Политика

Татар ждет участь малочисленных народов России

На фото: Яна Амелина и Раис Сулейманов с батюшкой, которые ратуют за "светлое будущее" татар в лоне православия и для этого объезжают татарские села с кряшенами (крещенными татарами) для инициализации строительства церквей. И, как ни странно, близкие вдохновители современного руководства ДУМ РТ.

 

Без возврата к основам Ислама татар в скором будущем ждет статус малочисленного народа России. Татарский народ катастрофически исчезает. По шесть детей как у Охлобыстина или по двенадцать как у гастарбайтера-мигранта Берл Лазара мы не имеем. Татарский народ стал малодетным. Альтернативы Исламу для сбережения народа нет. Теряющий свои корни и духовное начало человек превращает себя и свое потомство в навоз для удобрения других культур. Космополиты, пришедшие к власти в 17 году 20 столетия, отнюдь не желали для народов жизни без веры. Они вознамерились в своей гордыне веру во Всевышнего заменить верой в коммунизм с небожителями верхушки этого учения в лице Троицы: Маркс-Энгельс-Ленин (вскорости Сталин заменил своего “учителя”).

Коммунистическая идеология - было и есть учение. Так же как им является Ислам,основа которого вера в Единого Творца, Всевышнего без придания ему сотоварищей, или другое инославие. Московский патриархат Русской православной церкви с первых дней перестройки определил векторное развитие для всей страны под названием Российская Федерация: «Мы ожидаем от нового времени второго крещения Руси». История показала: так оно и случилось. Православизация страны не свалилось с небес на народы России, это была целостная государственная политика федерального центра.

Невозможно в унитарном государстве с единой вертикалью власти шагать своим строем. В начале перестройки, когда Россию распродавали новоявленным отечественным и зарубежным «либеральным олигархам» Минтимер Шаймиев первоначально смог удержать под обращенные восхищенные взгляды российского народа от развала татарстанскую промышленность «мягким вхождением в рынок». Но невозможно жить в России и быть независимым от действий «либерально-демократического» Кремля. Большое количество предприятий в городах Татарстана, связанных с поставками комплектующих из России, рухнули, и работники этих заводов были выброшены в неизвестность.

Колхозы без централизованной вертикали руководства так же распадались. Народ оказался вне коллективных, наемных, рабских колхозных дел, к которым репрессивными мерами приучали шестьдесят лет. …И стал массово в деревнях и городах спиваться без привычной советско-коммунистической идеологии, внедрявшихся в общество через обкомы, горкомы, парткомы, профкомы, комсомол, пионерию, октябрятство. Работники этого огромного идеологического «фронта», бывшие на содержании у государства, также оказались выброшены за борт «новой единой неделимой России».

Когда из федерального центра шла целенаправленная политика православизации, годить Татарстану, как единственному мировому центру татарского народа с возрождением исламских ценностей в обществе целом было нельзя.

Вчерашние коммунисты и комсомольцы, пришедшие к власти Республики Татарстан, все двадцать пять лет перестроечного времени с оглядкой и опаской если что и делали для татарских мусульман, то только с оговоркой «государство отделено от мечети, мы можем только вспомоществовать». Не считая воссоздания в казанском Кремле Мечети Кул Шарифа, власть не построила ни одной новой в центре столицы, но дала землю и разрешение на постройку в исторической части города, кроме восстановления старых, четырех новых христианских храмов!

Власть Татарстана хотела доказать всем и прежде всего самому себе: татарский исламский народ не имеет отношения к светскому государству Татарстан и России. Мусульмане – это татарский народ. Но может ли быть отделен народ, составляющий основу России, от самого государства? Например, евреям в Москве ничто не мешает, никакое отделение нетрадиционной для России иудейской веры. Получив в собственность московскую землю, построили и открыли в 2000 году с участием Владимира Путина, и в то же время без шума и трескотни на всю страну семиэтажный еврейский центр, который для иудеев и евреев имеет первостепенное название: синагога в Марьиной роще. В Москве насчитывается семь действующих синагог.

Насколько наши татары закостенели в отпадении от исламских ценностей, говорит небольшой, но примечательный факт. В 2008 году в Москве во время проведения чрезвычайной конференции действующие руководители Региональной национально-культурной автономии г. Москвы напоминания москвичей-мусульман, что здание Дома Асадуллаева было построено в начале 20 столетия татарским меценатом для татар, исконно известных как мусульмане, и здесь проводились первые Всероссийские съезды мусульман, одергивали с президиума и с мест: «Не надо путать татар и мусульман». Можно ли уважать после этого действующее руководство РТНКА города Москвы?

