Их нравы

Сказки на ночь... Любимый сериал Барака Обамы

Сериал Homeland имеет значение только потому, что это любимый сериал Барака Обамы о нем самом.

 

Заурядная американская поделка стала политическим скандалом, внедренным в самые сокровенные глубины американской души не только среднестатистического американца, но самого президента. В ней из мелочей соткан психический портрет президента США, которого подозревают в тайной приверженности исламу, как и в том, что он – потомственный агент ЦРУ. Портрет, сотворенный его изысканными ненавистниками, обманувшимися в своем кумире, а потому вдвойне ценный – он отражает, за что Обаму любили и за что возненавидели.

Самый противоречивый президент Америки явлен там несколькими персонажами, которые смотрят друг на друга как бы в зеркала – никто до конца не реален, не понятно, кто в ком отражается… Я не о высоком киноискусстве – это ведь всего лишь добротный треш, а о психическом расстройстве, в котором пребывают создатели, герои и зрители.

Стал предателем. То есть принял ислам

Герой – худой, рыжий, спортивный морпех Броуди, с такими же фактурными складками вокруг рта на узком лице, как у чернокожего президента.

Правда, этот морпех 8 лет просидел в тюрьме в Ираке и принял ислам. А вернувшись на Родину, от ислама отрекается – под давлением обстоятельств, неудач с самоподрывом, нервной семейки, внезапно нарисовавшейся карьеры сенатора и задушевного разговора с сотрудницей ЦРУ.

Республиканцы уже так привыкли к мысли о том, что человек по имени Барак не может не быть ненавистным мусульманином, что этот густой поток  чувств трансформировался в коллективное бессознательное народа Соединенных штатов. А киноиндустрия именно с этим элементом мироздания и работает.

Когда Броуди признается жене, что он принял ислам, та чеканит устами железной Хиллари: «Ты сенатор, Броуди, это неприемлемо!»

И вот этот вроде бы положительный герой стремительно превращается в  невротика-полудурка. Причем полудурок он не потому, что он морпех, а потому, что стал предателем, то есть принял ислам. Такая вот логика.

В армии, в правящей верхушке, в спецслужбах принять ислам равняется предательству.

Забавно, что кличка Барака Обамы у его охраны – «предатель».

Забавно и то, что ислам герой-морпех принял после пыток и унижений – так по логике сериала.

Тут можно долго приводить примеры реального пребывания в плену у мусульман реальных людей, которые принимали или не принимали ислам. Все зря, потому что американо-израильская медиамашина заточена на то, что ислам можно принять только ради страха иудейска, как избавление от ужаса ямы, под страхом смерти и тд.

Просидевший 5 лет в плену у палестинцев Гилад Шалит вышел на волю с глубокой симпатией к палестинцам. Первым делом он призвал Израиль отпустить всех палестинских узников, за что был проклят и признан помрачившимся умом инвалидом, подверженным «стокгольмскому синдрому».

Но наш Броуди идет дальше – он не только принимает правду мусульман, он становится их шпионом, агентом и бойцом.

Ведь по мысли совокупной идеологической машины, мусульмане – это отмобилизованная армия в походе, которая атакует смиренный буколический рай под названием США. И рай, презрев свой мирный

нрав и уютное домоседство, вынужден отчаянно отбиваться от коварного, мощного, вооруженного до зубов ислама. А предатель Броуди – агент атакующего врага.

Самый любимый кинематографический признак предателя – обильный пот.

И вот мусульманин Броуди крупным планом потеет.

Причем потеет он не где-нибудь, а в бункере вместе с первыми лицами государства.

Потеет не просто по жалкому устройству своей предательской души, а потому что он лох и неумеха – не смог взорвать всех по заданию своих исламистских хозяев.  Чего еще ждать от предателя? Ведь только у героев все получается, а у предателей – все боком. У мусульманина-предателя все вообще буквально из рук валится.

В этой сцене обильного потоотделения создатели сериала прошлись не только по Обаме, но по всему демоплемени. Ведь таким крупным планом потел только Клинтон, который все юлил, уходя от честного отчета перед республиканцами, что именно он вытворял с Моникой Левински.

ЦРУ – это Родина, а ислам – это чужбина

Кстати, Броуди тот еще ходок – под стать Клинтону.

Похоже, на какое-то время сценаристы и режиссеры забыли, что Броуди – мусульманин. Внезапно наш конвертит начинает накачиваться спиртным, как заурядный боцман, и пускается во все тяжкие с сумасшедшей Кэрри, которая работает в ЦРУ.

