управления – это какие-то маргинальные образования, и что сейчас нужно создавать, развивать Ислам, через какие-то общественные советы. Это показатель того, что сравнивая Египет, Тунис, Сирию, то, что там через общественные организации. Люди хотят показать какие-то социальные проекты и программы. Но в данном случае, мы у себя в Татарстане говорим, что претворение в жизнь социальных проектов и программ, для этого у нас существует Министерство труда, занятости и социального обеспечения. То есть у нас это не пройдет и не надо на этом акцентировать. То есть нельзя им ни в коем случае позволять, чтобы функции Министерства труда и социальной защиты брала на себя какая-то общественная организация, которая еще обзывает духовные управления мусульман маргинальными обществами, управлениями. И еще хочет из себя показать что-то, какую-то организацию.

 На сегодняшний день, опять-таки, может быть, в связи с выборами, может быть, в связи с чем-то, очень идет такое осторожничание в отношении упорядочивания системы в российском Исламе. Не надо забывать, что я во вступительном своем слове объяснял, что я горд, тем, что я нахожусь на той земле в Оренбурге, где впервые воссоздана организация ОМДС – мусульманское собрание, которая положила начало приведению в порядок мусульманской системы в России. Ведь до этого были, если мы посмотрим, были те же самые общественные организации абызов, хотя их нахваливает кто-то там и ругает. Абызы никогда не позволили бы объединиться мусульманам, и каждый абыз представлял собой, хотя может быть у него и ничего не было, грамотности какой-то, он был лидером, и который призывал к противостоянию государству, призывал к каким-то радикальным экстремистским действиям. То есть впервые было создано.

Здесь не надо, наверное, бояться государству, в данном случае руководству Приволжского образования, республики и образования в Приволжском округе. Не надо бояться, не надо это мусолить, что религия отделена от государства и не надо влезать во внутренние дела Ислама. Внутренние дела Ислама касаются всего общества на сегодняшний день. Ни в коем случае не надо от этого открещиваться. Мы хотим быть мусульманами, мы – граждане этого общества. Порядок должен быть не только в каких-либо чиновничьих структурах, порядок должен быть и в религиозных структурах. Пока мы этого не достигнем, что государство в той или иной мере какими-то советами, или какими-то действиями не подскажет дорогу или не будет направлять, приведет в порядок нашу внутреннюю систему, будут вот такие переселения и митинги и пикеты. Ну вот в последнее время это пикетирование и митинговость, как вот в прошлую пятницу перед зданием духовного управления мусульман вышли с пикетами. Большинство населения избрало муфтия – 95%. И вот эти 0,5% вышли, 20 человек. Это же, наверное, неэтично. Может быть, им как-то посоветовать или что-то сделать этим товарищам. То есть вот эти проблемы есть, вот эта митинговость…»

М.Бабич: «Скажите, пожалуйста, вот эта митинговость, она с чем связана?... В чем причина?»

И.Файзов: «Я в данном случае никого не хочу обвинять, но просто осторожничание руководства, не только регионального, но и осторожничание в этих вопросах федеральной власти».

М.Бабич: «Мы вроде не осторожничаем. Работаем достаточно активно. С другой стороны нас иногда даже обвиняют в перегибах…»

И.Файзов: «И я вот сейчас обращаюсь к муфтиям, хочу сказать, что, во-первых 2013-й год – грядет Универсиада. Там идет Олимпиада. Уже сейчас в связи с этими событиями мы поглаживанием по голове не сможем ничего добиться. Хотим мы этого или нет, но государство примет репрессивные меры. Это ни для кого не секрет…»

М.Бабич: «Репрессивные меры в отношении кого?»

И.Файзов: «В отношении того, от кого есть большая опасность. Например, есть радикальные экстремистские силы, которые стараются раскачать, чтобы перед Универсиадой, перед Олимпиадой. Это будет, и эти старания будут, и в данном случае идти на уступки и разговаривать с ними на одинаковом уровне не стоит, наверное…»

М.Бабич: «Спасибо. Не совсем с Вами согласен. Мне кажется, федеральная власть за последние годы не давала повода сомневаться в своей решительности, если надо было пресечь какие-то противоправные действия. Просто грань надо выдерживать, чтобы не скатиться в другую плоскость в борьбе с экстремизмом и радикализмом, чтобы не страдали невинные люди. Нужно сбалансированно подходить. Там, где есть очевидные проявления, упрекнуть нас в нерешительности сложно. Мы посмотрим на ситуацию еще раз, в данном случае в Татарстане. Она нам известна, мы сейчас занимаемся достаточно глубоко. С учетом Вашего выступления, мы тоже посмотрим.