В этом году во второй раз в истории рубежа 20-21 столетий Казань, столица Республики Татарстан созвала в июне месяце 2011 года Всероссийский Форум исламских деятелей под названием «Милли тормыш hәм дин». Организаторы обозначили название на русском языке - «Национальная самобытность и религия». Слово самобытность более подошла бы к обозначениям самобытная семья (своеобразная), самобытная (оригинальная) культура. Название мероприятия – это стержень всего Форума. К чему было запутывать татар названием «национальное своеобразие» и четко не связать даже это сугубо узкое название с исламской верой? Если мы хотим видеть татар значимой, второй по численности народом России, то следовало бы так и обозначить: «Татарская нация и Ислам.

Хотелось бы надеяться, что татары во власти пришли к пониманию - продолжение, по большому счету, игнорирования роли Ислама в формировании, развитии и сохранении татарского народа грозит катастрофическим падением численности, и в самом недалеком будущем исчезновением нас с территории России. Мы молимся, что наши Шаймиевы, Миннихановы наконец-то осознали, что мусульманский народ не может быть отделен от государства, этот народ и есть само государство.

Во многих исламских СМИ уже прошло освещение работы Форума и выступлений членов президиума второго Всероссийского Форума и делегатов. Я же остановлюсь на выступлении Рината Зиннуровича Закирова, председателя Исполкома Всемирного конгресса татарского народа. Исполком выступил наряду с Управлением президента Республики Татарстан по взаимодействию с религиозными объединениями организатором Форума.

Ринат Закиров обозначил, как великое достижение татар и Татарстана - День принятия Ислама в Республике впервые в этом году отмечается как Памятная государственная дата. Татарстан здесь слишком сильно запоздал (хотя вертикаль власти во всем остальном действует безотказно). «День крещения Руси или Славянский праздник Кирилла и Мефодия» на государственном уровне проходит более двадцати, если не больше, лет.

«Да, народ возвращается к вере. И здесь, в сравнении с советскими временами за последние двадцать лет произошли впечатляющие изменения»- сказал Ринат Закиров Форуму, когда в президиуме еще сидели Президент РТ Р.Минниханов, Председатель Госсовета РТ Ф.Мухаметшин и другие первые лица Республики и неправительственных общественных организаций, занимающиеся проблемами татарского народа. Не ради укора, для констатации факта, к сожалению, роль Исполкома в этом процессе была катастрофически минимальная. Федеральная автономия, Исполком вопросы возрождения Исламской веры если и ставили, то на самое последнее место.

Духовные управления мусульман, подвижники-хазраты, молодые выпускники зарубежных исламских вузов с большими трудностями, преодолевая огромные препятствия, порой работая ошибочно без тесной связи с общественными татарскими организациями, делали то великое дело, о котором сейчас Закиров говорит - «произошли впечатляющие изменения в деле возвращения народа к вере».

И все-таки я бы не стала употреблять слова «восхищают и впечатляют». Стыдно слушать, потому что не чувствовалось в речи Закирова вины за удручающее состояние татарского народа. Главным для Исполкома «священнодействием» было всегда – Сабантуй. Слов нет, древний земледельческий народ в этом проведении видит, прежде всего, «Праздник труженика земли нашей отеческой». О каком проведении Сабантуя мы бы сегодня говорили, если бы татарский наш народ не выстоял и не сохранился как мусульмане? Изначальная забота о народе со стороны власть имущих: никакие праздники, никакая культура без исламской духовной составляющей в принципе должны быть невозможны.

Если включить в эти июньские дни на весь день радио Татарстана «Яна гасыр», можно услышать бесчисленное множество раз поздравления с прошедшими или предстоящими «С праздниками Сабантуй, татарстанцы, пусть они пройдут у вас бурно, шумно («гөрләп үтсен)»! Звучат далеко не высокого качества песни (можно подумать, что у нас в запрещении красивые голоса и песни любимых народом певцов. В Татарстане не звучат голоса московских артистов, а в Москве отсутствует общедоступное, татарское радио и как всегда - полное отсутствие передач просветительского исламского характера.

Эти «бурные» празднества выливаются в «законное горючее питье», как говорят в народе. Если прогуляться вечером, в пятницу, в конце рабочего дня, например, в городе Лениногорске Республики Татарстан, сразу в после рабочее время, то обнаружишь, что путь к дому многих и многих татар – выписывание кренделей. И так вплоть до понедельника. Для молодежи питье пива – абсолютно «естественное» для них дело.

