Общество

В чем разница между Болотной и Гимрами?

В чем разница между Болотной и Гимрами?

 

Журналистка МК Марина Перевозкина разразилась гневной отповедью жителям селения Гимры за то, что они посмели кидать камни в служащих федеральной армии, арестовавших троих жителей. Пожурила она и обитателей интернета за то, что они своими просмотрами сделали популярным видеоролик об этом событии. Жителям журналистка припомнила, что они смели бунтовать против имперской армии и советской власти, что сохранили дом имама Шамиля, и за то, что их женщины носят платки. А “сетевым хомячкам” она попеняла на неосмотрительность в деле поощрения горского вольного общества, лихо умеющего отвечать на беззаконие.

Для полного понимания приводим сам текст статьи (прим.ред.).

     

В социальных сетях вторую неделю обсуждают видео из дагестанского села Гимры, на котором местные жители под крики «Аллах акбар!», забрасывают камнями ОМОН. ОМОН в ответ стреляет в воздух. Как следует из комментариев, таким образом гимринцы добиваются освобождения своих задержанных односельчан. В конце концов, поле битвы остается за ними: ОМОН отступает. Задержанные возвращаются по домам.

Мне, журналисту с немалым опытом работы на кавказских войнах, вообще-то не совсем понятно, с чего это вдруг этот довольно «вегетарианский» инцидент получил столь широкий резонанс. Еще сравнительно недавно опрометчивый визит малочисленного отряда федералов в высокогорное ваххабитское село с большой долей вероятности привел бы к тому, что половина из них вернулась бы к женам и матерям по частям, а другую годами искали бы с помощью общества «Мемориал» и «Комитета солдатских матерей». А они в это время в горах собирали бы черемшу. Ту самую, которая весной продается на московских рынках. Говорят, во время обеих чеченских войн Москва была просто завалена черемшой…

Надо знать, что Гимры – очень непростое село. Это родина имама Шамиля, здесь до сих пор стоит его дом. Сохранился и родной дом учителя Шамиля – имама Газимагомеда, того самого, который первым объявил Российской Империи газават – священную войну. Здесь же Газимагомед был убит во время штурма аула отрядом барона Розена.

В 20-е годы прошлого века во время антисоветского восстания жители Унцукульского района, куда относится и Гимры, уничтожили отряд из нескольких сотен красноармейцев, а также захватили и убили председателя ДагЧК Сафара Дударова. Место сражения получило мрачное название «Долина смерти», а советская власть с тех пор махнула на район рукой. Тем более, что и добраться туда было очень трудно.

Шариатские традиции здесь не прерывались со времен имама Шамиля. Так что нет ничего удивительного в том, что Гимры стал сегодня ваххабитским центром (а по версии силовиков – и тыловой базой террористического подполья). Женщины здесь носят хиджаб, а по спорным вопросам принято обращаться к шариатскому судье. Вдоль дороги стоят зеленые таблички с арабской вязью, среди них одна на русском: «Трус тот, кто думает о последствиях» – такая надпись была выгравирована на кинжале Шамиля. Из соседнего аула Балахани выехала в Москву смертница Марьям Шарипова, которая в 2010 году взорвала станцию метро «Лубянка».

Одним из организаторов того теракта считается нынешний амир Дагестана Ибрагим Гаджидадаев, по прозвищу «Рыжий» – еще один уроженец Гимры. Он также известен тем, что застрелил «авторитетного» депутата республиканского парламента Газимагомеда Магомедова («Гимринского») и взял на себя ответственность за убийство министра внутренних дел Дагестана Адильгирея Магомедтагирова. Вот в связях с этим замечательным человеком и подозревают троих гимринцев, к слову, задержанных не в селе, а в аэропорту, откуда они собирались лететь в Турцию.

В ответ на задержание молодых людей их односельчане (около 500 человек) заблокировали Гимринский мост, что и стало причиной приезда полиции и последующей стычки. Таким образом местные и федералы разбираются между собой уже не в первый раз. Да и контртеррористическая операция идет здесь практически непрерывно с 2007 года.

