События

Размышления о жизни и шахаде шахида, ин ша Аллах, шейха Иосмитдина Акбарова

В последнее время мы уже настолько привыкли к покушениям и убийствам имамов на Кавказе, что сообщение об очередном погибшем священнослужителе возможно бы воспринялось буднично, если бы им не оказался популярный в мусульманской среде Сибири исламский деятель Исомитдин Акбаров.

10 октября, в пригороде Тюмени, на дороге ведущей к посёлку «Русское поле» была расстреляна из автоматов машина имама мечети Нового Уренгоя. 18 пуль извлекли из бездыханного тела имама, еще 35 – из кузова машины. У погибшего овдовело три супруги, младшая из которых беременна, осиротело восемь родных и трое приёмных детей, самому младшему из которых исполнился на тот момент один месяц.

Что произошло, кто мог организовать это заказное убийство? Хочу подметить интересную, но удручающую картину – многочисленность разрабатываемых версий сотрудниками Следственного Комитета Прокуратуры Тюменской области, лишь подчёркивает тот факт, что не одна не заслуживает внимания. Полный тупик, в который упёрлось с самого начала следствие, никак не сдвигается, хотя как заявляют все СМИ - «расследование стоит на контроле руководства области», а на место происшествия приезжали вице-губернатор Сергей Сарычев, первые руководители правоохранительных органов Тюменской области.

Даават – призыв. Исомитдин хазрат всегда акцентировал, что для каждого мусульманина призыв - это обязанность. Настолько искренне, настолько самоотверженно вёл свои проповеди шейх Исомитдин, что порой казалось что всех, даже самого убеждённого атеиста он может задеть за живое. 40 минут, каждую пятницу, импровизируя без бумажки, он читал свои проповеди. Выступление плавно перетекало от душещипательных притч к подначивающим шуткам, затем вливалось в яркий гнев описания ада и вновь возвращалось к успокоительному душевному равновесию. Каждый сидящий в зале погружался в его речь с головой, и многократное ежегодное увеличение общины, ярко подтверждало, что шейху Исомитдину удавалось достучаться практически до каждого. Удивительно, но притом, что численность городского населения за последние 13 лет практически не увеличилась, община имама Исомитдина возросла с 7 прихожан до 1000 человек, регулярно посещающих мечеть. А на ночной молитве вы можете увидеть мусульман больше, чем в центральной мечети Москвы.

Ильм – знания. Он постоянно учился сам и учил других. Вы никогда не получили бы от него «нужную» вам фетву (шариатское заключение), так как честность по отношению к своей религии была у него превыше всего. Например, каждому коммерсанту, ведущему нечестный по отношению к Аллаху бизнес, он в лицо говорил о том, что его деньги харам (запрещённые). Каждого пришедшего с улицы желающего совершить никах, он заставлял учить шахаду (свидетельство Единобожия) и фатиху (первую суру Корана). А любого зашедшего в мечеть случайно, либо с просьбой к имаму прочитать дуа(обращение к Аллаху) или суру Корана, он изо всех сил пытался убедить, что самое лучшее деяния мусульманина - это вовремя прочтённая молитва.

Духовное управление мусульман Азиатской части России. В состав централизованной организации муфтия Нафигуллы хазрата Аширова община Исомитдина-хазрата вошла в 1999 году, и уже через год после случившегося начались дискредитационные наезды от эмиссаров Центрального духовного управления мусульман. Ни я, ни кто другой из нашей общины, конечно же не считает повинными в произошедшем ЦДУМ, но одно могу сказать точно, что наши братья мусульмане из руководства этой организации принесли Исомитдину-хазрату и организации «Нур Ислама» предостаточно вреда.

Мечеть. Незаконченная история самой северной мечети России началась в 1996 году, и шейх Исомитдин принимал в ней самое активное участие. Предоставленное здание под мечеть было полностью непригодно к эксплуатации, половина здания выгорело при пожаре, во второй части была повреждена крыша, не было электропроводки, все инженерные сети, канализация, стены, потолок, всё подлежало капитальному ремонту.

