Политика

Активист — значит экстремист?

Двое профсоюзных активистов в республике Марий Эл недавно стали фигурантами уголовных дел. Их заподозрили в призывах к массовым беспорядкам и публичном оправдании терроризма. Нелепые обвинения в адрес профсоюзников уже давно стали привычным делом в работе таких силовых структур, как известный Центр "Э" в МВД, причем каждый раз силовикам приходится проявлять недюжинную фантазию.

Марийские левые активисты Андрей Свистунов и Павел Толмачев основали в республике Свободный строительный профсоюз, а также состоят в оппозиционном движении "10 декабря", входящем в "Левый фронт". 9 ноября они вместе с 17-летним знакомым Иваном Мосуновым были задержаны оперативниками центра "Э" и спецназовцами и доставлены для допросов в Следственный комитет.

     

По словам Павла Толмачева, в кабинете следователя ему предъявили распечатку переписки в социальной сети "ВКонтакте", на основании которой его и заподозрили в подготовке "массовых беспорядков". Ведущий телеканала "Дождь" Павел Лобков, бравший интервью у марийского "левака", не скрывал иронии: какие могли быть "массовые беспорядки" в маленькой Йошкар-Оле, если там на митинги выходят от силы несколько десятков человек?

Согласно официальным сообщениям СКР, обоим активистам инкриминированы статьи о распространении "преступной информации" в СМИ. Однако в тех же сообщениях говорится только о "ВКонтакте". Силовики в очередной раз назвали соцсеть средством массовой информации, что свидетельствует либо об их непрофессионализме, либо о желании "подбить статистику".

Несуразными выглядят и претензии, предъявленные Андрею Свистунову. "В социальной сети "ВКонтакте" размещены адресованные неограниченному кругу лиц текстовые сообщения, оправдывающие терроризм", – говорится в сообщении СК. Как рассказал Андрей корреспонденту "Росбалта", он интересуется историей коммунистического движения и разместил на своей странице ссылки на фильмы Рен-ТВ и НТВ о деятельности зарубежных организаций: итальянских "Красных Бригад", немецкой "Фракции Красной Армии", Революционных вооруженных силах Колумбии и т.п. "Я следователям говорю: вы что, не видите – эти фильмы снимали телеканалы. Их же показывают по телевизору", – привел свои аргументы Андрей Свистунов.

Отметим, что "террористические организации", о которых идет речь, не признаны российским законодательством ни террористическими, ни преступными. Более того, "Фракция Красной Армии" действовала при поддержке спецслужб ГДР, а значит – с ведома советского КГБ. Если марийские следователи решили объявить "Фракцию" преступной и террористической, то им придется после Свистунова вызвать на допрос и ряд советских КГБшников. Прежде всего, работавших в Германии. Владимира Путина, например.

Как уточнил Андрей Свистунов, после "спецоперации" 9 ноября он был склонен связывать давление силовиков с причастностью к "Левому фронту" — тем более, что ему довелось общаться с Леонидом Развозжаевым незадолго до ареста последнего. Но, обзвонив "леваков" в других регионах, Свистунов выяснил, что марийские активисты оказались в "первых рядах". Андрей предположил, что пристальное внимание региональных силовиков он вызвал созданием в республике строительного профсоюза. По словам активиста, в последнее время в профсоюз вступили немало молодых строителей — поговаривали даже о "Всемарийской стачке рабочей молодежи" с требованием увеличения размера оплаты труда работников.

Не имея возможности противодействовать законными методами росту профсоюзного движения, региональные власти могли инициировать преследование по политическим мотивам.