Что касается квот по хаджу, мы разберемся, посмотрим, что можно сделать. Переходим к следующему выступлению. Уважаемые собравшиеся, вот мы говорили, что каждое управление – своя территория…»

И.Файзов: «То, что значит неэтично руководителям духовного управления, какого-то управления вмешиваться и делать дисбаланс на территории другого управления»

М.Бабич: «Тогда после совещания с каждым будет продолжен разговор».

И.Файзов: «Я просто к тому, что у нас во время вот этой шумихи, вокруг центральной мечети Кул-Шариф, кто-то там исподтишка, вроде создавалось второе духовное управление. То есть весь этот шум был, чтобы создать второе духовное управление под юрисдикцией совсем других…другого управления».

 М.Бабич: «Когда что-то происходит, необязательно должна вмешиваться власть. Если вмешиваться, я не уверен, что здесь все согласны с тем, что мы должны какими-то административными рычагами пытаться куда-то вырулить. По крайней мере, публично это делать невозможно. С другой стороны, у нас же не в одном регионе что-то происходит. У нас в округе 23 «ДУМа», так что сам факт, что в большинстве регионов по 2, а то и по 3 духовных управлений показывает отсутствие единой позиции у представителей различных течений Ислама, различных духовных управлений. И везде мы видим некую нестабильность в их положении».

И.Файзов: «Мы из тех регионов, где существует один муфтият и существует стабильность. Мы сейчас уже решили один вопрос. Просто администрация президента республики приняли определенные меры, и все стало на свои места. Но, например, если в регионе два губернатора, если в регионе два законодательных собрания или три, или четыре... Это же к добру не приводит. Надо же как-то упорядочить этот процесс».

М.Бабич: «С точки зрения здравого смысла, мы согласны. Но при этом вопрос возникает, кто должен решать?»

И.Файзов: «Совместно должны решать. Мы мусульмане, но мы же живем в России. Нужно в правовом поле…»

М.Бабич: «Мы понимаем, что светская власть она одинаково относится к представителям всех религий не только в Исламе. У нас и в православии возникают вопросы, и в других религиях. Речь о законе. Если за рамками закона, есть соответствующий репрессивный аппарат… Но мы, еще раз говорю, проблему понимаем, разделяем. По большому счету, здесь вопрос не в том, кто прав кто виноват, больше или меньше, вина все равно есть. Есть право на самореализацию в религиозной сфере. Другое, когда процессы раздуваются искусственно, согласен, конечно. Вопросов очень много, надо смотреть. Еще раз повторю, один раз выпустить джинна из бутылки, потом будет очень трудно будет вернуть. Продолжим. Крганов Альбир-хазрат – член Общественной палаты Российской Федерации, первый заместитель Центрального духовного управления мусульман России, председатель Духовного управления мусульман Чувашской Республики».

Альбир Крганов: «Уважаемый, Михаил Викторович, уважаемый Юрий Александрович, Олег Владимирович, уважаемые муфтии, приветствую всех вас. Саляму алейкум рахматулла ва баракатух.

Действительно, глубоко символично, что вот на таком новом этапе развития нашей страны Вы, Михаил Викторович, собираете нас в таком городе, где 225 лет назад зарождалась наша Централизованная организация мусульман России, преемником которой сегодня является Центральное духовное управление мусульман. Слушая, вот сейчас наше общение, наверное, предложу сейчас, давайте объединим всех вокруг этого традиционного центра, у которого 200-летний опыт взаимодействия и с другими религиями и с мусульманами, и конечно мы должны весь этот опыт учитывать. Также я хочу поприветствовать Вас от лица комиссии по межнациональным отношениям Общественной палаты РФ, где сейчас много мусульман – трое муфтиев нас: и Фагим-хазрат Шафиев и Шафигь-хазрат Пшихачев, Алексей Гришин там вот есть еще – от имени этой большой команды приветствую всех Вас.