Прихожанами будущей мечети была произведена полная реконструкция, площадь здания увеличилась более чем в три раза, за счёт пристройки ритуальных помещений и возведения минарета. И в том же году открылась первая на Ямале и самая северная мечеть страны, которая отвечала всем требованиям Ислама. Исомитдин-хазрат любил этот дом Аллаха, и старался всеми законными способами спасти мечеть от сноса, запланированного властями города. Он выступал на публичных слушаниях по генплану Уренгоя, когда поддержать его пришла вся мусульманская общественность города, а также руководители религиозных и политических организаций.

По нашему обращению, при поддержке Исомитдина было опублековано открытое письмо Муфтия ДУМ АЧР Нафигуллы Аширова к главе города Новый Уренгой. Он согласился со мной и поддержал обращение общины к депутатам городской и окружной думы, губернатору ЯНАО, полномочному представителю Президента РФ в УРФО и в Администрацию Президента. Между тем у него всегда были тёплые отношения с руководителями Администрации города и Администрации ЯНАО, так как все знали, что он скорее выступал балластом во всех напряженных ситуациях. Исомитдин- хазрат прекрасно осознавал, что как решение о сносе нашей мечети, так и решение администрации города о выделении новой земли под строительство мечети ЦДУМ, продиктовано скорее политическими соображениями и однозначно кем-то сверху. Шейха больше заботила не политика вокруг нас, а судьба самой общины, которую он воспитывал и собирал по крупицам. По заявлению начальника сектора по взаимодействию с конфессиями при правительстве ЯНАО Александры Алакаевой, которая была хорошо знакома с Исомитдином уже 13 лет, опубликованном на в газете Коммерсантъ(Екатеринбург) № 189 (4487) от 12.10.2010: "Исомитдин Акбаров является имамом одной из старейших и популярных общин в округе, в которую входит около тысячи верующих. Думаю, найдется немного имамов, которые действительно столь верующие, каким был имам Акбаров. Ничего не знаю о подозрениях следственных органов, но у нас отношения были хорошие — если возникали какие-либо споры, то Исомитдин Акбаров всегда находил консенсус, удобный для обеих сторон. Он пользовался большим уважением среди мусульман". По ее словам, убийство имама стало "шокирующим" для представителей многих религиозных организаций округа.

Русские. В силу ряда причин эта категория мусульман попадает сейчас под особое внимание. Видимо Александр Тихомиров (Саид Бурятский) и Павел Косолапов стали своего рода стереотипом, как для простого российского обывателя, так и для спецслужб. Община «Нур Ислама» насчитывает более 25 национальностей, численность русской диаспоры в мечети явно превосходит среднестатистическую по России. Один русский занимается призывом христиан в интернете, и официальный сайт организации называется «Христианство или Иcлам», являясь крупнейшей библиотекой по сравнительному религиоведению в рунете. Второй русский преподаёт арабский язык. Третий русский занимается всеми административными делами мечети. Четвёртый ведёт пятничные проповеди в отсутствии имама. И так далее….. Кстати, именно из этой общины очередной русский является автором скандального ролика «ТТ», черновик которого под названием «Подлинный портрет Верховного Муфтия», уже год на сайте "ИсламНьюс" входит в десятку самого популярного видео. Насколько сильно власть может быть обеспокоена такой русификацией Ислама остаётся только догадываться, но то, что это является некоей фобией для отдельных руководителей это точно. Главный редактор Новоуренгойской муниципальной газеты «Правда Севера» отказался печатать тематический материал «Соседство длинною в тысячу лет…» из-за того, что интервьюируемый глава религиозной организации оказался русским. Позже, по согласованию с руководством общины материал напечатали от имени Исомитдина хазрата.

Ваххабизм. Один из офицеров ФСБ мне как то дал чёткую формулировку термина в понимании работников спецслужб: «Ваххабит - это тот, кто призывает либо участвует в вооруженном джихаде». Мне известны так же и расхождения в вероубеждении с суфиями, за которые отдельные группы мусульман называют своих оппонентов ваххабитами. Но имам Исомитдин точно никогда не обвинял никого в такфире (неверии) за расхождения в вероубеждении, никогда не призывал никого к неповиновению и уж тем более к убийствам.

В мечети «Нур Ислама» преподаются уроки по фикху АбуХанифа, часть братьев с Северного Кавказа придерживаются мазхаба Шафии, есть различные течения суфистского толка и даже группа азербайджанцев- шиитов. Да, наши женщины ходят в хиджабах и никабах, мы открыто порицаем алкоголь, табакакурение, прелюбодеяния, а так же убийства, бандитизм и проявление любых форм экстремизма.

