Среда обитания

Страх перед Востоком на Западе


Крупные исторические изменения оставляют глубокие следы в мировой культуре. В некоторых случаях они формируют на протяжении многих веков менталитет народов. К примеру, даже Лимес, граница Римской империи в Европе, до сегодняшнего дня характеризуется значительными отличиями при проведении социологических опросов. В некоторых вопросах политических и ценностных ориентаций народы стран, принадлежавших две тысячи лет назад к Римской империи, существенно отличаются от населения тех стран, которые в то время лежали за пределами этой важнейшей на протяжении веков политико-культурной границы (или из которых римское население было вытеснено в процессе переселения народов). Причем, этот феномен справедлив вне зависимости от конфессиональной принадлежности народов или актуального экономического положения в рассматриваемых странах.

     

Схожий след в менталитете, судя по всему, оставили и многовековые противоречия между Западом и Востоком. Различные опросы на тему европейской интеграции вновь и вновь выявляют, что подавляющая часть немецкого населения выступает против вступления Турции в Европейский Союз - причем, вовсе не из-за особых предубеждений против Турции как таковой, а лишь по той причине, что для большинства немцев Турция попросту не относится к Европе. Часть опрошенных, считающих, что Турция является европейской страной, составила в 2008 году всего 18%. Некоторые факторы указывают на то, что представление о культурной полярности исламского мира и Запада глубоко укоренились в подсознании народов. Ничто не объединило немцев в самой разгар их междоусобной конфессиональной борьбы так сильно, как весть о том, что турецкая армия стоит перед Веной. “Турки” и ассоциируемый с ними весь исламский мир всегда были “другими”.

Этот исторический фактор нельзя упускать из виду и при изучении отношения немцев к исламу. Актуальный репрезентативный опрос Института Демоскопии Алленсбаха, осуществленный по заказу Frankfurter Allgemeine Zeitung, показывает, насколько противоречивые чувства испытывает германское население, когда речь заходит об этой теме. Многие пытаются показать дифференцированный взгляд на людей мусульманской веры. Для существенной части населения контакт с мусульманами является естественной частью повседневной жизни, и все же, в последнее десятилетие практически неизменно преобладает чувство отчужденности и недоверия.

Общий имидж ислама катастрофичен. Так, респондентов попросили выбрать из 21 высказываний наиболее точно характеризующие, по их мнению, эту религию. 83% опрошенных считают, что ислам характеризует ущемление прав женщин, 77% считают, что для ислама типично буквальное следование устаревшим религиозным канонам, 70% ассоциируют мусульманскую веру с религиозным фанатизмом и радикализмом. Значительное большинство населения ФРГ, помимо всего прочего, относят к Исламу готовность к насилию (64%), склонность к мести (60%), активное миссионерство (56%) и стремление к политическому влиянию (56%). Любовь к ближнему с исламом связали лишь 13% опрошенных, 12% ассоциируют его с благотворительностью, 7% - с открытостью и толерантностью.

Эти ответы, в принципе, не сильно отличаются от результатов аналогичного опроса Института Демоскопии Алленсбаха, который был проведен в мае 2006 года. Однако тогда результаты были несколько более негативными, чем сейчас, поскольку люди находились под впечатлением от сопровождавшихся насилием акций протеста мусульман в связи с публикацией карикатур на пророка Магомета.

То, что уровень недоверия к исламу очень высок, пусть и не настолько, как в прошлые годы, отражается и в ответах на другие вопросы. К примеру, на вопрос “Считаете ли вы, что в будущем между западной, христианской культурой и арабо-мусульманской культурой возникнут серьезные конфликты?” в 2006 году ответили “да, считаю” 55% опрошенных немцев, сейчас же их доля составила 44%. Как в 2006 году, так и сегодня, около четверти респондентов считают, что такие серьезные конфликты возникают уже сейчас.

В другом вопросе был затронут термин “столкновение цивилизаций”, введенный в оборот американским политологом Сэмюэлем Хантингтоном. В 2006 году 46% немцев придерживались мнения, что такая борьба протекает в реальности, в 2010 году их число возросло до 58%, а сейчас вновь опустилось до 43%. Сегодняшний показатель, хоть и является наименьшим процентом за последние 8 лет, но все же составляет относительное большинство. Лишь 34% респондентов однозначно отвергли тезис Хантингтона.

36% немецких респондентов последовательно считают, что христианство и ислам могут мирно сосуществовать. 53% же, наоборот, придерживаются мнения, что будут возникать тяжелые конфликты между этими двумя религиями.

