События

В НГ нашли «ваххабитское студенческое подполье» Татарстана

"Независимая газета" разместила статью "В Татарстане появляется свой "Талибан": В вузах республики действует сеть радикальных исламистских студенческих объединений". В ней утверждается, что неформальные объединения студентов-мусульман "остаются весьма взрывоопасными, поскольку исповедуют радикальный ислам", а координирует все это дело созданная в 2004 году организация «Сознание». Председатель совета правления, один из учредителей молодежной общественной организации "Сознание" Эльдар Яхин ответил на вопросы IslamNews и рассказал о том, как обстоят дела с "радикальным исламистским студенческим подпольем" в республике на самом деле.
Эльдар, на ваш взгляд, изложенное в статье НГ соответствует действительности? Правда ли, что вы курируете все молодежное исламистское подполье Татарстана?

Естественно, наша организация не является координатором никаких радикальных групп, и сама по себе не является радикальной. Все написанное в статье не соответствует действительности. Наша организация действительно базируется в своей деятельности на принципах ислама, этого мы не скрываем. Все-таки в Татарстане проживает много татар, основой культуры и мировоззрения которых является исламская религия. И мы считаем, что, прививая молодежи исламские ценности, принципы, можно сделать общество более здоровым. Ислам является религией мира, добра, призывает общество к гуманизму, трезвости, здоровому образу жизни. Организации вроде нашей являются определенным инструментом, с помощью которого можно доносить наши взгляды не только до друзей, однокурсников, родственников, коллег, соседей (этим можно заниматься и без создания организации), но и до масс молодежи. Мы создавались именно для массовой общественно-значимой работы (в том числе, и для взаимодействия с другими республиканскими, городскими, общественными и учебными институтами), для того, чтобы все делать официально, в том числе, проводить официальные мероприятия, чтобы ни у кого не возникало никаких вопросов, чтобы никто не связывал нас ни с какими радикальными группами. Мы прошли регистрацию, взаимодействовали с Общественной палатой. Но сейчас наша организация, на самом деле, особо активной деятельности и работы не ведет, и не очень понятно, почему про нас вообще сейчас вдруг вспомнили, да еще в таком контексте. 

Почему сейчас ваша организация не активна?

Костяк, условно говоря, состарился. Люди уже давно не студенты, возникли семьи, совсем другие проблемы, задачи. Иногда проходят какие-то мероприятия, но очень редко. А изначально, когда мы активно вели свою деятельность (это было лет 5 назад), мы поддерживали тесные контакты и с Общественной палатой, были в ней представлены, и с городской администрацией, ни у кого никогда никаких вопросов к нам не возникало. Мы поддерживали с ними нормальные отношения. И с Духовным управлением, с Валиуллой Якуповым, в том числе. 

И ни разу милиция не задала вам никаких вопросов?

Нет, конечно.

Как вы думаете: почему сейчас СМИ вытащили на поверхность именно вашу организацию и кинулись вас во всем обвинять?

Когда-то мы были на слуху, много контактировали и с государственными органами, и с общественностью. Мы были одной из самых известных организаций в течение продолжительного периода времени. А сейчас, сами знаете, обстановка накалилась, и решили найти кого-то крайнего. 

А "проповедников-выходцев из арабских стран, которые читают студентам лекции об исламском образе жизни и исламских ценностях, противоречащих основным принципам традиционного для татар ислама ханафитского мазхаба", вы приглашали когда-нибудь?

Мы всегда поддерживали контакты и дружеские отношения с Духовным управлением Татарстана. В этом смысле у нас никогда не было никаких проблем. Если мы привлекали кого-то для выступлений перед аудиторией, это были люди "одобренные", вхожие в ДУМ РТ, общавшиеся с представителями Духовного управления, не вступавшие в противоречия с официальной позицией ДУМ. 

А вот еще цитата из НГ: вы якобы проповедуете идеи панисламизма, "именно поэтому в организации «Сознание» наряду с ваххабитами или последователями идей запрещенной в России международной террористической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» (Партии исламского освобождения) можно встретить мусульман-традиционалистов и даже русских мусульман". Судя по этой выдержке, у вас там собралась целая ваххабитская ложа. Это правда?

(Смеется) Нет, на первых этапах, когда организация развивалась, появилось много сторонников, желавших участвовать в нашей деятельности, активно помогать в организации каких-то мероприятий – в выпуске газет, в каких-то других общественных процессах. Среди них встречались разные люди, строгого отбора в этом плане не было. Но что касается членства в нашей организации, вхождения в управляющие органы, представительства в Общественной палате, в этом плане мы изначально строго ориентировались на единомышленников, разделяющих взгляды нашей организации. 

Остальным мы объясняли свою позицию, говорили, что каких-то радикальных вещей стараемся избегать, что нам не по пути. Нашим кредо всегда была активная общественная позиция, не идущая вразрез с законодательством РФ, не призывающая ни к каким радикальным мерам. То есть на уровне костяка, активистов, наших представителей в официальных организациях этого (радикалов – прим.ред) точно быть не могло. Но, повторюсь, на этапе нашего становления, возможно, в мероприятиях могли участвовать всякие люди. Если мы, например, проводили массовые мероприятия, посвященные традиционным мусульманским праздникам, мы же не могли, грубо говоря, всех пришедших проверить – радикальных он взглядов или нет, пускать его или не пускать. 

Статья в НГ выстроена на тезисе о том, что в татарстанских вузах активно распространяются неформальные объединения студентов-мусульман, "ничем не примечательные внешне, но весьма взрывоопасные". Давайте сейчас поговорим о студенческом движении в целом. Как вы говорите, вы сейчас активно этим не занимаетесь, но, по вашим наблюдениям, что на самом деле происходит в студенческой среде республики?

Меня приглашают читать лекции в вузы, общаюсь со студентами. И на основании этого общения я пришел к выводу, что сейчас активного студенческого движения в республике нет вообще. Есть мусульманская молодежная организация Алтын урта, функционирующая при Духовном управлении. Я слышал, что они какие-то мероприятия проводят, но, опять же, по-моему, не в рамках вузов, а то ли в мечетях, то ли в Духовном управлении. А о том, чтобы именно в рамках вузов действовали какие-то группы, я не слышал. Наоборот: как я уже говорил, на определенном этапе, когда пошла "смена поколений", мы хотели привлечь студентов младших курсов, чтобы они активно участвовали в нашей организации. И у нас возникла проблема: среди студентов не нашлось активистов, никто не хотел заниматься этой общественной деятельностью. Поэтому в реальности складывается впечатление, явно противоположное изложенному в статье НГ. 

И неужели среди студентов совсем нет заинтересованных ребят? А если таковые все же существуют, можно ли их заподозрить в каком-то радикализме? Или это совершенно традиционный для Татарстана ислам, в котором нет ничего предосудительного?

Я, по крайней мере, не замечал. Во-первых, потому, что в вузы люди идут учиться осознанно, чтобы приобрести специальность. Эти люди хотят приносить пользу обществу, они настроены в отношении мира позитивно. А люди, настроенные радикально, идут учиться не в вузы, а в какие-то другие места. Это мое личное убеждение. Даже когда я всем этим занимался, я не помню, чтобы это явление носило массовый характер. Отдельные радикально настроенные личности встречались, но мы их старались поставить на место. Дальнейших массовых проявлений их позиция не находила. И никаких радикальных групп ни тогда, ни сейчас не было и нет.

Комментарии 0