Политика

«В Саудовскую Аравию я приехал на пустое место» - К. Исхаков

«ПИРОГ» БОГАТСТВА ОДИН…

- Камиль Шамильевич, недавняя мировая новость номер один – ликвидация Усамы бен Ладена, которая уже «обросла» слухами. Что вы думаете о последствиях этого события? Какова позиция ОИК по этому поводу?


- Позиция ОИК пока не известна. Я с 30 апреля нахожусь в отпуске (интернет-конференция проходила 4 мая. - Ред.). ОИК всегда заявляла о необходимости передачи в руки правосудия тех, кто несет ответственность за террористические акты. Слишком много пока вопросов, на которые нет ответа. Будут еще факты. Раскроются вопросы и тогда выработаются суждения.

Мне самому радостно от того, что одним террористом стало меньше. Но я с некоторым недоверием отношусь ко всей этой информации, буду ее десятки раз перепроверять, насколько это будет возможно. Но если правосудие состоялось, то это очень хорошо.

Я совсем недавно, еще два-три месяца назад был в Исламабаде на международной конференции, недалеко от тех мест, где, как говорят, жил этот террорист, и пригороды посещал там. Сложные ощущения – незащищенности. Потому что процентов 20 - 30 людей вооружены – ходят рядом по улице с ружьями наперевес, с автоматами.

- Вы не думаете, что могут прийти на смену более жестокие?

- Никакой гарантии нет, что этого не произойдет.

Этот человек был слишком богатым - я так уверенно говорю об этом, потому что крупная, в основном строительная, корпорация «Бен Ладен Групп» размещена в городе Джидда. Очень солидная компания, имеющая мощный экономический потенциал - практически главный застройщик Джидды, Мекки и других городов Саудовской Аравии.  Управляет семья, в основном братья.

А если на место Усамы бен Ладена придут менее богатые и им захочется обогатиться на поприще терроризма, то будет еще хуже.

- Что Вы думаете о революционных событиях последнего времени в исламских странах?

- В принципе, ситуация назревшая, когда «верхи не могут, и низы не хотят»… По классике так и случается. Скопился клубок терпения человеческого, когда общество не демократично и человек не может себя проявить свои способности наравне со всеми. Например, египтян можно встретить по всему миру, тех, кто не уживается и бежит из страны – и бизнесмены, и врачи, и преподаватели. Когда какой-то отдельный клан обогащается, то остальные оказываются обиженными - «пирог» богатства один. А если бы руководители могли себя ограничивать, позволять себе только самое необходимое, тогда хватало бы всем, и обстановка была бы лучше.

- Вы не думаете, что это «заказные» революции?

- Я предполагаю, что это так и есть. Потому что в этих странах не существует механизма, когда массы сами могут «созреть» - сказывается разрозненность людей, отсутствие мощных общественных формирований. И как только подобные настроения проявляются, появляются другие силы. Приведу один пример. У нас в Саудовской Аравии было намечено проведение «Дня гнева». Была выделена площадь для этого мероприятия, все готовились, было много рекламы…  Но в назначенный час пришел один человек! Может быть, это крайняя ситуация, но она имеет место быть и в других исламских странах.

Организовать массы очень непросто, и это стоит очень больших денег!

ООН принимает решение сделать воздушное пространство безполетным. Правда, выглядит безобидным, но достижение этого оказалось жестоким – надо было бомбить радиолокационные станции и военные, и гражданские. И посыпались бомбы, в том числе и на мирных жителей. Усугубляя ситуацию, правительство ряда западных стран принимает решение помочь повстанцам – оружием!.. И опять бомбежки, гибель мирного населения. При чем здесь «безполетное пространство», при чем НАТО? Это уже из той серии, когда не помогают, а все берут в свои руки. Это какой-то зверский эгоизм. Мне далеко не по себе от всей этой ситуации. Все-таки любовь и уважение к человеку терять нельзя ни при какой формации – ни при монархии, ни при демократии.

В это время король Саудовской Аравии выделил огромный социальный пакет для граждан. Его последующий приезд из Америки с лечения был большим праздником
в стране… Если бы в ряде стран исламского мира не было принято подобных мер, то революции распространились бы на большей территории.