Самое идиотское, на мой взгляд, суждение, которое было в связи со всем этим высказано – что Гимры это типа такая «мини-Болотная» (это цитата), и вот как надо бороться за свои права! Власть-де боится силы, молодец она только против овец, так что стоит только поднажать… Послушайте, эти люди не знают, что такое права и гражданские свободы, и воюют они не за них, а за своих родичей и собратьев по джамаату. Используя в отношении чужаков и неверных древний способ казни: побивание камнями.

На самом деле власть с кавказцами поступает намного более жестко, чем с московскими протестантами, и подстрекателям это прекрасно известно. Москвичи, по-счастью, не знают, что такое «зачистки» или как подозреваемые в терроризме исчезают, не успев сделать звонок адвокату. Человек с промытыми ваххабитским учением мозгами – это живая бомба, только пока без взрывателя. Честно, я не знаю, что лучше: ждать, пока эта бомба взорвется, убив сотню невинных людей, или обезвредить превентивно, нарушив права бомбы.

Теперь о продвинутых «патриотах», для которых события в Гимры стали поводом для новых призывов отделить Кавказ, поскольку он, дескать, все равно уже не Россия. (Именно так в конце 80-х валили единую страну: Москву убеждали, что республики – это нахлебники, сидящие на шее у России. А республики – что это они кормят всю страну).

В один прекрасный день в ответ на их монотонные завывания «Хватит кормить Кавказ» вполне может прозвучать «Хватит кормить Россию!» Впрочем, на это они, видимо, и рассчитывают.

вторую неделю обсуждают видео из дагестанского села Гимры, на котором местные жители под крики «Аллах акбар!», забрасывают камнями ОМОН. ОМОН в ответ стреляет в воздух. Как следует из комментариев, таким образом гимринцы добиваются освобождения своих задержанных односельчан. В конце концов, поле битвы остается за ними: ОМОН отступает. Задержанные возвращаются по домам.

Мне, журналисту с немалым опытом работы на кавказских войнах, вообще-то не совсем понятно, с чего это вдруг этот довольно «вегетарианский» инцидент получил столь широкий резонанс. Еще сравнительно недавно опрометчивый визит малочисленного отряда федералов в высокогорное ваххабитское село с большой долей вероятности привел бы к тому, что половина из них вернулась бы к женам и матерям по частям, а другую годами искали бы с помощью общества «Мемориал» и «Комитета солдатских матерей». А они в это время в горах собирали бы черемшу. Ту самую, которая весной продается на московских рынках. Говорят, во время обеих чеченских войн Москва была просто завалена черемшой…

Надо знать, что Гимры – очень непростое село. Это родина имама Шамиля, здесь до сих пор стоит его дом. Сохранился и родной дом учителя Шамиля – имама Газимагомеда, того самого, который первым объявил Российской Империи газават – священную войну. Здесь же Газимагомед был убит во время штурма аула отрядом барона Розена.

В 20-е годы прошлого века во время антисоветского восстания жители Унцукульского района, куда относится и Гимры, уничтожили отряд из нескольких сотен красноармейцев, а также захватили и убили председателя ДагЧК Сафара Дударова. Место сражения получило мрачное название «Долина смерти», а советская власть с тех пор махнула на район рукой. Тем более, что и добраться туда было очень трудно.

Шариатские традиции здесь не прерывались со времен имама Шамиля. Так что нет ничего удивительного в том, что Гимры стал сегодня ваххабитским центром (а по версии силовиков – и тыловой базой террористического подполья). Женщины здесь носят хиджаб, а по спорным вопросам принято обращаться к шариатскому судье. Вдоль дороги стоят зеленые таблички с арабской вязью, среди них одна на русском: «Трус тот, кто думает о последствиях» – такая надпись была выгравирована на кинжале Шамиля. Из соседнего аула Балахани выехала в Москву смертница Марьям Шарипова, которая в 2010 году взорвала станцию метро «Лубянка».

