Общество

Мусульманский эгрегор набирает силу

Мусульманский эгрегор насчитывает ныне более 600 миллионов последователей по всему миру. И он, по сравнению с христианским эгрегором, издавна расщепленным на римский католицизм, православие, многочисленные протестантские церкви, по сути един: 85% всех мусульман составляют сунниты, а на долю шиитов и других «оппозиционеров» остается всего лишь 15%.

Москва — мусульманский город?

Мы, коренные москвичи, в последние годы — кто с любопытством, кто со страхом, кто с раздражением, но все с огромным удивлением, — наблюдаем, как наша Москва стремительно превращается в российскую столицу Ислама. В главный мусульманский праздник Ид аль-Адха (Курбан-Байрам) десятки тысяч правоверных москвичей и, как говорится, гостей столицы направляются в мечети, а затем выходят на улицы города, блокируют движение на основных магистралях (не по злому умыслу, а просто потому, что для совершения намаза им требуется место), и Москва на целый день поворачивается лицом к Мекке. Вероятно, это справедливо: ведь ныне доля мусульман в Москве, как и в среднем по России, составляет процентов 30. Но видали ли вы что-то подобное, скажем, на Пасху или Рождество? Мне на память приходят лишь первомайские демонстрации советских времен, — так то было мероприятие добровольно-принудительное, а это — сугубо добровольное. Вера мусульман, выходит, сильна и хорошо подкрепляется делами.

Горит Восток зарею новой

Волна победных революций, прокатившихся (и до сих пор катящихся) по Ближнему Востоку, — куда более серьезный показатель возросшей активности и консолидированности мирового Ислама, нежели стихийное мусульманское столпотворение в самом сердце России.

Мне представляется, что у нас на глазах разыгрывается многоходовая партия, в которой первым ходом была якобы нависшая над западным миром угроза исламского терроризма. Рухнувшие небоскребы в Нью-Йорке! Аль-Каида! Тысячи жертв! Все (ну, или почти все) силы Запада были брошены на борьбу с новой страшной угрозой. В жертву приносятся разменные фигуры: Афганистан, Ирак. Ну, и что? НАТО и США увязли по уши и, собственно, готовы отступить.

Когда значительные силы Запада, финансовые, политические, военные и моральные, были втянуты в борьбу с мировой террористической угрозой, начинается второй этап игры — революции на Ближнем Востоке. (И как вовремя, заметьте, сходит со сцены Усама Бен Ладен!) Трещащая по швам под грузом евро Западная Европа ловится на крючок: еще бы, лакомая наживка — нефть! Плюс — красивая эйфория борьбы за общечеловеческие ценности, свободу, демократию, права человека, гуманизм. Как бы не так: революции-то исламские и довольно кровавые; хоть и демократия — но на службе Ислама!

Похоже, исламский план (а я уверен, что в данном случае работает план, — уж больно все получается складно, к месту и ко времени!) продолжает выигрывать.

Как бы христианской Европе не пришлось признать вслед за русским поэтом, по-отечески, с хорошей миной при плохой игре, обратившись к юному, энергичному Исламу:

«Тебе я место уступаю:

Мне время тлеть, тебе — цвести».

 

Все идет по плану…

План-то, похоже, есть, но вот чей он? Какие тайные силы, какие мудрые и строго засекреченные адепты за ним стоят?

Давайте не будем играть в теорию мировых заговоров и просто, как оккультисты, признаем: план, безусловно, существует, но, главным образом, не в головах каких-то гениальных стратегов, а в сознании (точнее, псевдо-сознании) тонкой сущности — эгрегора мирового Ислама. Эгрегор, тем более — столь энергичный, сплоченный и агрессивный, — вполне способен реализовать на материальном уровне свои идем и цели. Как? Вкладывая в головы и сердца своих адептов те или иные мысли и чувства, управляя через них финансовыми и людскими потоками, организуя нужные встречи и отменяя ненужные, сталкивая, казалось бы, случайно, неслучайных людей, создавая политические партии и бросая на край света целые армии. Человеческие планы становятся составными частями единого и в целом никому не известного плана эгрегора.

Магия Ислама

С чем приходится сталкиваться на практике, — так это с возросшей мощью, широким распространением и, можно сказать, подлинно восточным коварством мусульманской магии.