- По поводу вмешательства во внутренние дела исламских стран мнение президента Медведева и премьера Путина разделились. В информационном пространстве по этому поводу разгорелась целая полемика…

- Вы немного утрированно понимаете эту ситуацию. Владимир Владимирович Путин во время своей поездки выразил свое личное мнение, а потом на этом внимание особо не заострял. С другой стороны, его высказывание имеет под собой все основания. А то, что Россия на заседании Совета безопасности ООН не наложила вето, сейчас кажется непонятным, когда, прикрывшись этим решением ООН, некоторые страны начинают творить непозволительное - идет натуральная война, военное вторжение, уничтожение мирного населения! А ведь все в итоге того самого «безобидного» решения ООН.

Хотя, справедливости ради надо сказать, что даже мне, находящемуся на таком высоком посту, трудно стопроцентно судить о принятом решении, поскольку нужно иметь всю полноту информации, при которой оно принималось.

В УСТАВЕ ОИК ЗАПИСАНО - РАЗМЕСТИТЬ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СЕКРЕТАРИАТ В ГОРОДЕ ДЖИДДА,
ПОКА НЕ ОСВОБОЖДЕН ИЕРУСАЛИМ…

- Камиль Шамильевич, вы сказали «у нас в Саудовской Аравии» - это оговорка ивли ы настолько «сроднились» с этой страной?

- Для меня Саудовская Аравия и город Джидда - просто местонахождение, не более того. А слова «у нас» это упрощенное словосочетание. И тем не менее нахождение там влияет на каждодневную жизнь - сходить в магазин, в банке снять деньги на организацию, купить для нее автомобиль, обустраиваться… И начинается процесс, который зависит от той страны и ее властей. И с каждым разом все больше и больше возникают ситуации, когда можно сказать «у нас». И фраза срывается чисто машинально.

А вообще Саудовская Аравия для ОИК и Постпредства - это одна шестидесятая часть нашей работы, так  как мы взаимодействуем с 61 страной. Эти страны и есть главная сила Организации Исламская конференция, а не Генеральный секретариат ОИК, хотя и с ним мы активно работаем. Но главные решения по всем вопросам принимаются всеми странами-участницами.

- Что из себя представляет Организация Исламская конференция?

- К сожалению, мало известно, что в соответствии с решением ОИК имеет 35 различных структур, аффилированных с ней или имеющих субсидиарные отношения. Одна из крупнейших таких структур - Исламский банк развития. У ООН есть ЮНЕСКО, а у ОИК - ИСЕСКО. Здание этой организации расположено в Марокко и по своему масштабу сопоставимо со зданием ЮНЕСКО. И таких организаций много. Или, например, в Пакистане находится Исламская торгово-промышленная палата.

Кстати, все организации в названии имеют слово «исламская», хотя собственно исламом, как религией, они не занимаются. Просто в ОИК объединены страны, в которых большинство составляет исламское население, живущее по законам шариата. Вот в этом связь с исламом есть.

А вообще ОИК - межгосударственная организация, занимающаяся всеми вопросами, которыми живут все входящие в нее государства - и здравоохранение, и образование, и жилье, и т. п. На своих заседаниях ОИК обсуждает наиболее острые и актуальные вопросы экономической и социальной направленности. В ОИК входят довольно разные государства - и богатейшие, и беднейшие. Отсюда и богатейшая палитра рассматриваемых вопросов и принимаемых решений.

 

- То есть можно сказать, что все страны - как в одной семье?

- Это одна семья, в которой помогают друг другу, разрешая общие вопросы. Я думаю, не состоялось бы это объединение, если бы решения ООН выполнялись всеми полностью и своевременно. Имеется в виду Палестино-Израильский вопрос. Государство Израиль – состоявшийся факт. А по вопросу Палестины, по большому счету, до сих пор решение ООН не выполнено. Если бы Иерусалим был четко разделен на две части - Восточную и Западную, не было бы предмета раздора. А когда третью святыню исламского мира стали разрушать, расстреливать и поджигать, было принято решение об объединении исламских стран для защиты святыни. Первая святыня ислама, вы знаете, находится в Мекке, вторая - в Медине, а третья - это мечеть Аль-Акса в Иерусалиме. Даже в уставе ОИК записано - разместить генеральный секретариат в городе Джидда, пока не освобожден Иерусалим…

Защита святынь ислама – была и есть центральная задача ОИК и отдельных стран. Так, Короля Саудовской Аравии раньше называли «Ваше величество, а теперь - «Хранитель двух святынь».

