Политика

Салафиты и ихваны

Салафиты и ихваны
 
На сегодняшний день салафитское движение по-прежнему состоит из огромной расплывчатой массы местных проповедников и больших и малых общественных организаций abderguirat.blogspot.ru

Тунис, Египет, Ливан. Эти страны, после бурных революционных событий прошлого года, названных красивым словосочетанием «арабская весна», медленно, но верно оправляются от десятилетий жизни под диктаторскими режимами. На повестку дня вышли новые, сугубо мирные процессы. Такие, как восстановление экономики, создание рабочих мест, социальные проблемы. И, конечно же, политическое строение в новых условиях. Однако стороннему наблюдателю непросто разобраться в хитросплетениях политических партий и движений, вышедших на первый план на постреволюционном Ближнем Востоке.

     

Начавшиеся в 2011 году  глубокие преобразования в арабском мире обладают всеми чертами  действительной, реальной революции.

Во-первых, в эти бурные события вовлечены миллионы людей, и с каждым месяцем их количество объективно увеличивается.

Во-вторых, достаточно быстро углубляются изменения  общественного сознания – революция носит религиозный характер, она выдвигает на передний план именно религиозное, исламское сознание. Например, в Сирии революция началась как социальный феномен, а в настоящее время она приобретает все более и более характер религиозной конфронтации.

В-третьих, началась трансформация политических, социальных, экономических структур. Но такая трансформация, – и это особенность нынешней арабской революции, – пока еще кардинально отстает от быстро меняющегося общественного сознания.

В-четвертых, субъектами-лидерами этих революционных изменений стали, прежде всего, исламские движения и организации, прежде всего «Братья-мусульмане».

Наконец, в-пятых, в процессе этих революций стал практически кристаллизироваться новый смысл жизни обычного араба-мусульманина, вызревать новый облик мусульманской личности как пассионария, как героя.

 

Ихваны как авангард «арабской весны»

Почему именно «Братья» оказались в авангарде арабской революции на данном этапе? Потому что именно они обладали и обладают большим историческим опытом социального и политического влияния на массы людей. У них  был опыт – негативный и позитивный – борьбы со светскими авторитарными и тоталитарными режимам. Они сформировали слой достаточно известных политических лидеров, пользующихся авторитетом в массах.

Ихваны, которые появились как организованная сила в 1928 году, создали особую системную, мощную организацию – со своей идеологией, с эффективно реализуемыми социальными, религиозными, культурными и образовательными  проектами. Например, в Египте они смогли объединить десятки миллионов человек из самых различных слоев и классов, начиная от самых нищих и бездомных и вплоть до многих представителей египетской средней буржуазии. Фактически в Египте ихваны создали своего рода «государство в государстве». Кроме этого была сформирована разветвленная  международная сеть, объединяющая партии, движения и организации ихванистского направления из почти ста стран мира.

Все это дало огромное преимущество «Братьям-мусульманам» на первых этапах арабской революции.

Однако в любой революции, которая неизбежно сталкивается с объективными и субъективными препятствиями, с необходимостью находить баланс между действительностью и желаемым, начинается процесс радикализации, выдвижения на передний план организаций и движений с гораздо более радикальными требованиями и лозунгами.

На фоне последних революционных изменений в арабском мире на роль носителей такого подспудного радикализма стали все больше выдвигаться  салафиты, как они сами себя называют.

 

Креатуры Саудовской Аравии, но не ее марионетки

В отличие от «Братьев-мусульман», на международном уровне салафиты пока не имеют единой политической идеологии и очень часто не объединены  в какую-то одну политическую организацию. На сегодняшний день салафитское движение по-прежнему состоит из огромной расплывчатой массы местных проповедников и больших и малых общественных организаций.  Хотя процесс формирования салафитских партий и усилился в последнее время.

Традиционно главным опекуном салафитов считается Саудовская Аравия, где возникло наиболее мощное салафитское течение – ваххабизм, ставшее впоследствии официальной государственной идеологией саудовского режима.

Сегодня  многие влиятельные салафитские проповедники в Египте, Тунисе, Иордании, Сирии, Йемене, да и самой Саудии, не согласны с целым рядом  направлений государственной политики Эр-Рияда. Однако историческая заслуга этого города как места рождения салафизма, а также как спонсора глобального распространения салафитской мысли заставляет данное движение оставаться на орбите Саудовской Аравии.  Например, салафитские партии в Египте во время парламентских выборов очень щедро финансировались Эр-Риядом.