Одним из организаторов того теракта считается нынешний амир Дагестана Ибрагим Гаджидадаев, по прозвищу «Рыжий» – еще один уроженец Гимры. Он также известен тем, что застрелил «авторитетного» депутата республиканского парламента Газимагомеда Магомедова («Гимринского») и взял на себя ответственность за убийство министра внутренних дел Дагестана Адильгирея Магомедтагирова. Вот в связях с этим замечательным человеком и подозревают троих гимринцев, к слову, задержанных не в селе, а в аэропорту, откуда они собирались лететь в Турцию.

В ответ на задержание молодых людей их односельчане (около 500 человек) заблокировали Гимринский мост, что и стало причиной приезда полиции и последующей стычки. Таким образом местные и федералы разбираются между собой уже не в первый раз. Да и контртеррористическая операция идет здесь практически непрерывно с 2007 года.

Самое идиотское, на мой взгляд, суждение, которое было в связи со всем этим высказано – что Гимры это типа такая «мини-Болотная» (это цитата), и вот как надо бороться за свои права! Власть-де боится силы, молодец она только против овец, так что стоит только поднажать… Послушайте, эти люди не знают, что такое права и гражданские свободы, и воюют они не за них, а за своих родичей и собратьев по джамаату. Используя в отношении чужаков и неверных древний способ казни: побивание камнями.

На самом деле власть с кавказцами поступает намного более жестко, чем с московскими протестантами, и подстрекателям это прекрасно известно. Москвичи, по-счастью, не знают, что такое «зачистки» или как подозреваемые в терроризме исчезают, не успев сделать звонок адвокату. Человек с промытыми ваххабитским учением мозгами – это живая бомба, только пока без взрывателя. Честно, я не знаю, что лучше: ждать, пока эта бомба взорвется, убив сотню невинных людей, или обезвредить превентивно, нарушив права бомбы.

Теперь о продвинутых «патриотах», для которых события в Гимры стали поводом для новых призывов отделить Кавказ, поскольку он, дескать, все равно уже не Россия. (Именно так в конце 80-х валили единую страну: Москву убеждали, что республики – это нахлебники, сидящие на шее у России. А республики – что это они кормят всю страну).

В один прекрасный день в ответ на их монотонные завывания «Хватит кормить Кавказ» вполне может прозвучать «Хватит кормить Россию!» Впрочем, на это они, видимо, и рассчитывают.

http://www.mk.ru/blog/posts/1854-hvatit-kormit-rossiyu.html

 

Орхан Джемаль, журналист

Центральная мысль этой заметки – «кидание камнями в ментов на Болотной и в Гимрах не одно и то же, так как в первом случае это борьба за демократию, а во втором помощь арестованным сородичам».

Иными словами, действенный протест против нелегальных захватов людей (кем бы они ни были) – это не демократия, а демократия – это беспомощный скулеж в фейсбуке по поводу всяких развозжаевых.

У силовиков на арестованных гимринцев ничего не было, хотя, судя по опусу Перевозкиной, она понимает, КАК их допрашивали, а Развозжаев раскололся до задницы по причине того что его не водили пописать…

Теперь в первом случае нам говорят, пожимая плечами, что «это же вахабиты…», а во во-втором – «о ужас, пытки, пытки…».

Знали бы эти люди что такое настоящие пытки!

На самом деле разница между Болотной и Гимрами не в том, что в одном случае демократия, а в другом – нет, а в том, что в Гимрах – Люди (именно так, с большой буквы), а на Болотной были хомячки (как ни грустно это признавать), и вся желчь Перевозкиной – не более чем понимание этой разницы.

Автор выразила недоумение, отчего, супротив ее ожиданий, осыпанные камнями силовики не провели против бунтарского села спецоперацию и не нашинковали гимринцев как капусту, а напротив, прогнулись и отпустили задержанных.

Объясняю, Москва разрешила прямые выборы глав субъектов. Так что президента Дагестана Магомедсалама Магомедова ждут выборы.

В Дагестане есть настоящая оппозиция, она – за демократию в том виде, в котором демократию допускает Коран и шариат, это несколько иная демократия, нежели та, что вытекает из билля о правах, декларации независимости и понятий о естественных правах человека, придуманных французскими энциклопедистами. Она не распространяется на педерастов, клоунесс из Пусси Райот, не подразумевает любви взахлеб к Израилю и религиозной веры в холокост, однако это тоже демократия.

