Среда обитания

Сергей Шаргунов: Когда люди ничего не знают, они легко схватывают вирус агрессии

Сергей Шаргунов: Когда люди ничего не знают, они легко схватывают вирус агрессии

Выступление на «Марше миллионов» 15 сентября 2012 года       Алексей Савельев
 
Сергей Шаргунов известен не только как талантливый писатель, но и как автор политических памфлетов и участник оппозиционных митингов. В мае он поддержал активистов на Болотной площади, а в сентябре на Сахарова уже сам, выступая со сцены, выкрикивал лозунги: «Серая тля, вон из Кремля!». В интервью WordYou.RU Шаргунов рассказал, зачем власть добивается глухой необразованности населения, а также каким образом она собирается «съесть» всех очевидных лидеров сегодняшней оппозиции.
 
–  Сергей  вы  в своих статьях определили главную  идеологию власти – обогащаться. И   объяснили суть кадровой  политики -  незаметность и личная  преданность Верховному Жрецу, который, по вашим словам, сделал все для Торжества Пустоты.

Но эта ненастоящность власти, так или иначе,  стала возможной из-за того, что на политическом  поле  просто  отсутствует настоящность. В оппозиции ее тоже нет. Или есть?

– В последнее время делалось многое для уничтожения реальной оппозиции.  Поэтому, на данный момент, активистское движение либо маргинализировано, либо выглядит непривлекательно в глазах большинства граждан.

Все мы знаем основной метод власти – это съедать и переваривать, тех, кто может показать себя в роли альтернативного политика. И для этого у нее два пути – либо уничтожать их репутационно, либо же переманивать на свою сторону, превращая в «винтики» большой машины.

Сегодня власть готова взаимодействовать лишь с теми «левыми, патриотами, либералами», которые в итоге не станут претендовать на реализуемость своих проектов, а займут сторону клептократической (помешанной на  обогащении) «верхушки».

И дальше возникает поколенческий конфликт, когда воруются время, судьбы и жизни молодых людей. Которые уже не видят никакого социального «лифта», их удел – лишь стены автозака.

Но властям уже тяжелее контролировать поток молодых людей, которые заявляют свое право на участие в конкурентной политической жизни.

Поэтому мы видим аресты, обыски, подписки о невыезде и т.д.

Но только работа со сложными самостоятельными популярными фигурами может обеспечить устойчивость власти, а значит и развитие общества.

Поэтому, в конечном итоге, власть при таком курсе все равно ждет тупик.

– Вы, процитирую, «приветствуете любых идейных, то есть живых людей и любую попытку создать альтернативу тому, что обречено и может увлечь за собой страну».  Но понятие «любых идейных»  включает  в себя и национализм. Если  наци  имеют возможность противостоять тому, что обречено, вы  их поддержите? Присутствие  в  КС  националистов вас не смущает?

– Я не фанат Координационного совета. И больше всего меня смущает наличие в нем на первых позициях тех, кто с треском провалится на любых честных выборах в масштабах страны.

Задача политтехнологов власти отсечь нынешний протест, который изначально был многолюдным и общим от основной части страны, от большинства рода. Людей беспокоят реальные проблемы, а нам предлагается набор непонятных гламурных персонажей.

Поэтому, присутствие в совете интеллектуала и известного националиста Константина Крылова меня совершенно не смущает.

Если националисты не призывают к насилию и действуют в рамках закона, они вправе ставить вопросы, например, о той же нелегальной миграции. Которые, я думаю, ставят и многие граждане России, и представители ислама. Нелегальная миграция, это, прежде всего удар по приезжим, находящимся в положении «рабов». Недавно я видел жуткую картину –  плачущий таджик просит милостыню. Оказалось, он повредил ногу, начал хромать и как следствие – его просто выбросили со стройки. Человек, абсолютно лишенный прав в России. Криминализация среды приезжих – следствие их нелегальности и бесправия.

– Сегодня  все  специалисты, кажется, сходятся  в том, что власть обречена, но революция невозможна.  Недавно у вас  в блоге промелькнула мысль о народовольцах. Вы серьезно рассматриваете эту  версию?

– Я не исключаю слепых вспышек ярости.

