Общество

Фильтрация - это только начало

Первый скандал, вызванный новым законом о блокировке сайтов, возник в понедельник, когда в Реестр запрещенных сайтов попала субкультурная интернет-энциклопедия «Луркоморье» (Lurkmore.to). Ресурс активно использует нецензурную лексику и часто дает противоречивые определения, которые могут показаться грубыми и даже оскорбительными, тем не менее, он пользуется большой популярностью в Рунете и считается частью сетевой субкультуры.

В Реестр запрещенных сайтов «Луркоморье» попало по инициативе Федеральной службы по наркоконтролю, которая посчитала, что в энциклопедии содержится информация, пропагандирующая наркотики. Теперь мнения ФСКН достаточно для того, чтобы доменное имя сайта или IP-адрес внесли в черный список. После того как администрация ресурса удалила две статьи о марихуане, а волна журналистских звонков накрыла ФСКН, «Луркоморье» вычеркнули из Реестра запрещенных сайтов. Тем не менее, с этого момента нам придется жить в новой сетевой реальности.

Черные списки

С цензурой в Сети в России сталкивались и раньше: последние пять лет прокуратуры в регионах требуют от провайдеров блокировать сайты, запрещенные судами.

Основанием для блокировки до последнего времени был Федеральный список материалов, признанных российскими судами экстремистскими, куда входит 1520 книг, статей и даже высказываний в социальных сетях. Список начинается с альбома группы Order «Музыка белых» и заканчивается книгой «Жиды» малоизвестного автора. В этот список попали исторические, философские и художественные произведения, а также некоторые фильмы.

В последнее время список стал пополняться с немыслимой скоростью. Например, в марте этого года районный суд Оренбурга признал экстремистскими 65 книг и статей за раз, это в основном исламская литература, среди которой книги Фетуллы Гуллена, изгнанного из Турции проповедника и основателя популярного движения. Почему так много и почему районный суд? Здесь не стоит искать конспирологических объяснений: просто вся эта литература была изъята во время обыска у одного жителя Оренбурга, которого осудили за создание "экстремистской ячейки".

Несмотря на наличие такого списка, до сих пор блокировка запрещенных материалов носила несистемный характер. И сайт, заблокированный в Тверской области, оставался вполне доступным во Владимирской.

Новый Реестр запрещенных сайтов, который начал действовать с 1 ноября, эту проблему устранил. По новому закону, Роскомнадзор, ответственный за реестр, вносит интернет-ресурсы в список запрещенных сайтов на основании данных, полученных от МВД, ФСКН и Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей, а также на основании судебных решений.

Реестр размещается по адресу zapret-info.gov.ru, а провайдеры и операторы связи обязаны регулярно знакомиться с его содержанием и блокировать доступ к попавшему в черный список сайту или веб-странице. За халатное отношение к блокировке провайдер может лишиться лицензии. За две недели в Реестр попало более 180 сайтов, включая «Луркморье», однако можно уверенно предположить, что темпы будут только нарастать, поскольку в Реестр должны включить полторы тысячи материалов, входящих в федеральный список. А поскольку эти тексты, клипы и фильмы могут размещаться на разных ресурсах, то мы получим тысячи запрещенных сайтов.

Запрет анонимайзеров

Недавно стало известно, что депутаты планируют запретить анонимайзеры (прокси-серверы), позволяющие интернет-юзеру получить доступ к запрещенным сайтам, а также уйти от идентификации.

В сентябре Сергей Железняк, вице-спикер Госдумы и один из авторов закона, по которому все НКО, получающие финансирование из зарубежных источников, должны регистрироваться в качестве иностранных агентов, предложил запретить в России использование анонимайзеров, а нарушителей штрафовать. Депутаты считают, что анонимайзеры нужны только злоумышленникам – хакерам, покушающимся на чужие счета, и педофилам, совращающим детей в Сети.

Это неправда. Три года назад вопрос об использовании прокси-серверов российскими чиновниками рассматривался правительственной комиссией по федеральной связи. Беспокойство чиновников вызвало то, что интернет-браузеры считывают информацию о посещаемых ими сайтах и передают в аналитические центры поисковиков типа Google. А те на основании полученных данных могут проанализировать активность пользователя в Сети, сопоставить ведомственные IP-адреса с домашними IP и выявить интересы, круг общения, пристрастия и социальный статус чиновников. Поэтому для анонимности чиновников в Интернете предлагалось разработать отечественный прокси-сервер. Насколько известно, в конце концов от идеи специального прокси-сервера отказались и решили использовать для защиты чиновников динамические IP-адреса, которые помогут замаскировать круг интересов отдельного государственного деятеля.

До сих пор анонимайзеры пользовались спросом в основном у сотрудников офисов, которым запрещено ходить в социальные сети на работе, или у тех пользователей, которым по какой-то причине заблокировали доступ в «Одноклассники» или «Вконтакте». Типичная реклама анонимайзера сегодня звучит примерно так: «Притворяетесь на работе? Имбецильный сисадмин блокирует доступ к соцсетям? Мы вам поможем».

Но новая политика государства в Интернете значительно расширит круг пользователей прокси-серверами. Анонимайзеры понадобятся самым разным людям, и не только политическим активистам, которые таким образом смогут избежать идентификации и преследования со стороны властей. Они понадобятся студентам и исследователям, которые не смогут найти в Сети литературы, необходимой для их научных изысканий. Например, книга Гитлера «Майн Кампф» запрещена в России, и доступ к ней в последнее время блокируется, также как и к произведениям исламского богослова Саида Нурси.

Ситуация ухудшается с каждым днем. Увлекательную историческую фальшивку «Протоколы сионских мудрецов», послужившую основой для бестселлера Умберто Эко «Пражское кладбище», запретили буквально на днях вместе с документальной книгой про британских фанатов "Английская болезнь" Билла Буфорда (Among The Thugs by Bill Buford).

Кроме того, анонимайзерами уже пользуются журналисты, освещающие борьбу с терроризмом на Северном Кавказе, чтобы получить доступ к сайтам боевиков, поскольку там появляются заявления лидеров подполья и информативные видеозаписи. Да и простые пользователи, интересующиеся политикой, используют прокси-серверы, например, для того чтобы посмотреть запрещенный в России фильм «Невинность мусульман», вызвавший протесты по всему миру.

Помимо этого, в среде провайдеров обсуждается возможный запрет шифрованных протоколов, к которым относится и https. Он необходим для доступа в Facebook и к таким почтовым сервисам, как gmail. Технологически это вполне выполнимо, по этому пути в прошлом году пошел Пакистан, запретив использование любых шифрованных протоколов.

Много лет отказываясь идти по китайскому пути в Интернете, российские власти давали понять мировому сообществу, что для них существуют ограничения в наступлении на свободу слова. Встав на китайский путь, они показывают, что таких границ больше нет.

P.S. Активные действия государства по блокировке сайтов вызвали ответную реакцию со стороны интернет-сообщества: в тот же день в Сети появился Реестр запрещенных сайтов, который доступен только интернет-провайдерам.

Автор: Ирина Бороган

Комментарии 0