Общество

Между своими страхами и чужими стереотипами

Между своими страхами и чужими стереотипами

Чем старательнее мусульмане соблюдают законы страны, тем более подозрительными кажутся      Архив

Восприятие ислама и мусульман их западными согражданами с течением времени резко ухудшилось. Повсюду мы наблюдаем рост популистских движений и ультраправых партий – от Нидерландов, Норвегии, Швейцарии, Франции до Австралии, Канады и США с их неоконсервативной Чайной партией и некоторыми протестантскими организациями.

 

Кампании, порочащие ислам и мусульман, стали сейчас постоянной чертой политического ландшафта: популисты набирают сторонников и расширяют ряды своих избирателей, критикуя заметность мусульман, их требования, как они утверждают, особого обращения к себе  и, наконец, их предполагаемые намерения  колонизировать и трансформировать западную цивилизацию изнутри.

Эти «иностранные граждане», эти «доморощенные иностранцы» преподносятся как угроза века. Какой-нибудь политик может быть совершенно некомпетентным, может не предлагать никакого решения экономического кризиса, безработицы и насилия в городах, но стоит ему только указать на «нового мусульманского врага», стоит только привлечь внимание публики к совершенно надуманным спорам, как его политический авторитет заметно вырастает. Вот уж, действительно, печальные настали времена.

Еще большее беспокойство внушает влияние, которое эти движения и партии (основанные на национальном самосознании, популистские, ксенофобские, исламофобские и расистские) оказывают на политический класс и общество в целом. В этом вопросе стираются старые демаркационные линии между элитарной жесткостью правых и гуманистической открытостью левых. На обоих концах политического спектра мы слышим популистскую и исламофобскую риторику.

Там, где падает культура, встает популизм

Разлом  между теми, кто рисует общее будущее с исламом и мусульманами, понимая, что ислам уже стал одной из западных религий, и теми, кто рвет и мечет, выступая против «исламистской угрозы», выходит за рамки традиционных политических союзов.

Глобализация, ослабление культурных связей, кризис самосознания, экономический спад, безработица, воздействие новых коммуникационных технологий и культурные преобразования – всем этим объясняется распространившийся в обществе страх перед присутствием мусульман на Западе, и успех популизма.

Что касается самих мусульман, они действуют, как своеобразные индикаторы, привлекая эти страхи своей  недавно обретенной заметностью, необычной для Запада манерой поведения,  цветом кожи, религиозной практикой, языками и культурой стран происхождения.

Чем старательнее они соблюдают законы страны, говорят на ее языке и чувствуют себя американцами, французами, австралийцами или британцами, тем более подозрительными кажутся и более опасными. Им было предложено интегрироваться. Теперь же, удивительным образом, их успех в этом деле рассматривается, как признак потенциальной «колонизации», а то и низвержения устоев.

Результаты опроса – это диагноз общества

Во Франции проживает наибольшее среди западных стран количество мусульман. Причем живут они там уже давно и зачастую являются французскими гражданами, исповедующими ислам, в четвертом или пятом поколении. Но они по-прежнему воспринимаются как люди «иммигрантского происхождения», в отличие от других белых европейских иммигрантов,  которых считают «настоящими французами» самое большее через два поколения.

Результаты недавнего опроса вызывают тревогу: 43 процента французов считают наличие мусульманской общины во Франции «угрозой» для индивидуальности страны.

Отношение становится все более негативным, а принятие действий мусульман – все более ограниченным. Только 17 процентов опрошенных рассматривают присутствие мусульман как фактор культурного обогащения – пугающая реальность, особенно если учесть, что во Франции не больше расизма или ксенофобии, чем в любой другой стране.

Опрос указывает на проявляющееся во многих западных обществах отношение. Он демонстрирует конкретную опасность, причем не только для мусульман, но и для Франции и других западных стран. Когда укореняются популизм, крайне правые идеи, ксенофобия и расизм, когда они начинают распространяться и становиться нормой настолько, что раздаются требования дискриминационных законов, общества в целом находятся в опасности и должны предпринимать срочные действия.

Быть не только гражданами, но и частью нации

Долгое время мусульманские граждане западных стран  считали, что достаточно уважать закон и выучить язык страны, чтобы стать полноправными гражданами. Но постепенно они стали понимать, что этого мало.

Здесь мы можем применить те три момента, которые я определяю как первый шаг к гражданству и ощущению собственной причастности – уважение к закону, овладение  языком и преданность стране. Но с каждым днем становится яснее, что это только первый шаг, и что мы должны идти дальше.

Задача не просто в том, чтобы быть частью определенного  государства, принимать его правовые рамки или говорить на национальном языке. Необходимо принадлежать к этой  нации, к общей идее, связывающей мужчин и женщин с их общей историей, культурой, с коллективной психологией и будущим, которое им предстоит строить вместе.

Мусульмане на Западе могут иметь гражданство и связанные с ним права, но они еще не являются частью «нации».

Власть и права, которыми государство наделяет своих  граждан, вполне реальны и эффективны, но не меньшей реальностью и эффективностью обладают также признание и становление «одним из нас», которые лежат в основе принадлежности к «нации». Сегодня на Западе мусульмане являются гражданами государства, но иностранцами по  отношению к нации.

Является ли ислам западной религией?

Ближайшие годы будут иметь решающее значение. Все дебаты по поводу светскости Запада и заметности мусульман, как и упорная «исламизация» социально-экономических проблем  – не более, чем предлог избежать одного единственного фундаментального вопроса: является ли ислам западной религией или нет? И играют ли мусульмане, как таковые, какую-то роль в будущем этой цивилизации?

На Западе этот вопрос требует углубленного анализа вопросов истории, самосознания и эволюции к новому, полностью осознанному плюрализму.

Индуктивно, в течение ближайших двух поколений  интеллектуальный, социальный, культурный, политический и экономический вклад мусульман сможет преодолеть упрощенное представление о «нации», из которого они по-прежнему исключены.

На самом деле, они сталкиваются с парадоксом: популисты и исламофобы настаивают, что они должны исчезнуть, чтобы «быть принятыми», и в то же время они должны быть положительно заметны, чтобы получить уважение, признание, и, в конечном счете, стать субъектами и действующими лицами общей идеи Нации. Ответить на западные страхи исчезновением, как предлагает выраженное мнение большинства их сограждан, было бы крайне серьезной исторической ошибкой.

Мусульмане должны добиваться интеллектуальной революции

Вместо этого они должны изучать историю и учиться у нее, конструктивно критически относиться к избирательным построениям западной памяти (в частности, но не исключительно, в отношении ислама); изучать своих философов, свою социальную динамику и политику, и в то же время входить в мир культуры, искусства и спорта.

Таков адекватный ответ на дилемму дня: добиваться интеллектуальной революции, отвернуться от надуманных дебатов и оборонительной позиции, почувствовать себя   западными подданными, действующими лицами в эволюции наших обществ, приняв их ценности и обычаи,  и, наконец, агентами полноценного плюрализма и социального мира, определяемого  справедливостью, уважением и борьбой против всех форм расизма.

Английская версия текста опубликована
на сайте профессора www.tariqhamadan.com.

Автор: Тарик Рамадан

Комментарии 1