Среда обитания

Cотрудники силовых ведомств каждый вечер дежурили у мечети и переписывали прихожан

Письма из зиндана 

Сокмышев Заур Амурбиевич, родился 03.08.1984 года, Россия, республика КБР, г. Терек. Кабардинец.

У меня есть отец, мать, супруга, сын, брат и сестра.

С детства я занимался спортом – футболом и вольной борьбой.

Окончил среднюю школу №1 г. Терека.

     

Однажды наш сосед (Имам г.Терек) по имени Ихсан – добрый пожилой мужчина, получивший высшее духовное образование в Сирии, пригласил меня посетить мечеть во время пятничной проповеди.

Это было мое первое посещение мечети.

Так в возрасте 21-го года к Исламу я стал относиться серьезно, т.е. регулярно посещать мечеть, делать Намаз, изучать Коран и религию в целом.

В Исламе я научился быть честным, справедливым, трудолюбивым.

Наша религия учила нас уважению к старшим, терпению и здоровому образу жизни. Все эти качества я имел возможность наблюдать на примере старших братьев мусульман.

В нашем городе все больше молодых людей начали принимать Ислам.

В 2002 году у нас в Тереке образовалась дружная община (джамаат). Вместе мы занимались спортом, устраивали и принимали участие в турнирах по футболу. В нашей общине люди всегда могли найти поддержку, внимание и заботу. Мы занимались благотворительностью, помогали старикам, вдовам, одиноким людям и просто нуждающимся.

В перспективе я собирался отправиться в Египет, с целью поступления в ВУЗ, но мне было отказано в выдаче заграничного паспорта.

Имам нашей общины Аксоров Ахмед порекомендовал меня главе администрации терского района на должность мулы. В мои планы входило оказание населению ритуальных услуг, похороны, заключение браков и т.д.

Главой администрации мне было отказано в выше указанной должности, причиной стало отсутствие у меня высшего духовного образования.

После этого отказа я начал учиться в КБ Исламском институте в г. Нальчике, где я получил духовное образование, которое разрешало мне занимать духовные должности.

Но, как и прежде, глава администрации отказал мне в занимании данного поста.

Далее, с начала 2003 года мусульмане КБР начали подвергаться репрессиям со стороны силовых структур. Это проявлялось в постоянных унижениях.

Сотрудники силовых ведомств начали делить налеты на мечети, избивали, забирали нас в отделения милиции, где нас подвергали избиениям, оскорблениям и пыткам.

Нам выбривали на головах кресты, вырывали бороды, а после этих процедур нас вносили в непонятные для нас списки. Списки составлялись из прихожан мечети, сотрудники силовых ведомств каждый вечер находились возле мечети и каждого мусульманина заносили в эти списки. Наши семьи и дома стали объектом постоянных нападок со стороны силовых структур, сотрудники врывались в дома и угрожая, пугая родителей, уверяли их в том, что их дети – это сборище ваххабитов.

Ситуация продолжалась годами и только набирала обороты.

На многочисленные жалобы мусульман в прокуратуру и президенту РФ В.В.Путину никакой реакции не последовало.

Так же я был участником митинга мусульман возле белого дома в 2004 году по поводу зверски убитого Расула Цакаева, молодого верующего мусульманина.

Власти в лице председателя Правительства КБ Геннадия Губина обещали, что виновных накажут.

Сотни идентичных случаев привели к трагедии в октябре 2005 года.

20 ноября 2005 года меня арестовали в г. Москве, где я жил и работал.

Когда я был этапирован в г.Нальчик, меня доставили в УБОП г.Нальчика.

Там я был подвергнут невыносимым безжалостным пыткам в течение двух суток. После чего был помещен в СИЗО№1 г. Нальчика.

Далее в течение полугода меня каждый день вывозили в УБОП на следственные действия, где ежедневно я был подвергнут жестоким пыткам и издевательствам, целью которых было заставить меня оклеветать себя и других.

Хотелось бы так же отметить, что ущемления продолжаются.

Вот уже семь лет я нахожусь в СИЗО№1 г.Нальчика и не знаю, что меня ожидает…

Надежда на то, что в нашей республике воцарится долгожданный мир не покидает меня. Так же я надеюсь, что мировая общественность не останется в стороне от сложившейся с нами ситуации и мы сможем когда-нибудь вернуться к своим семьям и жить в мире и согласии, воспитывая своих детей.

Комментарии 1