События

Компания фабрикации уголовных дел об исламском экстремизме вновь активизировалась

 

Принудительная радикализация:

Осенью текущего года российские спецслужбы явно активизировали свои усилия в имитации борьбы с терроризмом и экстремизмом. Возбуждение целого ряда новых уголовных дел по обвинениям, связанным с называемым «нетрадиционным исламом» , свидетельствует о том, что власти категорически не желают согласиться с очевидной неэффективностью силовых методов борьбы против взглядов и идей, которые их не устраивают.

В распоряжении Института прав человека имеется копия письма жителя Набережных Челнов, 40-летнего Раиса Гимадиева – подследственного по делу о запрещенной организации «Хизб ут-Тахрир», содержащегося под стражей.
Ранее – в 2007 году, – Гимадиев был осужден по аналогичным обвинениям к лишению свободы на 1 год 7 месяцев, которые полностью отбыл за время предварительного следствия и судебного разбирательства, и после оглашения приговора освобожден в зале суда. В течение этого срока, проведенного под стражей, Раис написал множество заявлений о грубейших нарушениях, которые допускались во время расследования дела, в т.ч, о применении пыток к нему самому и его «подельникам» .

Что же касается его собственного отношения к данной организации, то об этом он высказался следующим образом: «… вина моя не была доказана ничем. Выйдя на свободу, продолжил нормальную жизнь. Проявил интерес к предмету моего обвинения».
21 сентября 2010 г. Гимадиев и еще 6 человек были задержаны по новому уголовному делу о «Хизб ут-Тахрир»; двоих, в т.ч., его самого, оставили под стражей, остальных отпустили под подписку о невыезде.

30 сентября Раису было предъявлено обвинение по ч.1 ст. 282-2 УК РФ в организации в Набережных Челнах подразделения запрещенной организации «Хизб ут-Тахрир». «Постоянные посещения меня моими гостями – пишет Раис, – они сочли за собрания, а обсуждение некоторых точек зрения об Исламе и совместное изучение элементарных норм, требуемых религией, они сочли за действия, направленные к призыву насильственным методом изменить государственный строй <…>. И снова, также применяя примитивные методы и способы, включающие в себя физическое и психологическое давление, оскорбления и унижение человеческого достоинства. Права на свободу изымаются, как вещь при обыске…».

Надо отметить, что Раис Гимадиев – далеко не единственный из тех, у кого интерес к организации «Хизб ут-Тахрир» возник как прямое следствие продолжающейся уже почти 7 лет репрессивной кампании. Впрочем, такой результат нетрудно было предвидеть в самом ее начале. На одном из первых судебных процессов, проходившем в 2005 г. в Тобольске, из публики в зале прозвучало: «Зачем же из них мучеников за веру делают? Вот теперь молодежь к ним и потянется».
Этот очевидный эффект – распространение фундаменталистских, а зачастую, и радикальных взглядов вследствие ужесточения репрессий против их носителей, – сравнительно недавно был отмечен Международной кризисной группой в брифинге «Центральная Азия: исламисты в тюрьме» ; о нем же постоянно напоминают правозащитники, которые занимаются данной проблематикой.

Тем не менее, власти предпочитают не замечать последствий своих «антитеррористических мистификаций», которые трудно назвать иначе, чем контрпродуктивными.

ИНСТИТУТ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
а/я № 765, 101000 Москва. тел./факс: (495) 607-5802. е-mail: hright@ntl.ru
программа «Право на убежище» - правовая помощь беженцам из Центральной Азии. Тел. для справок: 7-903-197-04-34
12 ноября 2010 г.

Автор: Елена Рябинина, руководитель программы «Право на убежище»

Комментарии 0