Сейчас вырастают люди, которые не помнят конфликты времен 90-х, для них это все смутно и неинтересно. Для них существует лишь два понятия – «здесь и сейчас».

У нас в стране немало жителей могут позволить себе поездку в Египет, Турцию, либо же покупку машины, поэтому говорить об абсолютной нищете народа не приходится (хотя отдельные части живут чудовищно).

Но речь и не об этом. Гораздо серьезнее столкнуться сегодня с безусловной коррумпированностью всей судебной системы. Если попадешь в эти жернова, – уже нет никаких гарантий честного и справедливого приговора.  Такой же абсолютный беспредел и в правоохранительной системе.

И именно в этом смысле человек чувствует себя особо незащищенным.

Я уж не говорю о тех людях, которые высказывают свое мнение, например, в журналистике или общественной деятельности. На это подчас вообще наложен запрет.

Но когда кого-то жестко и бесцеремонно прессуешь на протяжении длительного времени, – ответная реакция неизбежна. Так, однажды среди народа может возникнуть команда крайне недовольных, которые постараются ответить власти на ее насилие взаимностью.

– Руководителем  стратегического   военного министерства впервые стал политик, самостоятельный  человек, имеющий не только поддержку Путина, но и  рейтинг.  Но Шойгу  кадр скорее  из прошлого страны. А вокруг Путина не оказалось ни одной  фигуры,  на которую он мог бы опереться.  Как вы думаете,  изменится ли кадровая политика Путина? Или  это чистая случайность и менять надо было не министра обороны,  а  премьера?

– Я поддерживаю отставку Сердюкова.  А еще ее поддерживает вся российская армия.

Но то, что Шойгу просидел меньше полугода в кресле губернатора Подмосковья, создает ощущение кадровой чехарды.

Я думаю, что система старается действовать бесцеремонно и при этом оставаться неуязвимой. Достаточно вспомнить кадровую чехарду в конце 90-х годов, чтобы осознать, истину – там, где есть танки, ОМОН и бюджет – власть будет держаться, сколько ей потребуется. Зачастую наше правительство ведет себя самодурски, но никакие оплошности еще не позволяют говорить о крахе.

Сейчас назначили Шойгу, и, на мой взгляд, это популистское решение.  После того как произошел серьезный скандал (высокого уровня), пост должен была занять рейтинговая персона? И Сергей Кужугетович – идеальный для этого вариант.  Я тоже, считаю это решение не самым худшим.

Другое дело, конечно, хотелось бы видеть больше военных людей, имеющих отношение к армии, знающих и разбирающихся в проблемах армии. Но, на мой взгляд,  власть опасается армии и старается ставить таких вот сторонних чиновников, чтобы они чутко контролировали ситуацию.

Сейчас если поговорить с военными специалистами по поводу новых назначений, они все говорят одно, – а чем сейчас поможешь? Настолько развалили армию, что уже сложно что-то исправлять. Да и если «военная реформа» оказалась злом, спрашивается, а высшие должностные лица зачем ее одобряли все эти годы?

–  Я заметила, что программа школьной литературы построена на  неком нигилизме по отношению к государству. Известный нигилист Базаров («Отцы и дети»), экстремист Емельян Пугачев (Капитанская дочка) или Дубровский, восставший против действующей власти.  Вспомним  еще   восстание самого известного гастарбайтера всех времен и народов Спартака. По сути, из нас растят бунтарей еще со  школы. У вас есть этому объяснение?

– Философ Лосский как-то отметил, что максимализм свойственен русскому характеру. А это, в первую очередь, правдоискательство, стремление к перфекционизму – то есть совершенствованию.

Наша литература пропитана идеями чести, в ней существуют порывы, вызовы, а также доблесть, граничащая с безрассудством.

На протяжении всей отечественной истории люди, сталкиваясь с жестокостью власти, в ответ устраивали бунты и восстания. Или – личность сопротивлялась давлению. Как это могло не отразиться в русской литературе?

На мой взгляд, стоит говорить о другой проблеме – не о том, прочтут ли учащиеся Пушкина, Лермонтова или Толстого с «Хаджи-Муратом». А, наоборот, о том – что не прочтут.