Но не в этом принципиальная разница.

Она в том, что настоящей России (не читающей в электричках МК) плевать на Болото и оппозицию (слушающую Эхо Москвы в авто, купленных в кредит), плевать на развозжаевых с толоконниковыми, да и на демократию с правами человека им плевать по большому счету, как и кого выбирать они прочтут в газетах (в том числе в МК), а в Дагестане людям не плевать на свою демократию, потому что она от Бога, не плевать на арестованных, потому что это родственники и единоверцы, и так, как отнесется к Магомедсаламу Магомедову Гимры, так к нему отнесется как минимум треть Дагестана.

Вот поэтому развозжаевы с толоконниковыми будут сидеть, а гимринцы будут на свободе.

Если это не нравится Преревозкиной, значит, ей не нравится демократия и такие ее институты как свободные выборы.

Госпожа Перевозкина представила самую себя как «журналиста с немалым опытом работы на кавказских войнах».

Итак, специалист с немалым опытом, типа, разбрающийся, пишет:

“Из соседнего аула Балахани выехала в Москву смертница Марьям Шарипова, которая в 2010 году взорвала станцию метро «Лубянка».

Одним из организаторов того теракта считается нынешний амир Дагестана Ибрагим Гаджидадаев, по прозвищу «Рыжий» – еще один уроженец Гимры. Он также известен тем, что застрелил «авторитетного» депутата республиканского парламента Газимагомеда Магомедова («Гимринского») и взял на себя ответственность за убийство министра внутренних дел Дагестана Адильгирея Магомедтагирова. Вот в связях с этим замечательным человеком и подозревают троих гимринцев, к слову, задержанных не в селе, а в аэропорту, откуда они собирались лететь в Турцию”.

Во-первых, никто, никогда не считал гимринского абрека Ибрагима Гаджидадаева организатором взрывов в Московском метро. За этим терактом стоял уроженец села Губден Магомедали Вагабов, а Марьям Шарипова «из соседнего аула Балахани» была женой Вагабова, по крайней мере именно так считают те, кто расследовал это дело, и им особенно не возражает ни само подполье, ни независимые эксперты, на правозащитники. У Гаджидадаева с Вагабовым были, мягко говоря, не простые отношения, так что те, кто хоть чуть-чуть разбираются в «кавказских войнах», могут лишь посмеяться по поводу того, что Гаджидадаев послал взрываться даже не просто чужую жену, а жену Вагабова, бывшего в кавказском подполье в то время человеком, по значению равным Доку Умарову.

Во-вторых, Гаджидадаев, при всей своей абреческой славе, никогда не был амиром Дагестана, более того, он даже не амир так называемого гимринско-балаханского сектора. Он руководит небольшой, замкнутой группой односельчан и, хотя и признает руководство Имарата Кавказ, живет, как говорят в Дагестане, «на своей волне», то есть полностью автономен, никому в действительности не подчиняется и ни за кого ответственности не несет.

В-третьих, основания для задержания гимринцев, с точки зрения Перевозкиной, – их связь с Гаджидадаевым. Так вот, всего сейчас в Гимрах три тысячи с лишнем жителей, последние сто лет в Гимрах бытует традиция эндогамных браков (гимринцы женятся преимущественно на гимринках), в селе ВСЕ связаны с Гаджидадаевым, любой является его хотя бы дальним родственником, его отец сейчас менеджер на Ирганайской электростанции, два его дяди были мэрами Буйнакска, еще один дядя академик республиканской академии наук, все прочие гимринцы (пастухи, хлебопеки, каменщики, учителя, краеведы, домохозяйки) являются сколькотоюродными братьям и сестрами, племянниками и племянницами, дядьями и тетками, дедами и бабками. Бери любого на выбор и сажай за связь с Гаджидадаевым. Знатоку «кавказских войн» следовало бы знать эту специфику села – как-никак «ваххабитский центр».

В-четвертых, особое удовольствие получил, прочтя, что арестовали гимринцев не где-то, «а в аэропорту, откуда они собирались лететь в Турцию». Браво, Перевозкина! Уела, хорошие парни в Турцию не летают.