Кто так может поступать? Конечно, только человек, принявший ислам – без этого невозможно достичь таких глубин тотального предательства – и жены, и семьи, и армии, и Родины…

Любовь и ненависть Броуди и црушницы – совсем не случайно линия сюжета нарисована так. Зрителя убеждают: каждый вероотступник рано или поздно будет разоблачен и перевербован, потому что ЦРУ – это Родина, а ислам – это чужбина.

ЦРУ… В этом киноэпосе агенту ислама противостоит братство, работающее не за бабки, не за посты, а за нечто великое, но до конца не проявленное. За некую американскую сверх-идею о величии Америки.

При этом самая успешная в деле противостояния врагу – сумасшедшая в буквальном смысле Кэрри.

У црушников, как выясняется по ходу, тотальный промискуитет и пьянство, нелады в семьях, подленькая ложь. Все всем велят друг за другом следить. Если кто оступится, этому человеку и стакана воды не поднесут, не то что позвонить.

Череда работников этого ведомства – не некий случайный набор сильно залакированных спецслужбистов, а продуманный совокупный портрет семьи  Обамы.

Там есть негр – начальник. Отец Обамы был плотно связан с ЦРУ.

Есть куча молодых подонков, рвущих задницу, чтобы выслужиться – таким был и сам Обама, и круг его сотоварищей, намекают нам.

А сумасшедшая Кэрри – просто портрет его неспокойной матери, тоже связанной с ЦРУ, рано умершей и явно не поймавшей счастливую птицу американского счастья.

Не случайно именно Керри удается расколоть Броуди, которого не расколол даже детектор лжи.

Американцы обожают психоанализ, Фрейда, исследование комплексов и прочую ерунду.

Хоть так вывести Обаму на чистую воду: свести закованного в кандалы Броуди с психованной црушницей – и он сознается во всем.

Бритва в руках сумасшедшего

Создатели сериала ставят и отвечают на вопрос, возможен ли вообще американец в исламе или неизбежно он возвращается в свою американскую идентичность, враждебную всему миру. Ответ: американец возможен только в одной ипостаси – безусловной и всеохватывающей верности США. К пониманию величия этой верности его ведет психически больная црушница, похожая на мать президента Обамы…

В ходе своих путанных взаимоотношений Броди и Кэрри перебрасываются:

- А тебе не кажется, что с теми, кто не был в Ираке, скучно?

- С теми, кто не был в Ираке, вообще не о чем разговаривать…

Тем, кто не был в Ираке, Афганистане, Ливане, Сирии и Америке, многое в этой «Родине» кажется правдоподобным. Но тем, кто понимает, о чем речь, закрадывается подозрение, что США превратились в опасного сумасшедшего с бритвою в руке.

Для американцев нормально, что аль Каеда и Иран заодно, что у них один общий агент, что аль Каеду возглавляют шииты, что она расквартирована в Бейруте, что жена командира боевого отряда за американский паспорт сдает своего мужа. Это для них такая же правда дикой жизни, как и то, что боевой командир может теоретически бить свою жену, а связной – принц из Саудовской Аравии – интересуется только проститутками…

Им показывают Бейрут, один из самых шикарных городов Ближнего Востока, как дешевый базар с толпой бедноты.

Им внушают, что единственная улица, сохранившаяся в Бейруте за 30 лет гражданской войны, потому что оставалась территорией перемирия, якобы контролируется партией Хизбалла.

Им все равно – сцены в Бейруте снимались в Израиле, потому что в Бейруте американцы, даже изображающие црушников, не могут себя чувствовать в безопасности. Но фильм о том, как црушники бегают по кварталу Хизбалла, врываются в квартиры, убивают, уходят от погони…

В реальном Бейруте при пересечении невидимой границы к любому незнакомцу подойдут парни, от которых не уйти.

В реальном Бейруте американцы потерпели самые чувствительные потери: именно там было взорвано посольство США, заседание агентов ЦРУ по Ближнему Востоку и 300 военных во Французских казармах. Но не снимать же об этом сериалов?

Есть сцена, как тюремщик мочится на Броуди где-то то ли в Ираке, то ли в Сирии – американцам под попкорн сгодится любое место. Хотя так по всему миру, где около 800 тайных тюрем ЦРУ, мочатся на пленников только служащие американских спецслужб. Абу-Грейб – лишь одна тюрьма, быт и нравы тюремщиков которой так подробно известен всему миру и так легко забыт в США.

Посол Саудовской Аравии – гомосексуалист и шпион Хизбаллы… Таким мусором забивают мозги обывателю, только чтобы он продолжал верить в величие «Родины».

И все же, это полезный фильм. Особенно если вы были в Ираке и видели, как именно полируется земля, чтобы по ней было удобно ездить американской свободе.

Автор: Надежда Кеворкова, "Слово без границ"

Комментарии 4