Может быть, наступит тот момент, когда решение ОИК будет выполнено, и генеральный секретариат переместится из Джидды в Иерусалим. Тогда и мое  местонахождение изменится…

Я так подробно рассказал о происхождении ОИК, потому что многие считают, что это исламская религиозная организация. А это, повторюсь, межгосударственная организация, решающая проблемы людей, живущих в странах-участницах, где преобладает мусульманское население.

ИДЕЯ СОЗДАНИЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ В ОИК ВОЗНИКЛА У ПУТИНА В НАЧАЛЕ 2006 ГОДА

Камиль Исхаков, постоянный представитель РФ при Организации Исламская конференция, бывший мэр Казани

- Расскажите, пожалуйста, о ваших функциях, планах, работе, полномочиях в качестве постоянного представителя в Джидде. (Сабиров Марсель Маратович)

Представительство России при ОИК - совершенно новое образование. В свое время СССР пытался подойти поближе к этой организации, но неудачно.

В 2003 году президента России Владимира Владимировича Путина пригласили на саммит глав государств в Малайзию, где он прекрасно выступил. В 2004 году было подано заявление на прием России в ОИК, но почти год это заявление пролежало «под сукном». С 1 января 2005 года генеральным секретарем ОИК становится Экмеледдин Ихсаноглу - давнишний наш друг, который бывал в Татарстане еще в 70-ые годы, а потом работал вместе с нами при подготовке к 1000-летию Казани. Он способствовал тому, что Россию за полгода 149-м пунктом решения конференции принимают в порядке исключения в ОИК наблюдателем.

- А как состоялось ваше назначение на должность Представителя России при ОИК?

- Идея создания представительства России при ОИК у Владимира Владимировича возникла в начале 2006 года, когда я ему докладывал итоги моего участия в саммите Глав государств - президент направлял меня возглавить делегацию России на саммите, который проходил в Мекке в декабре 2005 года. Я в то время только с ноября стал полпредом. Направил меня потому, что в Мекку не мусульманину попасть нельзя. И вот когда я докладывал итоги участия России, появилась идея – создание представительства России.

В 2008 году Владимир Владимирович принимает решение об организации нашего представительства в Джидде, и меня в ранге Чрезвычайного и Полномочного Посла назначают постоянным представителем России при ОИК. И за два дня до завершения президентских полномочий Путина 5 мая 2008 года для меня начался новый этап моей жизни.

- То есть вы - первый представитель?

- Совершенно верно, я приехал фактически на пустое место. Причем получилась небольшая «неувязка» - с королем Саудовской Аравии не было согласования о размещении нашего представительства. Мне пришлось самому все доказывать и организовывать.

Моя работа заключается в том, что я представляю нашу страну на пространстве 61 страны, входящих в Организацию Исламская конференция. Кто-то считает, что я представляю ислам, потому что я мусульманин. Это хорошо, что я мусульманин, потому что в том мире все воспринимают «по одежке». Но я представляю всю Россию.

Перед поездкой в Саудовскую Аравию я встретился и с Равилем Гайнутдином, и с Алексием II, и с обоими лидерами еврейской общины страны. Не смог встретиться только с представителем Далай-ламы – все время он пропадал в горах Читы, Бурятии… То есть я представляю всю Россию, как она есть. Поэтому путать не надо – я не представляю наш ислам. Многие мне пишут и жалуются на какие-то проблемы, например, в Краснодарском крае в Армавире мусульманам не возвращают сохранившуюся и очень красивую мечеть… Но я вопросами внутри страны не занимаюсь, это не моя работа. Я Россию позиционирую в исламском мире - вот за это я отвечаю, это моя работа.

- С королем Саудовской Аравии часто встречаетесь?

- Не часто – один раз. А больше и необходимости не было.