Шейх Исомитдин всегда говорил, что наша обязанность «порицать запрещаемое Аллахом» и учил, как правильно это делать. Кто клеил этот ярлык нам в целом и в частности Исомитдину, мне известно. Это те простые мусульмане, которые, проявляя своё высокомерие по отношению к Аллаху, не совершают молитвы, потакая своим слабостям и страстям употребляют запрещённое Аллахом, а так же и совсем непростые мусульмане, преследующие свои корпоративные и личные корыстные интересы и цели. Среди этих непростых мусульман есть и необразованные имамы, и безграмотные муфтии, руководители отдельных учреждений администрации города, и даже отдельные, ничего не понимающие в Исламе руководители самой администрации города. Ваххабизм для наших оппонентов - это некая удобная ширма, которой можно прикрыться в оправдание своих фобий и поступков. Как говорил Исомитдин хазрат, нас могут называть ваххабитами только по одной причине - «мы не исповедуем Ислам, мы живём им»!

Экстремизм. Первым инцидентом, который мне известен, был запрет на азан. Когда после завершения строительства минарета, Исомитдина- хазрата пригласил к себе начальник милиции, и сказал, что если ещё раз кто нибуть пожалуется на то, что мечеть своим азаном кому то мешает, то он закроет её.

Паспортный режим проверяют в мечети как минимум два раза в год. Серьёзный инцидент, связанный с этим произошел в конце 90-х, когда проводившие рано утром рейд милиционеры перепутали всё на свете, было ощущение что это задержание опасных преступников, а не проверка документов после утренней молитвы. Но тогда всё закончилось очень положительно. Мэр города пригласил к себе нашего имама Исомитдина и начальника милиции, и всем мусульманам в лице имама были принесены официальные извинения.

Впервые экстремистскую литературу у нас искали четыре года назад. Изъяв около 25 книг, проведя исследования и экспертизы, спустя год нам всё вернули с извинениями. Около года назад в УФСБ РФ пришла бумага от спецслужб Узбекистана, в которой сообщалось, что на базе нашей мечети действует религиозно диверсионный лагерь. Мечеть была оцеплена сотрудниками милиции в форме, внутри здания действовала целая команда, состоящая из представителей СКП, уголовного розыска, следователей по особо важным делам УВД и оперативников ФСБ. Всё было очень культурно и тактично, досмотр проходил с использованием видеосъёмки, нас всерьёз спрашивали, где мы насильно удерживаем иностранцев, осматривали все помещения мечети на предмет обнаружения общежития с кроватями для проживания, спортивного зала со снарядами для тренировок и так далее. Все «факты» указанные органами госбезопасности Узбекистана не нашли подтверждения, но попутно у нас изъяли около 30 книг и брошюр. После проведения экспертизы две брошюры оказались экстремисткой направленности. Сказать откровенно, когда мне их показали в прокуратуре, первое что я подумал, что их подбросили во время обыска, но поразмыслив, я вспомнил, что сам периодически находил в мечети брошюрки, внесённые в списки запрещённых материалов, занесённые кем-то из прихожан. На основании этой проверки нам было вынесено прокурорское предупреждение.

Весной 2010 года, в очередной раз мечеть была оцеплена милиционерами в бронежилетах и шлемах, все были вооружены автоматами и на любое телодвижение они реагировали угрозой стрелять, наводя автомат. Работники УФСБ сообщили, что поступил анонимный звонок, в котором сообщалось, что для проведения диверсии на 9 мая в мечеть кто-то завёз взрывчатку. Всех эвакуировали, после чего в мечети около получаса работали взрывотехники. Как и должно было случится, ни взрывчатки, ни звонившего не нашли.

Далее наступило 2 сентября 2010 года, о котором так много писали в интернете. Честно сказать, такого я даже представить не мог в своей мечети. 81 человек в месяц Рамадан, с интикафа были доставлены в УВД, всех допрашивали, фотографировали, снимали отпечатки пальцев. Руководил всем этим «отморозок» представившийся Сергеем Викторовичем, сообщивший, что он из департамента уголовного розыска Российской Федерации, отдела по борьбе с терроризмом. Он матерился, издевался над нами, оскорблял и унижал как хотел. По этому факту прокуратура сейчас проводит проверку.