Сегодняшняя тема, конечно, очень актуальна, с учетом последних новостей, идея социальной сплоченности, общественного согласия является одной из концептуальных основ современной российской социальной модели. Сегодня перспектива развития отдельного региона и всей страны необходимо связывать с политикой социальной сплоченности, направленной на достижение общественного согласия, благополучия, гармоничных и стабильных социальных отношений, на укрепление у людей разной конфессиональной принадлежности чувства солидарности и чувства принадлежности к своей Отчизне, к великой России.

Владимир Владимирович Путин в статье «Россия и национальный вопрос» отметил, что цитата – «Россия возникла и веками развивалась как многонациональное государство. Государство, в котором постоянно шел процесс взаимного привыкания, взаимного проникновения, смешивания народов на семейном, на дружеском, на служебном уровне. Сотен этносов, живущих на своей земле вместе и рядом с русскими. Освоение огромных территорий, наполнявшее всю историю России, было совместным делом многих народов». Действительно, сохранение общественного согласия – достаточно трудная задача, решение которой требует объединения усилий и тесного сотрудничества органов государственной власти и мусульманских религиозных организаций. Возникающие при этом вопросы мы должны, как бы и обсуждаем вместе в рамках сегодняшнего нашего совещания, за что большое спасибо полпредству, что есть такая уникальная площадка, где мы можем эти вопросы обсуждать.

Всех нас беспокоят проявления экстремизма, о котором сейчас мы слышим в этноконфессиональной сфере, особенно среди молодежи. Стремление политизировать бытовые конфликты, просчеты в работе муниципальных и государственных органов власти. Всевышний в Коране говорит: «Войдите все в мир» и призывает нас всех не враждовать, уважать друг друга, сотрудничать и жить в согласии. Это обязывает нас больше внимания уделять просветительской работе в наших регионах, изыскивать дополнительные возможности, чтобы донести истинные знания об Исламе, традициях и культуре до всех окружающих. Некое ложное представление об Исламе и мусульманах подогревает исламофобию. Вот вчерашние вот эти высказывания, так называемого, исламского адвоката вызывают вражду. Современное мусульманское просветительство должно опираться на средства массовой информации, совершенствование книгоиздательской деятельности, подготовку новых кадров. И я считаю, что очень важно, основанной на новой работе с молодежью, а именно вовлечение нашей молодежи в социальную среду, чтобы они чувствовали свою ответственность.

Вот в этом…я хочу сказать, что нам нужно также критически оценить работу своих…Вот мы задаем вопрос: А кто должен это делать? Сами мусульмане, конечно, правильно. И продумывать их модель деятельности на основе традиции и сложившегося опыта. Нам надо сделать все, чтобы наши приходы стали центрами канонической, социально-просветительской и культурной жизни общины. Махалля, которая была на протяжении вот этих двухсот лет. И надо при этом наладить конструктивное сотрудничество с местными органами власти. В этом отношении мы хотим привести вот такой интересный пример: вот сейчас вот говорили про общественный совет, я вот другим хочу поделиться. Согласно решению Талгата Таджуддина с 2007 года мы при наших приходах создали общественные советы, при наших приходах. И туда вошли общественные деятели, директора школ, депутаты, имамы, социально ориентированные активные жители села. Вот, например, деревня в Чувашии, такая вот…хочу поделиться: за прошлый год мы аккумулировали у себя в селе миллион рублей, как бы вот такая социальная поддержка. И на эти средства мы посадили парк – 10 тысяч деревьев, вырыли артезианский колодец, в школе ввели стипендии детям, чтобы улучшить их образование. Систематически организовываются экскурсии в разные города, создана при поддержке спортивная школа. В здании мечети-медресе сделали вот такой вот маленький детский сад. Помогаем сиротам, малоимущим, ветеранам. Вот это очень добрый пример, которым хочется поделиться. У нас скоро будет очень большое мероприятие, и я, пользуясь случаем, приглашаю всех к нам на праздник.

Сегодня, конечно, Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования, очень серьезную поддержку делает, Михаил Викторович. И вот федеральная программа поддержки НКО, вот даже в маленькой Чувашии, мы там сейчас договорились, то есть получили гранты и будем проводить детские мероприятия, детские сабантуи, вот для детей. А так вот в интересной форме.