Пока у представительства не было здания, я 18 месяцев жил и работал в гостинице.  Потом нам немного расширили штат, и мы арендовали офис. А 27 декабря 2009 года я от имени России приобрел имущественный комплекс - здание и землю. Это первая собственность Российской Федерации на территории Саудовской Аравии. И посольство РФ, и генконсульство  здания арендуют. Сделать это было совсем не просто в тех условиях, когда дважды секвестировали бюджет России во время мирового экономического кризиса.

Очень большой объем своего времени я уделил организационным вопросам создания представительства России, соответствующего уровню нашей страны. У нас, можно сказать, дворцового типа здание, и мы имеем хорошие возможности для работы, для встреч с представителями всех стран. Материальная сторона достойно сформирована в том мире, где особо щепетильно судят «по одежке».

- На вашей должности подразумевается какая-то ротация?

-  В министерстве иностранных дел ротация очень распространена – через каждые три года все, кроме послов, перемещаются. На мой взгляд, это не есть истина в последней инстанции, она требует пересмотра - от этого работа очень страдает, так как нет мотивации на труд, потому что через положенное время тебе все равно присвоят очередной ранг, переведут на другое место. Мне кажется, от этого страдает и внешняя политика страны.

Что касается моего нового назначения, то я еще не все сделал, что было запланировано – надо все довести «до ума», чтобы у нашей страны были все возможности развивать работу дальше.

- Штат представительства России в ОИК большой?

- Было пять человек, в январе подписан Указ – будет прибавка. Сейчас занимаюсь подбором кадров – на 15 человек уже сделал представление. А вообще с кадрами проблема - за время перестройки из-за низкой зарплаты многие дипломаты нашли другую работу. Требования большие – стаж дипломатической работы, знание арабского языка, желательно, быть мусульманином – это очень важно в исламском мире. Восток есть Восток – здесь чаще «по одежке» встречают.

Был со мной такой случай. Когда я только приехал в Саудовскую Аравию, еще не было ни здания Представительства, ни автомобиля. А меня пригласил давний друг Президент Исламского банка развития на встречу. Я поймал такси и поехал. Встретились, долго беседовали, стали прощаться. Он пошел меня провожать до самой улицы. Выходим, он спрашивает – а где твой автомобиль? Я в такую неловкость попал… Теперь-то у меня там есть автомобили – с флагами России, все как положено.

ИСПОЛЬЗУЯ ЛИЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, МЫ ЗАНИМАЕМ ОСОБЫЙ СТАТУС

- Вас, как представителя РФ, приглашают на все конференции ОИК?

- Стран-наблюдателей в мировом сообществе достаточно мало. Россия является наблюдателем,  потому что мусульмане не составляют преобладающее большинство населения, а только одну седьмую его часть. Правда, когда сама организация создавалась, в ОИК были приняты страны, в которых только 1, 2, 5,10 процентов населения являются мусульманами. Видимо, в тот период нужны были сторонники организации.

Камиль Исхаков, постоянный представитель РФ при Организации Исламская конференция, бывший мэр Казани

Статус наблюдателя не до конца отрегулирован. Мировой опыт таков, что наблюдателей не везде приглашают. Но у меня хорошие личные отношения с генеральным секретарем ОИК, мы с ним уже 15 лет находимся в дружеских отношениях - и по Великому Волжскому пути вместе прошли, и проводили конференции в Казани, и вместе переиздали реликвию Ислама – изданный в 1803 году в Казани первый печатный в исламском мире Коран. Используя эти отношения, получается, что мы занимаем особый статус. С нами даже  все время ведут переговоры о вступлении в ОИК…

- А такая вероятность рассматривается?

-  Мы ведем такую политику, что мы никуда не торопимся. Ждем, когда все «детали» ОИК проявятся. Организация еще сравнительно новая - 40 лет - это не возраст. Мы пока наблюдаем за всеми процессами, которые там происходят.

- ОИК – больше политическая организация или экономическая?

- Я уже сказал, что ОИК занимается межгосударственными проблемами. Когда у государств, входящих в ОИК, 50% мировых запасов нефти, 75% мировых запасов газа, и даже работа ОПЕК зависит от них, конечно, в первую очередь организация занимается не политическими, а экономическими вопросами – определение мест разработки новых месторождений, ценообразование. Другое дело, все это не так явно позиционируется, и саммит более насыщен политическими вопросами.