В целом статья эта даже интересна, но не тем, что «журналист с немалым опытом кавказских войн» просто ни во что не врубается и не мнением про то, где настоящая демократия, а где нет, а своего рода автопортретом прогрессивной либеральной интеллигентки московского разлива. Это плач хомячка по поводу своей хомячковости и злость от понимания, что где-то есть люди, лишенные этой импотенции духа.

Надежда Кевркова, журналист

Состояние истерики, овладевшее московской публикой на фоне признания Палестины в ООН, вполне понятно. МК всегда отличался тем, что “очень тонко” реагировала на настроения в стане московской интеллигенции.

Так, напомню, летом 2001 года Юлия Калинина внезапно разразилась двумя заметками размером в газетную полосу под названием “Покорение Кавказом”. В этих своих трудах она впервые громогласно объявила, что есть враги у россиян – и воплощением врага для нее стали кавказцы.

Видно, как Перевозкина и редакторы МК нервничали – они повторили дважды один и тот же сбивчивый текст!

Что касается этого эпизода в селении Гимры, то оно зацепило московскую публику тем, что до боли напомнило им самое страшное, что они и их эмигрировавшие родственники видели: как бесстрашные палестинские дети с камнями идут против танков, БТР-ов, вооруженных до зубов солдат. И, как выяснилось недавно в ООН, побеждают.

Мальчик с камнем давно стал символом пастушка Давида, который одолевает великана Голиафа. К огорчению израильских обывателей, эта библейская символика обернулась против них, как им кажется, единственных наследников Давида.

Со своим безудержным хвастовством по поводу своей военной мощи они угодили в неприятное положение: их побеждают безоружные дети, а слава победителя-пастушка перешла к несчастному народу, не смирившемуся с самой бесчеловечной формой оккупации и апартеида, который установили в Святой земле съехавшиеся со всего мира граждане других стран.

Собственно говоря, Перевозкина транслирует лишь часть того злобного антикавказского и антиисламского настроения, которое много лет изливает в своих передачах Латынина. Только Латынина берет, что называется, шире и не стесняется напрямую проводить параллели между “террористическим” исламом в Палестине и на Кавказе.

Перевозкина в полном бессилии пытается транслировать зады латынинской пропаганды, подпрыгивая с мелкими доносами: “А из соседнего села приехала сама Марьям Шарипова взрывать ваше метро!”

Гимринцы не впервые отстояли своих. И не только гимринцы отбивали своих ни в чем не повинных односельчан. Но с великолепным дагестанским чувством юмора они вернули московской публике их самый страшный ночной кошмар.

Вы там в Москве кричите, что Кавказ – это ваша Палестина? Получите!

Но Россия – не Израиль, а Кавказ – не Палестина. Русские и кавказцы это знают, как бы ни старались латынины и перевозкины связать нас аналогиями.

Палестинцы никогда не смирятся с существованием Израиля, считают Иерусалим своей столицей и полагают, что все приехавшие с 1948 года переселенцы должны уехать из оккупированной ими земли. Ни один палестинец с Западного берега или Газы не может не то что приехать в Иерусалим – он не может приехать к родственникам на похороны в соседнюю деревню.

Жители Кавказа, при всех кошмарных нравах современной российской действительности, живут по всей стране, учатся, работают и даже служат в армии. Кавказцы работают в ведущих корпорациях и компаниях, среди них есть генералы и послы. И даже был один генералиссимус. Кавказцы совершенно точно не намерены захватывать Москву и другие города и выселять оттуда ее жителей. Все, что требуют кавказцы и мусульмане – чтобы на них прекратили обкатывать израильские методики зачисток, разрушений домов, пыток, сегрегации, досмотров и всего того, что так нравится москвичам в Израиле.

А великое селение Гимры, родина двух имамов, в котором живут прекрасные и бесстрашные люди, без латыниных и перевозкиных договорится с Россией, как оно договаривалось последние полтора века.

Когда летом я приехала в Гимры, то на центральной площади возле бассейна, в котором купались дети, стала невольным свидетелем дискуссии о равенстве людей – так что не пугайте нас гимринцами. Бойтесь сами.

Комментарии 4