Сегодняшние попытки изменить общеобразовательные стандарты  – запретить изложения,  выпускные сочинения, сократить уроки русского языка и литературы и т.д. – это установка на то, чтобы в стране были необразованные люди. Ведь ими легче управлять! И эти эксперименты с реформированием образования, которое мы наблюдаем, действительно искривили и извратили сознание учащихся.

Советский человек (той же брежневской поры) был начитан и имел яркое представление о бунтарской русской литературе. Тем не менее, он не хватался за кинжал/пистолет с целью устроить смуту.

И я считаю что культура, в том числе поданная через нигилистические произведения, смягчает  нравы, делает человека сильнее, вменяемее.

А вот ее отсутствие (представление, что ты только вылупился на свет и уже  поселился «Вконтакте») ведет к мракобесию в широком смысле. Когда люди ничего не знают, они легко схватывают вирус агрессии. И таким образом, любая среда, особенно в наше время дробленная на группы и сообщества, превращается в тоталитарную секту.

–   Вы выросли в семье священника. Как считаете,  в чем причина  атак на церковь со стороны СМИ и общественности?  Или   церковь просто подставила  себя? И еще вопрос  в тему – у вас нет ощущения, что власти намерены использовать РПЦ во внутриполитических целях?

– Это встречное движение. Ошибки некоторых церковных деятелей и атака некоторых журналистов.

Так уж повелось, что церковь близка к власти. Но, на мой взгляд, она заслужила большей независимости.

У многих создается впечатление, будто иерархи готовы поддерживать сильных мира сего – толстосумов и представителей власти.

Люди говорят, что церковь приняла сторону богатых, и обогащается, в то время как вокруг немало бедных, и более того, церковь не приходит на их защиту.

Но другой аспект этой истории – это болезненное отношение части «прогрессивного  сообщества» к РПЦ.

Когда речь заходит даже не о конкретных иерархах, а о самом  институте церкви, и о каких-то базовых принципах жизни народа  – это, на мой взгляд, разгульная и слепая травля.

У нас достаточно институтов и персоналий, которым, думаю, стоит уделить большее внимание, и  которых следовало бы гораздо жестче критиковать. И, лишь в последнюю очередь, в их рядах должны стоять лица духовные.

Кроме того, тут также присутствует аспект политтехнологий – ведь травить сегодня оппозицию и церковь очень выгодно власти. Которой, важно  отсечь и уменьшить оппозиционное движение, придумывая ему некие рамки для существования. В том числе и антиклерикализм – внушить народу, что представители протестных движений воинственно настроены по отношению к церкви и традиционным ценностям. И тогда, в сознании простого обывателя, сложилось мнение, что есть «болотные», а есть РПЦ. Но это очень прискорбное и провокативное разделение.

– Говорят,  кто-то намерено разжигает межконфессиональную нетерпимость в стране.  Говорят, что кто-то упорно  старается   разжечь и межнациональную  рознь.   И говорят, что это на руку и власти и оппозиции. А что скажете вы по этому поводу?

–Любое разжигание межконфессиональной агрессии – это ужасно.

И нет ничего страшнее, на мой взгляд, чем межрелигиозные войны.

Религиозная тема требует крайне деликатного отношения.

И любое оскорбление чувств верующих, конечно, недопустимо.

Но ни тартюфам рассуждать на эту тему, ни моралистам в депутатских пиджаках, которым чужды и Бог, и совесть. И уж тем более не фанатичным и неумеренным личностям, ведь если им позволить, они могут запретить все на свете – переписать пушкинскую сказку, наложить вето на Набокова.

Абсурдно когда власти начинают идти им на встречу и диктовать обществу, как жить и правильно мыслить.

На мой взгляд, традиционные конфессии всегда ладили между собой, – а православие и ислам уж тем более замечательно уживались на одной территории.

Другое дело, сегодня есть те, кто пытается дестабилизировать эту ситуацию. И общество ведется на провокации и становится все более агрессивным.

И нормальная оппозиция, критикующая власть, должна понимать эти вещи. А если это будет такая шабашная безумная оппозиция, то конечно у нее не будет никакой поддержки, и как камень она будет тащить за собой на дно остальных протестующих.

 
Автор: Екатерина Трифонова

Комментарии 0