Можно еще конечно привести еще другой пример вот тоже в нашей деятельности. Вот – Батыревский район, маленький район – 48 тыс. населения. За год взяли кредитов на 2,5 млдрд. рублей в Чувашии. И вот эти ребята вот – мусульмане. У них нет свободного времени, как в некоторых регионах, ездить по деревням, по неделям там ночевать, что-то там молиться, обучать людей Исламу – салафитские группы, так называемые. Люди увлечены, они работают, берут кредиты, субсидии, и у них вот такая вот очень полезная форма работы.

Но еще как бы такой пример хотим привести. Не все конечно так гладко. Иногда нам приходиться добиваться поддержки со стороны органов власти. Вот пример районного центра Комсомольское в той же Чувашии. С 2003 года мусульманская организация – 230 дворов, 800 человек - мусульмане 10 лет не могут добиться решения главы района, сейчас правда новый пришел, может что-то решит, документа, чтобы мусульманам дали как бы земельный участок. Полный пакет документов по межеванию делают по 2 раза, но начинаются непонятные проблемы. Де факто же там мусульмане молятся, у них там молельный дом. Но получается власть на месте, она такая вот как бы мусульман наших загоняет в подполье. И вот такой пример тоже есть, к сожалению.

Уважаемые участники совещания, я в завершении хочу, что идеи социальной сплоченности и согласия, сохранять религиозные обычаи и традиции, конечно, наша общая обязанность. Всевышний в Коране говорит нам: «Помогайте друг другу в благочестии и богобоязненности, но не помогайте во грехе и вражде». Желаю всем доброго здоровья, счастья и довольства нами всеми Священного Аллаха».

М.Бабич: «Так вот какие-то пояснения есть по этой ситуации в районе?»

А.Крганов: «Мы обратились к главе республики, сказали, что вопрос решиться».

М.Бабич: «Хорошо, спасибо. Сикорский Алексей Георгиевич – директор Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования».

Алексей Сикорский: «В начале хотелось бы сказать спасибо Вам, Михаил Викторович и администрации Приволжского федерального округа за организацию этой встреч.

Всем присутствующим хочется пожелать, чтобы заинтересованность в разрешении этих вопросов не пропадала. В стиле бюрократии я подготовил речь, но послушав выступающих, решил, что немного его изменю.

Наш фонд, учредителями нашего фонда являются мусульманские организации России, правление нашего фонда, которое осуществляет деятельность, состоит тоже из представителей мусульманских организаций, представителей Администрации Президента России, и поэтому по определению мы не можем вмешиваться в дела мусульманских общин.

Свою задачу мы видим в том, чтобы помогать тем организациям, которые исповедают и пропагандируют веротерпимость, толерантность и взаимопонимание между людьми разных конфессий, разных национальностей и даже, наверное, разных убеждений. Мы все живем в одной стране, поэтому делить нам особенно нечего. Мы действуем на благо страны. Государство, как правило, не вмешивается в дела религиозных организаций практически, и не должно вмешиваться, на мой взгляд. Исключение составляет соблюдение законов Российской Федерации, которые едины для всех.

Поэтому мы с удовольствием поддерживаем проекты, которые направлены на то, чтобы разрушить образ врага, непонимания, как в головах светских людей, так и в головах самих мусульман, христиан или людей, считающих себя христианами. Все беды происходят от невежества, от незнания, поэтому мы поддерживаем проекты, которые направлены на то, чтобы показывали и осуществляли взаимодействия какие-то официальные организации, а было взаимодействие людей, живущих на одной территории. Когда люди, живущие на одной территории, делают это общее дело, для них уже не так, собственно говоря, важно, кто какую религию исповедует. И христианство, и Ислам исповедуют одни и те же ценности. Более того коммунизм, который когда-то существовал в Советском Союзе был построен на этих же ценностях. Задачи у всех должны быть общие, поэтому мы готовы и по возможности способствуем, чтобы члены мусульманской общины вливались в обычную светскую жизнь. Не вот так, чтобы, если мусульмане, то должны жить обособленно – мы все граждане одной страны и должны делать одно общее дело, поэтому этим вопросам мы уделяем большое внимание. Мы поддерживаем проекты, которые повышают уровень знаний, в том числе религиозный у мусульманских деятелей. К сожалению, многие имамы, особенно в сельских местностях не очень хорошо знают то, что проповедуют, поэтому мы поддерживаем проекты духовных управлений, направленных на повышение квалификации имамов, лидеров общин, сельских общин. И думаем, что эта деятельность духовных управлений очень полезна. Воспитание начинается с детства, и, если в детстве воспитывается человек правильно, если до него доводятся истинные ценности не то, что кто-то что-то придумал, а то, что исповедуется всем человечеством на протяжении веков, то и человек вырастает не отождествляющий себя с каким-то там отдельным течением, а вера его личное дело. Но жизнь общества не ограничивается жизнью общины: мусульманской, христианской или еще какой-нибудь. Поэтому свою задачу мы видим в том, чтобы мусульманские организации органично входили в обычную светскую жизнь российского общества. И думаю, что и ваша администрация, Михаил Викторович, будет помогать в этом нам и мусульманам.