Я живу в Новом Уренгое всю жизнь и многих сотрудников знаю лично не один год. Местные оперативники, как УВД так и ФСБ никогда не позволяли себе никакого беспредела по отношении к прихожанам нашей мечети и вообще к мусульманам, не был исключением и этот инцидент. Но вот что примечательно, я неоднократно слышал от сотрудников правоохранительных органов упрёки о том, что дескать мы мусульмане никогда не выдаём преступников, даже если они совершили особо тяжкие преступления, а тут вдруг, следователь который ведёт проверку по произошедшему 2 сентября сообщает мне, что все допрошенные сотрудники участвующие в мероприятии, дают показания о том, что не знают кто был этот «отморозок», и результат скорее всего будет таким, что материал будет в отношении «неустановленного лица». Представляете, это «неустановленное лицо» командовало всеми, оперативниками ФСБ, сотрудниками СКП, оперативниками отдела Э, это «неустановленное лицо» на пороге УВД в два часа ночи шутило с начальником милиции Геннадием Куправой, как с лучшим другом в моём присутствии. А впоследствии оказалось, что этот «отморозок» вообще никому не знаком. Именно тогда, 2 сентября был изъят компьютер и очередной комплект литературы, среди которой и оказалось две брошюры и один диск. Но слава Богу, мы нашли хозяина этого набора, который как оказалось, принёс всё это в мечеть преподавателю религии на проверку. На этом инцидент был исчерпан.

Экстремизм является проявлением крайностей, так вот наша община, «Нур Ислама», не считает экстремизмом отстаивание своих законных прав, гарантированных Конституцией РФ. Единственные крайности, которые мы когда-либо совершали, были только те, на которые наш имам давал нам шариатские заключения «фетвы». Имам Исомитдин говорил, что мы должны соблюдать законы шариата не противоречащие Конституции и прочим законодательным актам РФ, так как мы граждане России и это соответствует всем шариатским нормам. И все экстремистские (крайние) проявления нашей деятельности сводились к всевозможным обращениям, письмам, жалобам, сенсационным роликам и скандальным статьям в стиле «Наш Муфтий», которые наделали очень много шума в самом Новом Уренгое. Но хочу заметить, что не по одному нашему официальному материалу нет заключения суда о признании этого, материалами экстремистского характера.

Терроризм. "Комсомольская Правда" 22.09.2010 и "LifeNews" 17.09.2010 фактически обвинили Исомитдина Акбарова в вербовке террористов по всей России и подготовке людей, причастных к взрыву воинской части под Буйнакском, расстреле пермского поста ДПС и попытке взрыва газопровода в Бирском районе. По поводу этих статей руководство общины готовит обращение в суд. Если взять в целом обстановку в мечетях России, то наша мечеть более всего подвержена миграционным веяниям. Город является вахтовым, перевалочным пунктом всего севера ЯМАЛа, поток мусульман проходящих через мечеть не прекращается круглый год, и мы не можем нести ответственность за каждого вахтовика, гастрбайтера, или любого другого брата-мусульманина, появившегося в Новом Уренгое.

Нафис Шаймухамедов - главарь «башкирских партизан», действительно, работал в Новом Уренгое вахтовым методом и посещал нашу мечеть. Он никогда не был единомышленником имама Исомитдина или, тем более, его учеником. Остальные двое Ильшат Шафиев и Ирек Гайнуллин, о которых упоминается в обвинениях, работали в посёлке Пангоды и в уренгойской мечети вообще никогда не появлялись. А заявления о том, что у них были найдены билеты до Нового Уренгоя, лишь подытоживают то, что в посёлок Пангоды, находящейся в 100 км от города, все желающие добираются только через вокзал и аэропорт нашего города. Замир Терекбаев - смертник, подорвавшийся в воинской части под Буйнакском, так же работал в Новом Уренгое непродолжительный промежуток времени, и с шейхом Исомитдином даже не был знаком. Люди, заинтересованные в распространении подобной дезинформации, вероятно очень хотели найти человека, ответственного за идеологическую подготовку этих террористов, и оказалось, что проще всего это повесить на нашего имама, вот и всё. Но я так же не исключаю вероятности того, что это была информационная подготовка общественного мнения к предстоящему убийству.

Автор: Хамзат Дмитрий И. Черноморченко

Комментарии 0