Хотя, конечно, считать салафитские политические организации саудовскими марионетками нельзя. Более того, некоторые влиятельные саудовские государственные персоны начинают почти открыто выражать разочарование ослаблением своего влияния на рост салафитских тенденций в Исламском мире.

К концу первого десятилетия XXI века салафизм распространился по всему арабскому миру, в первую очередь, в Египте и Тунисе. Увеличилось как число его приверженцев, так и институциональное разнообразие. Теперь это движение включает в свой состав многочисленные общественные организации, занятые благотворительностью, оказанием помощи и работой на местах.

В Египте салафиты по своему влиянию достаточно быстро опередили светские силы в этой стране. Но им еще очень далеко до создания таких политических механизмов, какие сумели создать за 80 лет «Братья-мусульмане».  И здесь даже обильная саудовская финансовая помощь не сможет помочь.

 

Салафиты на постреволюционном Ближнем Востоке

Тем не менее, политизация салафитов ускоряется. В рядах египетских салафитов появились популярные политики, в том числе и такие харизматические, как Хазем Салах Абу Исмаил. Две салафитские партии создали исламистскую коалицию с вновь сформированным политическим крылом бывшей джихадистской группировки «Аль-Гамаа аль-Исламия», которая на прошедших парламентских выборах заняла второе место после ихванов.

Радикализация салафитов, в том же Египте, проявляется в самых различных  формах.  Некоторые салафитские шейхи требуют разрушить знаменитые пирамиды и статую Сфинкса как «харамные изображения многобожников». Другие салафитские лидеры требуют разорвать Кэмп-Дэвидский мирный договор с Израилем и начать военные действия против сионистского образования.

В последние несколько месяцев в Тунисе резко обостряются отношения между ихванской партией «Ан-Нахда», которая во главе с Р.Ганнуши победила на выборах и тунисскими салафитскими движениями, которые требуют скорейшей исламизации законодательства в стране. Ганнуши вынужден лавировать между влиятельными прозападными светскими группами тунисского населения и салафитами.

Салафиты достаточно эффективно включились в послереволюционный избирательный процесс во многих арабских странах. И это интересно, поскольку  салафиты в течение десятилетий осуждали демократию как чуждое Исламу явление. Такая трансформация в значительной степени вызвана воздействием руководства Саудовской Аравии, которое стремилось тем самым усилить свое региональное влияние в арабском мире.

Салафиты все более сталкиваются со сложным для себя противоречием. И эта проблема для них будет только усиливаться. С одной стороны, они стремятся превратиться в значимого политического игрока в арабском регионе. С другой, они не могут и отказаться от своей жесткой трактовки законов шариата, требующих совершенно иных политических механизмов и правил. Поэтому включение в демократические процессы уже привело к  дроблению салафитских сил, а в предстоящий период это усилит процесс размежевания и появления новых, гораздо более радикальных, подпольных салафитских течений, отвергающих «харамную демократию».

 

Политизация салафитов будет продолжаться

Салафиты уже в настоящее время создают не только большие проблемы для «Братьев-мусульман», но и начинают представлять угрозу долгосрочным интересам «ихванов», прежде всего, пытаясь лишить это движение поддержки религиозных избирателей. В Египте салафиты  уже стремятся воспользоваться ролью посредников между правительством «Братьев» и джихадистскими боевиками, действующими в северо-восточных районах Синая.

В любом случае салафитское движение, включающее в себя разные направления,  постепенно будет усиливать свою политическую значимость на всем Ближнем Востоке, особенно в Ливии, Тунисе, Йемене, Газе, Ливане, и Сирии. Причем влияние Саудовской Аравии и Катара будет постепенно ослабевать. Ускорится процесс формирования самых разнообразных салафитских политических организаций и движений.

Однако вряд ли салафиты смогут создать единую политическую идеологию и единую политическую организацию. Тем не менее, именно внутри этого широкого и рыхлого конгломерата салафитских организаций, движений и ячеек, скорее всего, начнет формироваться новый слой харизматических лидеров, которые объективно станут содействовать выходу арабской революции на новый уровень радикализма.

Автор: Шамиль Султанов

Комментарии 4