Или возьмите исламские финансы. Мы же еще не совсем пережили финансовый кризис, а в исламском мире его практически не ощущали. Исламские финансы, в общем, не пострадали, только вложенная их часть в западные компании. А все потому, что исламское финансирование не предполагает процентные ставки  - шариатом запрещено получать деньги, не зарабатывая. Поэтому и не было процентной «надутости», а только простые отношения «деньги-товар-деньги». Когда у исламского банка берешь взаймы, долго проверяют, но если поверили в проект, закладывают  свою долю в конечную прибыль. Поэтому банк заинтересован, чтобы бизнес получился - это уже его компаньон. А когда банк - партнер, он не ставит бизнесу подножки, не повышает процентные ставки, когда ему вздумается.

РАНО ИЛИ ПОЗДНО ИСЛАМСКИЕ ФИНАНСЫ ПРИДУТ И В РОССИЮ

- Мой вопрос касается развития исламского банкинга в Татарстане. За последнее время в Казани открылся ряд компаний, занимающихся предоставлением займов по законам шариата, так называемые "исламские окна". Могли бы Вы сообщить, ведется ли какая-нибудь работа в направлении представленности в Казани продукта "исламское проектное финансирование" и когда малый и средний бизнес сможет воспользоваться данными продуктами? (Марат Ильдарович).

- Исламский банк развития обеспечивает прямое кредитование только стран-членов ОИК - эта норма записана в Уставе организации. Например, банк прокредитовал Казахстан на многие миллионы, но это только часть исламских финансов. Поэтому Казахстан пошел дальше - при активной поддержке Назарбаева принят специальный закон, которым введены изменения в два кодекса и пять основополагающих законов, таким образом открыв широкое поле для различных форм деятельности исламских финансов.

Использование услуг Исламского банкинга требует свою законную нишу, которой у нас
в стране пока нет. В этой ситуации Татарстан самостоятельно многое сделать не может. Но республика под руководством Рустама Нургалиевича Минниханова создала инвестиционно-финансовую компанию «ТМИК» совместно с руководителем одного из подразделений ИБР, занимающимся частным бизнесом и предпринимательством. Через конкретные проекты и соучастие в финансировании здесь возможен приток инвестиций. Правда, сейчас они немного «тормознулись» - не могут найти достойные проекты для инвестирования на территории республики. Но ищут и найдут – процесс идет! Это пока единственный реальный проект в России,  так считают и в Исламском Банке развития.

Банковская система России категорически не настроена на то, чтобы пришла другая  - альтернативная - система, и произошел отток клиентов. Для страны, ее Президента и Премьер-министра приход нового игрока на банковский рынок – дело хорошее, так как у людей и бизнеса появляется выбор, где лучше, а на рынке  банковских услуг появляется конкурентная среда, что тоже выгодно клиентам и экономике страны.

 

В Великобритании, к примеру, через решения правительства (закона пока нет) открыты «исламские» окна. В банках действуют и другие виды исламских финансов. Недавно министр финансов Франции сделал заявление, что страна будет столицей исламских финансов в Европе. Такие же процессы уже на протяжении 10-15 лет идут в Германии, Италии. Даже можно сказать, страны между собой соревнуются.  Шесть стран, бывшие союзные республики СССР, вошли в ОИК и уже давно пользуются услугами Исламского Банка Развития.

У нас в стране медленно, но все-таки процесс идет – готовятся документы.  Представительство России в ОИК контактирует с ИБР на «человеческом» уровне, потому что президент банка Ахмед Мохаммед Али тоже давний друг Казани, мы с ним неоднократно встречались в мою бытность мэром. А когда я был полпредом на Дальнем Востоке, он через меня передавал письмо в Центробанк РФ. Письмо я в Центробанк «запустил»,   а ответа до сих пор нет. Теперь как ни встретимся, Мохаммед Али спрашивает, когда же будет ответ…

Безусловно, рано или поздно так называемые исламские финансы придут и в Россию.

