Среда обитания

Исламофобия чиновников: смогут ли мусульмане Украины объединиться против этой угрозы?

В одном из недавних интервью сотрудник киевского Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос, характеризуя отношения киевских чиновников и украинских мусульман, высказался в том смысле, что для олицетворяющих власть лиц мусульмане – только дополнительная головная боль.

Они, эти киевские и крымские чиновники, по сути не знают, что делать и как себя вести с этим непривычным для них явлением. Отсутствие внятной и публичной позиции государства к гражданам, исповедующим ислам, – большая проблема и для самих украинских мусульман, и для внешних наблюдателей, например, для журналистов и ученых – им приходится гадать, есть ли у правительства хотя бы общие представления о том, какова должна быть государственная политика по отношению к мусульманам. Анализируя факты, делаешь вывод, что такая позиция есть, и ее можно определить как пассивную, неявную, скрытую исламофобию.

     

На фото: Эмирали Аблаев

В то время, когда Духовное управление мусульман Крыма и муфтий Крыма Эмирали Аблаев воспринимается крымскими чиновниками как официальная структура, говорящая от лица приверженцев ислама, киевские чиновники предпочитают видеть лидером украинских мусульман Тамима, который называет себя муфтием Духовного управления мусульман Украины. То, что большинство украинских мусульман – это крымские татары, а Тамим – не крымский татарин и даже лишь с недавнего времени гражданин Украины, видимо, не столь важно для официальных лиц – куда важнее, вероятно, его киевская прописка. Как бы там ни было, с мусульманами, крымскими и киевскими, чиновники, похоже, не знают, что делать и как говорить.
 
 
 
     
Крымскиемусульмане разобщены и не монолитны, что, в общем, не плохо и не хорошо. В этом они схожи и с христианами, представленными в Крыму несколькими православными конфессиями и более чем десятком неправославных церквей, и с иудеями, куда как менее многочисленными, но тоже неоднородными. Право на создание собственной религиозной организации по действующим законам предоставляется буквально нескольким гражданам, объединившимся и пожелавшим это право реализовать. Проблемы, однако, появляются тогда, когда общество в целом и чиновники как ее часть осознают демократию не как «права меньшинств», а как свое личное представление о «справедливом» и «правильном». В такой ситуации желание «своего исповедания», «своего обряда» и «своих» авторитетов могут иметь немало проблематичных последствий, особенно когда они понимаются как конкуренция с более многочисленной и более влиятельной религиозной структурой. Так чиновники втягиваются в межконфессиональные дрязги, и это самый большой вред, какой они могут представить в этой столь деликатной сфере.
 
 
 
 
 
     

На фото: Ахмед Тамим

То, что отношение крымской, а в еще большей степени киевской власти к мусульманам куда как менее лояльное, нежели к православным Московского патриархата, – вполне очевидно. Общее смутное представление о демократических практиках и нормах в головах чиновников трансформируется в жажду «духовности» по рецептам от священников УПЦ МП. Почему-то считается, что забота об общей духовности – одна из функций государства, и в этом Украина опасно близка России, где поиски «духовности» медленно, но верно ведут ее граждан к «новому», «русскому» фашизму.
 
Обозначенная лояльность, даже гиперлояльность власти по отношению к Православию проявлялась как Ющенко, так и Януковичем, не упускающими случая присутствовать при православных обрядах, и в их соответствующих жестах и заявлениях, – а на местном, городском, сельском уровнях это воплощается в многочисленном церковном строительстве. Президенты страны, как и крымские мэры и главы поссоветов, даже своим сугубо формальным поведением намекают на свое недоверие всем неправославным. Это их фоновое, обычное состояние, именно такое поведение воспринимается ими в качестве «нормы», хотя по всем признакам и представлениям оно ненормально. Жесты и заявления о лояльности православию позволяет обвинить этих избранных или назначенных госдеятелей в исламофобии, а равно и в юдофобии и в любом другом ксенофобском мировоззрении. Дело еще и в том, что сигналы о давлении и всякого рода притеснениях на таком фоне и при таком понимании «нормы» уже не кажутся в глазах граждан чем-то экстраординарным.