Мы были на том мероприятии, которое проводил Пермский муфтият и РАИС – Российская ассоциация исламского согласия. Мне очень понравилось там один маленький факт: в одном из сел строили мечеть, денег на нее не хватало. Деньги, чтобы достроить эту мечеть дал местный Владыка - христианин. Этот факт отношения между общинами, он достоин подражания. Если так будет везде, то очень много проблем, связанных, в том числе, и с радикализацией некоторых течений просто отпадут сами собой.

Чтобы я хотел попросить органы власти, в частности Вас Михаил Викторович, этот обратить внимание на средства массовой информации, которые действуют, на мой взгляд, несколько неправильно, вызывая негативный образ и используя такие выражения, которые заведомо ставят мусульман в какое-то особое положение. Я имею ввиду, допустим, термин «исламизм», «исламист». Кто такой «исламист»? Если это террорист, то причем здесь Ислам? Это опять-таки является, на мой взгляд, следствием религиозной неграмотности журналиста. С ними нужно работать тоже. В этом, я думаю, Вы нам окажете помощь.

Эту работу мы уже начали. Мы сейчас стараемся поддерживать те проекты, которые именно направлены на вхождение религиозных общин в светскую жизнь. Ну и еще раз хочу сказать большое спасибо, за то, что пригласили сюда и я здесь не всех, к сожалению, присутствующих хазратов знаю, поэтому это возможность познакомиться с ними поближе, обсудить многие вопросы, которые интересны всем. И прошу после окончания мероприятия, уважаемых религиозных деятелей, у кого есть вопросы к нашему фонду – обращайтесь. Спасибо еще раз за внимание».

М.Бабич: «Да, спасибо. Ну как раз одна из задач, которые наш выступающий поставил это, то, что еще мы не все хорошо знакомы. Заодно познакомим всех, кто еще не знаком. А скажите, пожалуйста, как Вы занимаетесь повышением квалификации священнослужителей?»

А.Сикрорский: «Мы поддерживаем проекты, направленные на это. Мы сами не религиозные деятели. Мы не занимаемся».

М.Бабич: «Я понимаю. Вот если человек хочет учиться?»

А.Сикорский: «Есть учебные заведения – институты, университеты. Практически не остается учебных заведений мусульманских, которые бы мы не поддерживали. Естественно они к нам обращаются. При многих управлениях, в частности при Совете муфтиев России в ДУМЕРе созданы уже курсы повышения квалификации, потому что на самом деле уровень религиозной грамотности необходимо повышать. На этот счет ДУМЕР ведет большую работу. Такую же работу, я знаю, ведет и РАИС тоже, в частности исполком РАИСа  М.Хузин и его организация.

Сейчас такие же курсы организовываются на Северном Кавказе, для повышения квалификации сельских имамов. Потому что, к сожалению, многие имамы проповедуют, мягко говоря, не совсем Ислам, не потому что они настроены радикально или что-то еще. Они элементарно его не знают».

М.Бабич: «Спасибо. Ну что касается случая, когда православный священник дал деньги на строительство мечети, у нас такие примеры не единичны. Такая практика только приветствуется».

А.Сикорский: «К сожалению, исламских религиозных деятелей, имеется ввиду, мусульманских деятелей очень редко можно увидеть на различных телевизионных передачах, на центральных каналах и в центральной прессе. Хотелось бы, чтобы в этом содействие со стороны властей оказывалось больше. К сожалению, еще раз говорю, вот вы можете мне напомнить мне передачи по центральному телевидению с участием и выступлением наших муфтиев, кроме встреч наших? Желательно за ближайший месяц».

