Среда обитания

Татаристы и импотенты с халявщиками


Пишу и сомневаюсь хоть в какой-либо значимости затрагиваемых мною в этом материале тем. И все-таки…

Насильник выбирает себе жертву соразмерно, волю и силу которых он способен подавить и сломить. Чем дольше насильника не останавливают, тем более он, входя во вкус, может проявлять, если можно так выразиться, свое глумливое творчество.

Больные люди выражают себя по-разному. Истеричная защита и шумиха, организованная радикальными либеральными силами, вокруг таких же пусси-райток, спровоцировала обострение болезни у психически неуравновешенных граждан. Как следствие – хладнокровное, циничное, ритуальное убийство сыном майора ФСБ, евреем Данилевским татарской девушки и ее матери в Казани с последующей надписью на стене кровью убитых им татарских женщин «Free! Pussy Riot».

Если проявлять пассивное отношение к больным антиисламизмом, татарофобией людям и силам, то последние могут ввести отдельных граждан и общество в целом в массовый антиисламский и антитатарский психоз. Убийство татарской девушки и ее матери гражданином Израиля Игорем Данилевским можно также однозначно объяснить  распространяемым либеральными силами московского Кремля психозом антитатаризма. Возможно, еврей уверовал, что соплеменники со своими связями в ФСБ «отмажут его от убийства со смягчающими обстоятельствами какой-то там понимаете татарской девушки c ее матерью».  

Из ряда антиисламского психоза, навязываемого  гражданам страны – регулярные  нападения на девушек, одетых по-мусульмански в платки, на мечети, ставшие объектами неоднократных облав, погромов, поджогов, забрасывания зажигательной смесью, подбросов взрывчаток и муляжей взрывных устройств, свиных туш, исписывания стен гнусными текстами. «Творчество» больных лиц, подстрекаемых политикой - разнообразно. Такие люди могут появляться повсеместно, но проявляют себя по-разному.

Остановлюсь на татарском сообществе Москвы. Проявление в этом пласте в большом количестве больных людей, конечно же, и, несомненно, обусловлено многовековым национальным и религиозным гнетом. Различного рода катаклизмы с махинациями, борьба групп в самой татарской среде не способствуют оздоровлению общества, хотя, может быть, и подвигают на какие-то структурные изменения в организациях. Мероприятия и заседания татарских общественных движений столицы не оставляют без своего постоянного внимания больные люди. Я бы даже сказала, что некоторые рулевые (трудно применимо к ним определение лидеры) татарских общественных организаций сами нуждаются в больных людях, ибо при случае, разум последних, если так можно выразиться, можно направить против конкретных лиц.

Например, некоторые представители татарской общественности, причисляющие себя к «элите», могут приходить на церемонию похорон видной представительницы Раузы Кастровой и увидев там не желаемые для себя лица, собрав на территории кладбища всех желающих и зевак, устраивать скандал с истеричными обвинениями «прекратите съемки, вы ваххабиты, бандиты, экстремисты». Вторые, убеленные сединами опять-таки из этой «элиты» под восемьдесят лет, на мероприятия стараются приглашать свой узкий круг приближенных, при невозможности - определяют среди татар для себя врагов, и от одного к другому из присутствующих подходя, предупреждают: «Не общайся с N, ты же не из предателей Акчурина?» Третьи, называющие себя «историками по татарике», приходят десятилетиями на мероприятия РТНКА и Татарского культурного центра Москвы в Дом Шамси Асадуллаева и несут, в том числе на мероприятиях Общества академической науки, параноидальный бред с оскорблениями личности то одного, то другого представителя татарской общественности столицы.

И знаете, наблюдая за поведением больных в Доме Асадуллаева, всегда спрашивала у татар, будь то с руководством «спокойных к исламу» Акчуриных-Хусаиновых или мусульман Серажетдиновых: «Почему мы, татарский люд Москвы позволяем дикую картину, когда на наших глазах оскорбляют человека, и никакой реакции, ни один мускул, ни одно движение души и тела не характерно вам?» И слышала если не тупое молчание, в лучшем случае ответ: «Зачем с больными связываться, пусть говорят, не обращайте на них внимания».

Татарская общественность столицы индифферентно, импотентно, и до сих пор я не наблюдала, чтобы она была способна публично остановить даже одного насильника. Но зато увидела, как блестяще это могут сделать не татары в отношении татар. И несказанно рада, что больных татаристов хотя бы на нетатарских мероприятиях могут остановить представители других народов. Присутствующие при этом единичные представители «татарской элиты» привычно насупившись по своему обычаю тупо молчат.

