Среда обитания

Мусульмане Великого Новгорода: "В строительстве мечети нет никакого экстремизма"

Представители мусульманской общины Великого Новгорода: Набид Ашурлаев, Аднан Дудаев и Майрбек Абуезидов согласились ответить на вопросы ВН.ру по поводу строительства мечети в областном центре. Пока чиновники всех мастей хранят молчание, в обществе продолжают появляться слухи относительно возможного появления мусульманского храма.

Напомним, ранее выходцы из Чеченской Республики, проживающие в Великом Новгороде, обратились к президенту ЧР Рамзану Кадырову с просьбой посодействовать в строительстве мечети в областном центре. Требование не допустить строительства мечети в областном центре стало основным на "Русском марше", прошедшем 4 ноября, в День народного единства.

Представители мусульманского движения уверяют: в строительстве мечети нет никакого экстремизма.

ВН.ру: Почему вы хотите, чтобы мечеть появилась в Великом Новгороде?

Н.А.: Нам, на самом деле, без разницы – не обязательно, чтобы прямо здесь. Нам просто нужно место, чтобы мы собирались, молились. Чтобы мы постоянно не искали места, не снимали. И не обязательно, чтобы это была мечеть в городе, достаточно просто молельной комнаты.

А.Д.: В исламе нет такого, чтобы кому-то мешать, с кем-то конфликтовать. Напротив – если твоя религия мешает кому-то, нужно максимально стараться не мешать никому. Мы хотим воспитывать свою молодёжь на этих позициях (на кавказских, на восточных). Ни для кого ведь не секрет, что тамошние законы, наши, они более земные – в уважении к старшим и прочее. Здесь, в России, у нас идёт ассимиляция – мы приехали на год, а живём по 30-40 лет и раз уж судьба нам здесь жить и дальше, мы хотим воспитывать своих детей, чтобы у них здоровый образ жизни был.

Дело в том, что молодёжь наша расхолаживается, целые стадионы пустуют, хорошие учебные заведения… Не хочет молодёжь получать образование, не стремится заниматься спортом, не хочет вести здоровый образ жизни. С бутылкой пива наперевес по дворам болтается, время убивает. Должна быть толерантность по отношению друг к другу. Вот такая у нас благородная цель. Мне кажется, власти должны к нам прислушаться.

     

ВН.ру: Внимание к вам стало более пристальным со стороны спецслужб и полиции после того, как стали появляться слухи о строительстве в Великом Новгороде мечети?

А.Д.: Да вроде нет. Но меня как-то приглашали в полицию, вёл со мной беседу начальник одного отдела. Когда я ему рассказал о нашей цели, о нашей проповеди, он, наоборот, приветствовал будущее строительство. Ведь никакого экстремизма здесь нет и не будет. И я ему это рассказал, что если будут какие-то трения, мы готовы помогать.

ВН.ру: Встречались с противниками возведения мечети? Пытались им объяснить своё видение ситуации?

Н.А.: Я их даже не видел ни разу. Это было только на митинге (на «Русском марше» 4 ноября – прим ВН.ру.). Противники – это человек пять, которые разговаривают, а остальные слушают и поддакивают. Если подойдёшь к каждому и спросишь, то выясняется, что никаких противников, в общем-то, и нет.

ВН.ру: Одно из самых резонансных событий этого года – так называемый панк-молебен группы Pussy Riot. И мусульман часто обвиняли в том, что если бы девушки зашли в мечеть, то их там чуть ли не распяли бы. Это, действительно, так?

Н.А.: Нет, к нам бы они не зашли в принципе. В наших мечетях не происходит ничего такого, что делается в Храме Христа Спасителя. Люди бриллианты и золото повесили и в храмы ходят. Вот против этого девчонки и выступили.

ВН.ру: Пытались пролоббировать строительство мечети среди чиновников администрации Новгородской области?

Н.А.: Да, писали им, писали. А в ответ – подождите, да подождите.

А.Д.: Вы понимаете, нам гражданство подарили не вчера, мы живём в одной стране. Мы родились в России. Конституция нам даёт право на вероисповедание. Её мы принимали все вместе, за неё голосовали. И мы имеем право на свою веру, никому не мешаем.

ВН.ру: Новгородцев пугает неизвестность и сам факт того, что в их городе будет стоять огромная мечеть, куда будут стекаться толпы верующих. Разве не так?

А.Д.: Нет, это не будет большое здание. Никаких позолоченных минаретов, может быть, небольшой домик. Мы ведь сейчас арендуем помещение, платим за него деньги. Но представители мусульманской общины здесь никогда не были, так скажем, обеспечены.

Ни один мусульманин не был ни губернатором, ни заместителем губернатора, ни депутатом городской или областной думы. Мы здесь перебиваемся «с хлеба на воду», грубо говоря. И из всех мусульман, кого я знаю, трое-четверо всего имеют своё жильё. Мы просто хотим, чтобы нам дали возможность спокойно собираться, молиться Богу.

ВН.ру: Но ведь нельзя отрицать возможность провокаций с обеих сторон.

М.А.: Третий год мусульмане собираются на улице Щусева. Но они попросту не вмещаются в этом маленьком помещении. Всегда для СМИ, для блогеров, для журналистов, для сотрудников внутренних органов двери открыты. Каждый может придти, послушать, посмотреть. Можно даже установить веб-камеры. Насколько я знаю, люди возмущены тем, что, якобы, по утрам их будут будить громкие звуки молитв.

Мусульмане говорят, что им необходима мечеть, подразумевая дом для совершения обязательной пятничной молитвы. Без куполов, для нас это не принципиально. Просто элементарное помещение – придти, помолиться и разойтись.

Через интернет идёт экстремистское толкование ислама. Во многих городах России есть люди, которые в интернете подвергаются этим течениям. И чтобы у нас в городе этого не было, надо работать с молодёжью, духовно работать.

ВН.ру: А в Чечне или, к примеру, Дагестане есть православные храмы?

А.Д.: Я так скажу, мой самый близкий друг в Чечне – он главный инженер компании, которая занималась восстановлением храма Михаила Архангела в Грозном на проспекте Мира, где рядом, буквально в пяти шагах, находится мечеть. Никто чужую веру там не отвергает, она имеет право на существование.

Автор: беседовали Илья Давлятчин и Валерия Карпова

Комментарии 0