М.Бабич: «Мне кажется надо содействовать, там, где есть противодействие. А так, я не часто смотрю телевизор, поэтому и православных священников, кроме патриарха по телевизору не видел… Вот коллега профессионально занимается, он подскажет как правильно надо действовать… Юнусова Айслу Билаловна – директор Института этнологических исследований Уфимского научного центра РАН»

Айслу Юнусова: «Уважаемый Михаил Викторович, я очень рада, что Вы, как и предшественники, проводите такие совещания с участием представителей научного сообщества Российской Федерации, в том числе Российской академии наук, которую я здесь представляю. Еще я здесь представляю Республику Башкортостан. Вот хотелось бы сделать такую ремарку, что в Оренбурге, но в Уфе было открыто Оренбургское магометанского духовное собрание, как оно было записано в Указе: «учредить в Уфе магометанского духовного собрания», но это не принципиально конечно было. Это вытекает из того, что тогда была территория такая огромная Оренбургская губерния, оренбургского генерал-губернатора… Но мне хочется в связи с этим в очередной раз сказать, что очень хотелось бы, чтобы у большинства священнослужителей – мусульманских, православных и не только, было на ряду с духовным образованием и высшее гуманитарное образование, как у Барый-хазрата – муфтия оренбургского, которое он получил в Российской академии государственной службы и управления. Оно помогает в своей работе.

У меня создалось такое впечатление и впервые, что у духовенства создалось двойственное отношение к государству. С одной стороны, здесь уже звучало неоднократно, есть пожелание, чтобы государство разобралось в системе духовных управлений, чтобы контролировало невмешательство одних духовных управлений в деятельность других. И вместе с тем высказывается очевидное недоверие к органам власти, в том числе правоохранительным органам. Ставят под сомнение их деятельность и какое-то недоверие. Государство, у нас все-таки одно государство, и если есть законодательство, оно действует соответственно… Граждане Российской Федерации тоже должны иметь право и быть законопослушными.

Ну и хотелось бы обратить ваше внимание в связи с этим, на то, что действительно, так называемые рейдерские захваты приходов мечетей мы сегодня наблюдаем в целом по России. Вместе с тем, что вот могу сделать граждане, в том числе мусульмане – это инициировать внесение изменений в законодательство, в частности в закон «О свободе совести», которым предусмотрено, что три юридически оформленные религиозные организации могут учредить централизованную структуру. Таким образом, могут возникнуть или возникли духовные управления, в том числе центральные повсеместно. Мы это можем наблюдать и дальше, поскольку законодательством предусмотрено.

А уже к кому тяготеет это духовное центральное управление, к какому ведомству, к какому духовному лидеру, здесь остается только фиксировать. Например, на территории Башкортостана тоже создаются такие. Сначала неподведомственные никакому духовному управлению мечети, а потому они могут влиться в любое другое духовное управление, в том числе, выходящее за пределы Приволжского федерального округа. Можно сказать, что существуют административные границы, но духовные границы между регионами они отсутствуют сегодня.

Хотела бы остановиться на вопросе миграции. Действительно, мы сегодня именно вместе с расширением миграционных потоков с началом 90-х годов наблюдали и наблюдаем интервенцию радикальных идеологий в среду российских мусульман. Началось это в начале 90-х годов. К слову сказать, сегодня, например, на территории Башкирии почти 12% населения – это не граждане. Это те, кто стали гражданами Российской Федерации, переехав из стран Центральной Азии и других регионов бывшего Советского Союза в 90-е годы. Они осели здесь в Российской Федерации, получили гражданство, но действительно, это мигранты. И сегодня в стране нашей, особенно в Приволжском федеральном округе, где наиболее ярко выражен, так называемый, антропоток. Сегодня таких достаточно много и они были, и сегодня в значительной степени являются носителями радикальных идеологий, имеют непосредственное отношение к распространению экстремизма. Вот эту сферу – миграцию, миграционные потоки, и, конечно же, в первую очередь нелегальную миграцию государство и должно и может регулировать.