3 ноября 2012 года в Государственном историческом музее состоялась лекция по теме «Народы Золотой Орды: были ли татары в Золотой Орде?» из цикла «Золотая Орда» археолога, историка Вадима Рудакова.

И именно здесь я впервые увидела в Москве, как приличная московская интеллигентная общественность запросто может остановить, оказывается, любого больного татарина. Низкий поклон моим соотечественникам, собравшимся в ГИМ, в его Лектории. Произошло все в высшей степени быстро и высоконравственно.

После окончания своего выступления археолог, специалист по городам государственного образования «Золотая Орда» Вадим Рудаков предложил задавать ему вопросы, если были они у слушателей. Последние откликнувшись, получали ответы от археолога.

Где татарская тематика, на этих мероприятиях появляется, в частности, «историк-архивист по татарике», устраивающий десятилетиями спектакли с оскорблениями то одного, то другого представителя татарской общественности Москвы. В ГИМе он встает и задает вроде бы вопрос о татарах в Золотой Орде, но тут же, по своему обычаю, переходит на чеканную и оскорбительную тональность своих высказываний в связи с выступлением археолога. В зале мгновенно слышатся отклики «зачем переходить на оскорбления», «прекратите оскорбления». Но входящий в раж больной уже не слышит. И тут мы, собрание начинаем захлопывать «татариста по татарике». Сидящий позади меня убеленный сединами, интеллигентный мужчина в очках, обернувшись к «татарскому историку-архивисту по татарике» кратко, с презрением говорит: «Пшел, вон отсюда». И «татарин-архивист» резко покидает наше собрание с гордо поднятой головой.

Уверена, этот человек, если так можно о нем сказать, каким бы он больным ни был, на следующие лекции в ГИМ или вовсе не придет, или, придя, будет вести себя, соответствуя собранию.

Как последний штрих к теме о больных. Незнакомая мне моя соплеменница, пришедшая в Лекторий ГИМ из касты Акчурина и искавшая при входе в музей «особый список», не постеснялась подойти ко мне во время фотосессии в ходе выступления археолога, пригрозив выводом из Лектория со словами: «Я вам не давала согласия делать съемку с моим участием на лекции, прекратите снимать зал, иначе сейчас я пожалуюсь в администрацию».

Какие еще наблюдения родились из похода в Государственный исторический музей? По пути к культурному мероприятию в электричке метро по соседству с собой услышала татарскую речь. Разговорились. Попутчица поделилась, что она с сыном приглашена на ужин с жертвенным мясом к родным в Подмосковье. Узнав, что я еду в музей, на лекцию о Золотой Орде, прозвучал вопрос: «У вас есть пригласительный билет»? Интерес к моему походу или лекции (?) был потерян после слов: «Через кассу, как обычно».

Я поспешила в музей. И уже от друзей при входе узнаю, что группа татар пыталась проникнуть по какому-то «особому списку», так сказать «нахаляву».

Думаю, к справедливым определениям татарского сообщества Москвы «индифферентные, немощные или импотентные, больные», можно добавить еще и определение «любители халявщины». Именно таких москвичей взращивают татары во главе с Акчуриными, Хусаиновыми, Ахметшиными в РТНКА г.Москвы и Культурном центре. На любые мероприятия по поручению этой троицы составляются «особые списки», состоящие из касты приближенных. Последние предлагают в свою очередь включения в эти списки фамилий близких, друзей, знакомых. Чтобы попасть в эти списки, нужно обладать особыми качествами собачьей преданности. Ну и соответственно особых, виртуозных умений ползания перед кастой и троицей. Татарские активисты Москвы знают, что в этом постоянном списке порядка трехсот с вариациями импотентно-индифферентных, халявных лиц, на которых десятилетиями работает бюджет РТНКА г. Москвы. При надобности этот список по согласованию с троицей может моментально подписать любые письма, в том числе с клеветой против любого татарина, мечети, общественного объединения с навешиванием ярлыков «экстремисты, ваххабиты, бандиты, убийцы».

Боже, сколько в России скрыто и открыто больных психопатическими болезнями людей, подстрекаемых самыми разными силами и людьми!? Болезни сильно прогрессировали за последние двадцать лет, не получая должной, и главное нравственно-здоровой реакции общества.

 

Комментарии 2