Ортодоксальный Ислам, как и другие монотеистические религии, не приветствует занятия магией. Однако и в священном Коране, и в других авторитетных книгах Ислама, в отличие от канонических Библии и Евангелия, сильны мифологическая и магическая составляющие: повествования об ангелах и джиннах, об Иблисе-Шайтане, отпавшем от Бога, и, главное, об их практической роли в жизни людей (в Коране даже есть отдельная сура, посвященная джиннам).

Нельзя забывать и о том, что дикая средневековая Европа получила математику с нумерологией, астрологию с астрономией, медицину, алхимию и философию (с основами герметизма в придачу) не от полумифических египтян, основательно забытых древних греков или замордованных евреев, а от образованных мусульман-арабов, владевших в XII веке не только Ближним Востоком, но и Испанией, и успешно отражавших бесчисленные Крестовые походы. Арабы же — те же семиты, что и евреи, — не прекращали совершенствоваться в магии со времен Соломона и Давида. Их магическая система нисходит к самым глубоким корням и, совершенствуясь непрерывно на протяжении тысячелетий, достигла больших высот. Магические гримуары Европы («Ключики» Соломона и т.д.) есть не что иное, как копии и пересказы древних арабских источников, во всяком случае, там лежат их истоки.

Добавим к сказанному, что мусульманский эгрегор в целом сейчас на подъеме — энергетическом и идеологическом. И он не борется с магией, как это делает христианство. Вот и выходит, что нам все труднее и труднее противостоять напору мусульманской магии, снимать мусульманские порчи, проклятия и любовные заговоры.

Впрочем, и на старуху бывает проруха: есть в мире Силы повыше эгрегориальных. Приходится к ним обращаться, но для этого маг должен быть личностно развит, безупречен и хорошо подготовлен. Так что мусульманская магия — хороший стимул для нашего роста.

Христианство ассоциируется со стихией воды (рыба — древнейший христианский символ; ихтис (др.-греч. Ίχθύς — рыба) — древний акроним имени Иисуса Христа, состоящий из начальных букв слов Ἰησοὺς Χριστὸς Θεoὺ ῾Υιὸς Σωτήρ: Иисус Христос Божий Сын Спаситель); Ислам — со стихией огня. Когда-то вода Христианства пригасила огонь Ислама; не наступает ли время, когда огонь вскипятит и частично испарит воду?

Кармическая задача новой эры

Нынешнее обострение борьбы великих эгрегоров — это то же самое, что и вполне предсказуемое обострение хронической болезни в начале лечения. Новая эпоха, в которую мы вступаем бросает человечеству новый вызов, ставит более высокую задачу. Кармическая задача наступающей эры Водолея заключается в том, что высокие эгрегоры должны научиться не просто мирно сосуществовать, а эффективно взаимодействовать, сотрудничать друг с другом.

Нужно сказать, что для эгрегоров это не так-то просто — гораздо труднее, чем для людей. Но поставленную задачу нужно выполнять: с начальством не спорят. А начальство здесь ох, какое высокое!

Признаюсь, что эту глобальную кармическую задачу я не только осознаю в теории, анализируя свои наблюдения, но и ощущаю на собственной шкуре. Так уж вышло, что я взаимодействую с двумя издавна враждовавшими между собой достаточно высокими эгрегорами: оккультизмом и христианством, — причем взаимодействую не на словах, а в практическом служении. И я вижу, что во мне — и через меня, — эти эгрегоры готовы к сотрудничеству (тогда как порожденные ими грубые эгрегоры продолжают биться не на жизнь, а на смерть.)

Другая сторона этого процесса — движение мирового экуменизма. Но основной сдвиг, когда речь идет о высоких эгрегорах, происходит не в социальных структурах и организациях, а в сердцах людей.

Остается заметить, что сотрудничество религиозных эгрегоров вовсе не означает создания какой-то универсальной религии. Такая религия оказалась бы всего лишь еще одним эгрегором, причем не самым высоким. Высокий (с большой буквы) эгрегор — по определению один, и он уже существует, объединяя тех людей, которые искренне стремятся к взаимопониманию и сотрудничеству.

Комментарии 7