Ну а что касается распространения экстремизма, то нужно сказать, что в Республике Башкортостан сегодня ведется очень активная работа, совместная и духовных лиц, причем не только мусульманских и других, вместе с управлениями силовых структур: ФСБ, МВД, Комитета по предотвращению наркооборота и другими структурами ведется совместная работа. В частности на базе Башкирского государственного педагогического университета имени Акмуллы создан центр подготовки и переподготовки имамов. В Институте правового и исторического образования университета для слушателей Российского исламского университета им.Фахретдина читаются лекции. Этот же университет сотрудничает и с многочисленными колледжами – теперь так называются мусульманские медресе в Башкирии, в том числе с медресе Марьям Султановой уфимским.

И вот это сотрудничество сегодня оно очень эффективно, по крайней мере у нас разработан 92-часовой курс специальный «Интервенция радикальных идеологий в среду российских мусульман», где изучаются все правовые нормы российского законодательства: указы, законы, распоряжения, касающиеся предотвращения распространения экстремизма, закон «О предотвращении экстремизма и терроризма». И далее уже рассматриваются детально все международные структуры, которые созданы и пытаются распространить свое влияние в Башкирии, чем они опасны, чем опасны их вероучения. Эта работа проводится регулярно. Кроме того, Духовное управление мусульман Республики Башкортостан сегодня совместно с представителями Центрального духовного управления создали такую структуру. Лекторская группа, которая у нас регулярно выезжает во все районы республики, привлечены вузовские профессора, преподаватели колледжей, Российского исламского университета. Идет большая просветительская работа. Она сейчас ведется как никогда активно, и результаты уже есть.

Вот тот форум, о котором сегодня уже говорили – молодежный форум «Ислам, молодежь, будущее» он показал, что современная молодежь из Республики Башкортостан, а там было 720 человек – представителей, так скажем рискованных районов – южных районов Зауралья, где широко распространен, особенно распространены радикальные течения. Так вот эта молодежь проявила свою искреннюю заинтересованность сбросить, стряхнуть с плеч Ислама республиканского вот этот образ суфийского. И вот эта молодежь настроена на то, чтобы работать на республику. И здесь эффект деятельности совместной государства, вузов, науки, религиозных учреждений он на виду.

Я бы хотела обратить внимание на общее внимание: 19-20 апреля в Уфе состоялась Всероссийская конференция учителей истории и обществознания. Ее проводила Всероссийская ассоциация учителей истории и обществознания. Она называлась «Преподавание этнокультурного компонента в контексте российской истории», была посвящена году российской истории, но большинство учителей, а они были из 12 регионов Российской Федерации, в том числе из Хабаровского края, Новосибирской области, из всех наших областей и республик Северного Кавказа и из Москвы само собой. Все учителя истории очень обеспокоены тем, как, на основе каких методических разработок и кем, самое главное, будут преподаваться основы религиозной культуры, основы всемирной культуры и светской этики. Это очень-очень важный вопрос и учителя констатируют: первое – на сегодняшний день в Российской Федерации кадров, способных целенаправленно вести эту работу с той целью, которая поставлена, то есть решить задачу формирования толерантной личности, духовной нравственной, все-таки пока нет. Второе: начало обучения этим предметам с 4-ого класса преждевременно. Вы все учились в обычной общеобразовательной школе и знаете, когда приступают к изучению истории древнего мира, посвящают ребенка, погружают его в мир домонотеистических религий. Там изучаются сюжеты, связанные с появлением монотеистических религий – Ислама, Православия. Потом – Средневековье это уже 6-й класс изучается Средневековье и на Западе и на Востоке. И уже приступают к изучению, есть такой большой сюжет, создание Халифата, появление Ислама и т.д. и вот в четвертом классе, когда ребенок вообще не знаком с общими сюжетами развития человечества приступать к изучению основ религиозной культуры считают учителя преждевременно. И, я думаю, что здесь все-таки формирование духовности, нравственности, обучение религии должно лечь на плечи воскресных школ, а не общеобразовательных. Но инициатива учителей, учительского корпуса сейчас направлена на то, чтобы внести изменения в распоряжение Министерства образования и науки Российской Федерации – перевести начало обучения с 4-ого на 6-й класс. И кем будут преподаваться, конечно, вот здесь самое широкое поле сотрудничества с вами, с уважаемыми и хазратами, и священнослужителями Русской Православной церкви и т.д. Но наблюдается стремление духовенства самим преподавать. Встает вопрос в качестве кого?

Комментарии 2