Долгие годы крымские мусульмане во главе с ДУМК добивались выделения участка земли под строительство Соборной мечети, и преодоление глухого сопротивления Симферопольского горсовета стало возможно только после вмешательства экс-премьер-министра Крыма Джарты; на фоне раздачи десятков участков под строительство православных храмов такое отношение определяется вполне однозначно – как дискриминация, и именно так оно видится самим мусульманам. В крымском Муфтияте постоянно пополняется база о фактах вандализма по отношению к исламским памятникам и могилам, и этот список растет. Причиной этого роста в самом Муфтияте называют безнаказанность вандалов: пассивность милиции в раскрытии таких преступлений создает впечатление у будущих преступников, что оскорблять мусульман можно безо всяких последствий.

Прошедшая предвыборная кампания придала теме «власть-Муфтият» новые грани, так, в региональном приложении «Крымской газеты» была опубликована статья за подписью заместителя крымского муфтия Исмаилова, в которой избирателей агитируют голосовать за экс-спикера крымского парламента, кандидата от Партии регионов Бориса Дейча. Через несколько дней появилось заявление Исмаилова, в котором он категорически отказывается от авторства этой статьи, но до сих пор никаких объяснений ни от Дейча, имя которого оказалось втянуто в глупый скандал, ни от редакции «Крымской газеты» нет. Во всем этом важно, что «Крымская газета» до недавнего времени была официальным печатным органом Совмина Крыма, а сейчас, как уверены многие журналисты, подконтрольна вице-премьеру Крыма Бурлакову. Следует ждать подметных писем и статей с подписью муфтия Крыма?

Но дело представляется несколько сложнее. Как по отношению к Меджлису, так и к ДУМК власть применяет метод ослабления их, поддерживая или создавая видимость поддержки их конкурентам на их же поле. То, о чем говорилось в начале статьи, а именно глупость с поддержкой ДУМУ и Тамима выглядит именно так – создав маловлиятельный ДУМУ в противовес ДУМК, власть, по сути дела, дала зеленый свет распространению в Украине и в Крыму альтернативе традиционному крымскому исламу, а именно хабашизму. Так же крымское и киевское правительство готово поддержать всех тех, кто заявит о своей ненависти к Мустафе Джемилеву и Меджлису и пообещает «объединить всех крымских татар».

В крымском Муфтияте настойчиво повторяют тезис о намеренном курсе бывшего Республиканского комитета по делам религий на увеличение числа мусульманских общин, неподконтрольных ДУМК. Муфтият утверждает об опасности, сектантстве, радикализме некоторых из этих общин, в частности тех, которые ассоциируются с Хизб ут-Тахрир, и делает официальные заявления, где предупреждает власти о противозаконных призывах в литературе Хизб ут-Тахрир. Уже есть заявления представителей СБУ, что эти призывы и эта литература изучается ими.

В конце сентября Хизб ут-Тахрир провело в Акъмесджите митинг с протестами против скандального американского фильма «Невинность мусульман». ДУМК и глава Меджлиса Джемилев не приветствовали ни анонсы, ни само проведение этого мероприятия, однако проигнорировать его было трудно: митинг получился зрелищным и немалочисленным – около тысячи участников.

В то время, когда Муфтият пишет заявления об опасностях радикализма, лидеры Хизб ут-Тахрир проводят яркие и разнообразные митинги своих сторонников. И неясно, смогут и захотят ли эти силы хоть в чем-то объединиться, чтобы выступить против исламофобии властей и чиновников, процесса, как кажется, куда более явного и близкого, нежели глупый американский фильм или неясные формулировки из брошюр. Пока же милиционеры, чиновники и депутаты крымских местных советов более или менее удачно для себя играют на разнообразии крымского ислама, отрабатывая методы дискриминации негосподствующих групп и объединений граждан, что, как видится, этих граждан и должно встревожить, исповедуют они ислам (и какого направления) или нет.

Андрей Кириллов, эксперт КНЦПИЖ (Крымский независимый центр
политических исследователей и журналистов)

Комментарии 1