При этом, население ФРГ далеко от мысли, чтобы по умолчанию всех мусульман обвинять в агрессивной позиции. Один из вопросов звучал следующим образом: “По поводу того, представляет ли ислам угрозу, существуют различные мнения. Как Вам кажется: является ли ислам угрозой в целом или же она исходит лишь от определенных радикальных групп?”. Почти три четверти немцев (74%) отвечая на этот вопрос, заявили, что угроза исходит от определенных радикальных групп, а не ислама в целом. Лишь 19% респондентов считают, что ислам представляет угрозу сам по себе. В этом вопросе также наблюдается относительная разрядка по сравнению с опросами за прошлые годы. В ноябре 2001 года, непосредственно после террористических атак в Вашингтоне и Нью-Йорке, 31% опрошенных считали ислам угрозой в целом, в 2006 году их доля составляла уже 26%.

Касательно взаимоотношений между мусульманским и немусульманским населением ФРГ респонденты настроены пессимистично. На вопрос “считаете ли Вы, что в ближайшее время в Германии возрастет напряженность в отношениях с мусульманами или этого не стоит опасаться?”, 48% ответили, что они ожидают напряженности. Лишь 29% не видят такой угрозы.

При этом большинство немцев далеки от поддержки “политики умиротворения”. Лишь 27% опрошенных считают, что для сохранения мира необходимо прекратить делать все, что может оскорбить и спровоцировать мусульман. 52% однозначно высказались против этого тезиса. Такую твердую позицию большинства немцев, однако, не стоит путать с отсутствием толерантности по отношению к исламу в целом. Так, к примеру, вызывает большие сомнения, что запрет на постройку минаретов, который был введен в 2009 году в Швейцарии по итогам референдума, нашел бы поддержку у большинства немцев. 39% опрошенных жителей ФРГ высказываются сегодня за введение аналогичного запрета в Германии, однако, ровно столько же выступают против этой идеи.

Население не чувствует ярко выраженной необходимости активно или агрессивно реагировать на усиленное проникновение ислама в Германию. Вместо этого большинство респондентов ощущают дискомфорт и неприязнь. Так, один из вопросов звучал следующим образом: “Если кто-то говорит: “хоть это и личное дело каждого, но мне неприятно, когда я вижу женщин с покрытой головой”, то разделяете ли Вы это мнение?”. Относительное большинство в 47% ответило, что они разделяют это мнение, в то время как 34% не согласились с ним. Примечательно, что 48% респондентов в западной Германии, где процентная доля выходцев из исламских стран намного выше, чем в землях восточной Германии (бывшей ГДР), заявили, что испытывают неприятные чувства при виде женщин в хиджабе, а то время как в восточно-германских землях их процентная доля составила 45%. Таким образом, тут дело вовсе не в “привычке”, когда многих людей смущает вид женщины в хиджабе.

Соответственно, население Германии также с непониманием реагирует на попытки представить ислам частью германской культуры. В контексте известной формулировки экс-президента ФРГ Вульфа Алленсбахский Институт задал вопрос: “Если кто-то говорит, что ислам наравне с христианством также относится к Германии, то согласны ли Вы с этим мнением?”. Лишь 22% опрошенных согласились с этим тезисом, в то время, как 64% выступили против. И даже если ослабить формулировку вопроса, сказав, “что живущие здесь мусульмане также являются частью Германии”, как это сказал президент ФРГ Йоахим Гаук, в ответах ничего значительным образом не меняется. В этом случае 29% опрошенных соглашаются, но вполне однозначное большинство в 47% однозначно отклоняют этот тезис. Сформировавшееся на протяжении веков разделение между “своими” и “чужими” невозможно преодолеть в течение нескольких лет.

Но все же есть признаки того, что взаимопонимание между мусульманами и автохтонным населением Германии может в последующие годы улучшиться. До сих пор позиция немцев к мигрантам из мусульманских стран базировалась скорее на рациональной толерантности, но речи о настоящем взаимопонимании не идет. Между тем, число личных контактов между коренными немцами и мигрантами в последние годы значительно возросло. В 2004 году лишь у 24% немцев в кругу друзей были люди мусульманской веры, сегодня их число возросло до 38%.

Эти цифры свидетельствуют, с одной стороны, о том, что интеграция, как минимум, большой части иностранцев в Германии, несмотря на все проблемы, демонстрирует определенный прогресс. Но еще более важным является то, что эти социологические данные показывают, в какой степени опыт личного общения дополняет и постепенно заменяет сформированные третьими лицами представления об исламе. Личные контакты, как известно, являются самым проверенным способом преодоления предубеждений. Однако не стоит ожидать, что они сведут на нет формировавшуюся на протяжении веков культурную идентификацию.

Автор: Frankfurter Allgemeine Zeitung, перевел Орхан Саттаров

Комментарии 0