О фабрикации подобной "уголовщины" марийским профсоюзникам многое мог бы поведать их калужский коллега Даниил Пятов. В апреле этого года студент Пятов был вызван на беседу к проректору университета, где его поджидали двое мужчин, представившихся сотрудниками ФСБ. Выведя левого активиста из учебного заведения, они усадили его в машину. Далее, по рассказу Даниила Пятова, ему на колени бросили пакет. Парень прикоснулся к нему и увидел внутри предмет, похожий на оружие. Довольные провокаторы сообщили, что теперь он оставил свои отпечатки пальцев на "улике". Левому активисту под угрозой ареста предложили стать "стукачом" и сообщать о деятельности в Калуге Межрегионального профсоюза работников автопрома (МПРА). Тот для вида согласился, но потом рассказал о случившемся своим товарищам и написал заявление в прокуратуру. Ареста не последовало, однако из университета Даниила Пятова выгнали. Зато теперь бывший студент устроился работать на завод – поближе к рабочему классу.

Еще более печально выглядит история с другим активистом МПРА в Калуге — Андреем Битковым. 22 мая парня на улице забрали полицейские и доставили в военкомат, несмотря на имевшуюся у него травму ноги. Ранее его уже пытались захватить в офисе МПРА сотрудники центра "Э". Андрей намеревался оспорить свой призыв в армию в суде, но не тут-то было. "Сотрудники ФСБ "обработали" адвоката, которая отозвала исковое заявление. Она не только не воспользовалась документами о прохождении медосвидетельствования, как должна была, но и родственникам их не отдает. По всей видимости, всю эту документацию она отдала сотрудникам ФСБ", – предположил в комментарии "Росбалту" представитель МПРА Дмитрий Кожнев. Впрочем, по его мнению, год службы пролетит быстро, и Андрей Битков получит в армии нужные навыки, которые потом сможет использовать в профсоюзной деятельности. Если, конечно, вся эта история его не сломает.

"Пока особой деятельности нет, то нас сильно и не прессуют. Только начнем вылезать, носик показывать, так тут же начинаются всякие виды воздействия", – так описала ситуацию профсоюзная активистка из Магнитогорска Олеся Романова.

Дело супругов Романовых получило широкий резонанс в феврале, когда следователи вызвали на допрос не только их самих, но и их шестилетнюю дочку. Еще весной 2011 года было возбуждено уголовное дело по факту размещения в Интернете видеоролика под названием "Фашисты в погонах". В сюжете рассказывалось о том, как активиста профсоюза "Защита" Андрея Романова правоохранители однажды насильно доставили к мировому судье, вытащив из приемного покоя хирургического отделения клиники. Уголовное дело было возбуждено по ст. 282 УК РФ за разжигание розни к социальной группе "сотрудники правоохранительных органов". Следователи захотели допросить шестилетнюю девочку как свидетеля, чтобы выведать – есть ли у ее родителей навыки пользования компьютером и Интернетом.

"То дело уже сдали в архив, но могут в любой момент вытащить", – уверена Олеся Романова. Действительно, полицейские время от времени напоминают о себе. Так, недавно Олесю вызывали в полицию для дачи объяснений по поводу пропажи агитационной палатки, принадлежавшей КПРФ. Речь идет о случае, имевшем место еще в 2010 году, когда Олеся Романова баллотировалась в депутаты от КПРФ. Одному из магнитогорцев, опрошенных по "делу о палатке", следователь сказал, что по этому инциденту ведется уголовное расследование.

О том, что у силовиков "хорошая память", магнитогорские профсоюзники знают и на примере активиста профсоюза работников скорой помощи Валерия Левандовского. 29 ноября прошлого года врач-кардиолог получил полгода условно за "разжигание межнациональной розни". Пикантность ситуации в том, что "разжигающая" статья была написана еще восемь лет назад. Но для того, чтобы иметь повод для давления на профсоюзника, "кто-то" не поленился вновь разместить ее в Интернете.

В Тамбовской области известен случай, когда сотрудник Центра "Э" предложил бомжу за деньги расклеить листовки с экстремистским текстом. Когда бомж выполнил "задание", полицейский задержал его за "разжигание ненависти и вражды".

Видимо, в ближайшее время силовики и дальше будут изощряться, придумывая новые поводы для преследования социально активных граждан.

Автор: Дмитрий Ремизов

Комментарии 2