- Сроки называть преждевременно? Или банковское лобби так сильно, что ни президент, ни премьер ничего сделать не могут?

- Я пока назвал только преимущества исламского банкинга. А вообще вопросов там возникает не мало, потому что это иная общественная жизнь. Это решение серьезное, имеющее большие последствия, поэтому прежде надо все просчитать и взвесить. О сроках пока говорить затруднительно. К тому же я не занимаюсь какими-то конкретными проектами. 

Камиль Исхаков, постоянный представитель РФ при Организации Исламская конференция, бывший мэр Казани

- Как постоянный представитель РФ при Организации Исламская конференция подскажите, пожалуйста, как установить сотрудничество с Исламским бизнесом  - от малого бизнеса до крупных проектов? (Нуреев Ринат Харисович) 

- Это не так все просто. Честно говоря, у исламских компаний нет особой потребности где-то размещать свои финансы. Их финансы мощно «заглатывает» Америка, а сейчас и Китай. Но к нам в Представительство приезжает много бизнесменов, и мы потихоньку-потихоньку, используя свои связи, помогаем им идти в исламский бизнес. Конечно, за них мы не ходим, только помогаем. Пока вроде все довольны. А для начала надо приехать в наше Представительство в Саудовскую Аравию в город Джидду. Хотя по началу приехать будет трудно – получить визу непросто, прямых рейсов нет.  Все одно от другого зависит – если бы взаимный бизнес был развит, то и прямые рейсы были бы. Хотя дипломатические отношения между нашими странами восстановлены 20 лет назад, но пока они еще не привели к крепким экономическим узам.

НАДО СУДИТЬ НЕ ПО ТОМУ, ГДЕ ЧЕЛОВЕК УЧИЛСЯ, А ПО ТОМУ, ЧТО ОН ПРОПОВЕДУЕТ ЗДЕСЬ

- В связи с долгим пребыванием в королевстве СА читаете ли вы ежедневный 5-разовый намаз как ваш покойный отец (урыны джаннатта булсын). (Сабиров Марсель Маратович)

- Сказать, что я стал более религиозным из-за того, что живу в Саудовской Аравии, – нет. Может быть, близость к Мекке и Медине, к этим святым местам, в какой-то мере влияет…

Что касается намаза, то это мое личное дело, это мои личные отношения с Аллахом.
Я считаю, что это не публичное дело, и рассуждения на эту тему вести не собираюсь. Это совсем личное…

- Возможна ли вспышка конфликта на вероисповедальной почве в Татарстане среди жителей республики? И какие последствия возможны в результате возникновения конфликта для экономики Татарстана? (Чекулаев Петр Алексеевич)

- Почему-то эти вопросы кем-то стали подогреваться… Это нехороший процесс.

- В России или в Татарстане?

- Вы знаете, и в России тоже.

…У нас не может быть никакого другого ислама, кроме того, который пришел с Булгар. Ислам умеренный, умный, образованный. Ислам, который не бросается в крайности, что можно наблюдать во всем исламском мире.

- Учитывая, что ваххабизм для мусульманской уммы Поволжья представляет катастрофическую опасность, а для России в целом это есть угроза национальной безопасности, для чего нам нужны саудовские миссионеры в республике?
(Сулейманов Раис Равкатович).

- Недавно прочитал статью, в которой написано, что человек, получивший образование в Саудовской Аравии, обязательно должен быть салафитом, что уже какое-то клеймо на нем… Я просто знаю немало людей, которые учатся там и заходят к нам в Представительство. Все зависит от самого человека. Нет такого, чтобы на государственном уровне Саудовская Аравия нам навязывала свою идеологию! Ко мне подходили и высказывали свою обеспокоенность тем, что в России начинают о них говорить такое. Никто не собирается вмешиваться в наши религиозные дела. Наоборот, они говорят - если вы попросите, мы готовы приехать и помочь в тех вопросах, которые вы сами укажите…

Надо судить не по тому, где человек учился, а по тому, что он проповедует здесь. Вот за тем, что он говорит прихожанам, следить надо. Если он насаждает чуждый нам ислам, то с этим надо бороться, но только словом, убеждением. А шельмовать никого не надо!

Автор: Татьяна Завалишина

Комментарии 0