В том же Лениногорске живут сказочно богатые люди. В понедельник полные контейнеры для бытовых отходов – это сплошь пакеты, набитые стеклянными бутылками разных емкостей из-под водки, пива, это полные контейнеры, состоящие из полутора и двухлитровых «баклашек» из-под пива. Я то думала, что при таком огромном количестве стеклянной тары – их собирают отдельно. Ничуть. Мусоровоз, громыхая и разбивая, вываливает огромную массу стеклотары из контейнеров в общую кучу. Такого безудержного питья не было даже в советские времена. Все это о словах Закирова «о впечатляющих изменениях за последние двадцать лет развития общества в Татарстане».

Обязательное для мусульман употребление халяльной продукции Закиров обозначил в своей речи как «возвращение в жизнь красивой традиции». Напомнил председатель, что есть и другая традиция у татар – это жизнь исламскими приходами (мэхэллэ). Примеров такой жизни в Татарстане приведено не было, но он вспомнил селение Тукай Чувашии, где исламский приход, состоящий из сельчан, узаконил в общую собственность сельскохозяйственные земли без права продажи не членам прихода. Перечислений положительных примеров в самой Республике Татарстан, кроме как о селении Тукай Республики Чувашия, не последовало. Было лишь высказанное наставление имамам о желательности распространении «красивых традиций» тукаевцев.

Как любят наши чиновники употреблять слово «традиции», «традиционный» - хлебом не корми их! Традиция – это питье чая с молоком или без. Но употребление халяльной продукции, жизнь исламскими приходами – это не какие-то там красивые традиции, это основа жизни мусульман. И если власть видит татар мусульманами, она и должна заняться социальным обустройством жизни этих самых мусульман. И пусть жизнь татар-мусульман, основанных на исламском вероучении, инославные обозначают как «красивые традиции». Мы не против.

«В современном мире особо возрастает роль продукции сельского хозяйства и не секрет, что находятся многие, кто хотел бы прибрать к рукам земли народов России. Опыт татарских деревень Средняя Елюзань Пензенской области, Белозерье Республики Мордовии, Шыгырданы Чувашии, Гали Самарской области, Вахитово Республики Татарстан показывает, что отчая земля дает возможность развивать предпринимательство, не ища на стороне удачи в бизнесе». Хотелось здесь, конечно же, услышать перечень еще хотя бы нескольких деревень из самого Татарстана, но, увы… Приведенные в пример деревни – это опять-таки заслуги внетатарстанских татар, но каких? Это деревни с активным миссионерством сильных хазратов и, конечно же, в первую очередь, исламски ориентированных по своей жизни руководителей этих селений. Хазраты Мордовии, Пензенского, Самарского краев, Чувашии не занимаются как в Татарстане ковырянием в своем носу в поисках врагов из среды мусульман, они не ополчаются на молодых студентов, прошедших совершенствование своего образования за границей. Как сказал сильный, харизматичный хазрат Мордовии Рашит Шамильевич Халиков: «Татарская молодежь, совершенствовавшая свое духовное образование в исламских странах, пользуется достаточно большим авторитетом у нашего народа, но чтобы было так, мы, старшее поколение помогаем молодежи. От такого плодотворного взаимодействия выигрывают все, наш татарский народ».

Далее Закиров прошелся по временам советской эпохи, «когда буйно расцвело пьянство». Отметил положительную роль исламского вероучения в практике преодоления алкоголизма. И опять-таки привел в пример селение десятитысячной Средней Елюзани Пензенской области (опять без примеров в Татарстане?), где во всех тридцати действующих магазинах отпала необходимость в продаже алкоголя и пива. Еще в одной огромной проблеме общества фактически неоценима роль Ислама.

Удивительные вещи ведь подытожил Ринат Закиров! На служителей Ислама возложены столько поистине жизненно важных для настоящего и будущего татарского народа обязанностей, что думаешь, почему только сейчас, спустя двадцать лет все это говорится? О великой роли сильных, уважаемых, авторитетных, глубоко просвещенных исламских проповедников, их миссии? Почему мы запрыгиваем в хвост почти ушедшего поезда под названием «великий татарский народ»? В то время как татарская элита, если она есть на самом деле, а не являет собой парад свадебных генералов, должна была быть впереди паровоза этого самого поезда.

Исполком Всемирного конгресса татарского народа, видимо, расписавшись в своем бессилии в деятельности даже не развития, а простого сохранения татарских школ, татарского языка, письменности, татарской истории, воззвал о помощи к этому делу хазратов. Закиров сделал великое открытие: «не будет татарских школ – исчезнут деревни». Школы сотнями и тысячами закрываются на исторических землях татар по всей России. Количество татарских школ – в самом Татарстане (с отсутствием системы ступеней получения татарского образования от дошкольного учреждения до ВУЗов с различными специализациями). Например, в деревне Старый Иштеряк (и других селах) Лениногорского района полную детьми среднюю школу на татарском языке преподавания всех предметов, т.е. полноценную школу, урезали, оставив лишь начальное образование. Уже который год детей из трех татарских соседних деревень везут в четвертую деревню – в школу с русским языком преподавания. К чему эти обращения к имамам? Разве система образования не в ведении государства?

В Татарстане, скорее всего, нет ни исламских приходов, как в селении Тукаево Чувашии, нет ни одной Средней десятитысячной Елюзани без спиртного в магазинах, целая республика с его татарскими властями сумела создать всего-навсего одну «успешно процветающую и развивающуюся» деревню Вахитово. Так еще в самом Татарстане закрываются школы, а значит, и исчезают деревни и татарский народ. Пьянство сегодня среди татар цветет так, как и не снилось советским руководителям с их спаиванием народов.

Хазрат Галимзян Бикмуллин рассказал, как власть закрыла успешно работавшую, полную детьми татарскую школу в одной из деревень Тюменской области и заставила их в морозы и бураны, стужу и холод, грязь и ненастье ездить за многие километры в худосочную русскую деревню, а значит в русскоязычную школу, где детей один-два и обчелся. Хазрат обратился к Федеральной автономии, Исполкому и властям Республики Татарстан: «Это ваши ежедневные, как части государственной власти России, прямые обязанности по сохранению и развитию национального образования татар. Наша обязанность доводить проблемы и чаяния народа до государственных структур, и мы готовы рука об руку, совместно противодействовать сужению ареала татарского народа, противодействовать проводимой на местах антитатарской политике». Выступление Бикмуллина прозвучало во второй половине дня 16 июня, когда президиум после приветственных речей опустел от первых лиц Татарстана, бывшего министра культуры Зили Валеевой, председателя

Федеральной национально-культурной автономии Ильдара Гильмутдинова и самого Рината Закирова.

Закиров призвал: «Имамы изучайте татарский язык, а не только арабский и фарсидский». Имамы скорее изучат татарский язык, чем Закиров восстановит (об увеличении даже речи не идет, хотя бы о восстановлении и консервации той численности школ, что были на начало 70-90-х годов) все татарские школы по России. Но пока этого не случится, пока татары будут становиться в русских школах русскоязычными, имамам, чтобы привлекать молодежь, надо в совершенстве овладевать русским языком проповеди и увлекать в Ислам молодежь, независимо от нации, как это делает московский имам Шамиль Аляутдинов.

И последнее. Оказывается в исламских учебных заведениях Казани 30/60/90 процент (по числу заведений) студентов - не татары. Закиров обратился к каждому хазрату, имаму, муфтию, мухтасибу – восьми ста сорока трем исламским служителям: «Если вы будете ежегодно отправлять на учебу в Казань в исламские учебные заведения по одному молодому человеку, то татарские деревни Сибири, Урала обретут татарских проповедников». А разве лучшая картина в самом Татарстане? Во многих селениях нет не то что высокообразованных молодых хазратов - простых, энергичных молодых проповедников, закончивших хотя бы казанские медресе. В настоящее время их заменяют малообразованные, что они иногда и сами понимают, дедушки. Здесь дело даже не в возрасте. Просто у человека на старости лет уже не отпущено времени и возможностей на глубокое усвоение основ Ислама.

Многие делегаты из Татарстана в беседах со мной говорили, что десятки и сотни деревень – не получают должного исламского призыва. Для работы во многих татарских деревнях нет социальных условий. И во всем этом, думаю, «прямая заслуга» первых заместителей Гусмана хазрата - Илдара Файзова, бывшего долгие годы ответственным за исламское миссионерство (призыв или дагват) в Республике Татарстан и Валиуллы Якупова – отвечавшего в свое время за молодежную политику в структуре ДУМ РТ.

Государство находило возможность прокормить огромную армию карьеристов от идеологического коммунистического фронта. Прошедший второй Всероссийский Форум в Казани явственно, отчетливо показал, какие масштабные задачи стоят перед хазратами и государством по сбережению татарского народа. Почему бы государству не определить механизмы по созданию комфортных условий для работы хазратов во всех селениях Республики? В то же время должна быть сохранена независимость духовной жизни, свойственная исламскому вероучению.

 

 

Автор: Халида Хамидуллина

Комментарии 26