Политика

Как Вашингтон заботится о китайских уйгурах

 

I. ETIM и ETESA

В понедельник китайские власти обратились ко всему международному сообществу, призвав его проявить «высокую бдительность» и заодно активизировать сотрудничество в борьбе с терроризмом. Поводом для столь пылкого заявления послужили действия уйгурских боевиков-исламистов на северо-западе провинции Синьцзян, где произошло столкновение их с правительственными войсками.

Информацию о столкновении в Синьцзяне подтвердил официальный представитель МИД КНР Хун Лэй, заявивший, что, что боевики находятся в «сговоре» с международными террористическими группами. Прямо «Аль-Каиду» он не называл, но сообщил в числе прочего:

 

«Это не только серьёзно подрывает национальную безопасность Китая, но и порождает угрозы для других стран мира и разрушает стабильность. Международное сообщество должно находиться в состоянии повышенной готовности и активизировать совместную борьбу против всех террористических организаций».

Анонимные должностные лица из Китая, ответственные за борьбу с терроризмом, параллельно заявили, что лидеры террористических организаций из так называемого «Восточного Туркестана» отправляют своих боевиков в Сирию — для участия в джихадизме.

Между тем правительство Китая поддерживает президента Асада в Сирии. Боевики же воюют на стороне «оппозиции», пытающейся создать в Сирии шариатское государство — взамен светского.

Исламское движение Восточного Туркестана (ETIM) и Восточно-туркестанская ассоциация образования и солидарности (ETESA) в своей борьбе за «независимость» Синьцзяно-Уйгурского автономного района активизировались с 1990-х годов. Уйгурские мусульмане тюркского происхождения выступают там против китайцев. Начиная с мая 2012 года Исламское движение Восточного Туркестана и Восточно-туркестанская ассоциация образования и солидарности, выступая единым фронтом с «Аль-Каидой», посылают своих «бойцов» в Сирию, где эти парни за деньги и паёк воюют против правительства Асада. Считается, что в Сирию они проникают через турецкую границу, хотя турки это отрицают.

ETIM в Китае занимается наркоторговлей, а также торговлей людьми и оружием, кроме того, члены этой организации замешаны в ограблениях и похищениях с целью выкупа. ETIM — это сборище сепаратистов и преступников, в своё время бежавших из Синьцзяна и обучившихся за границей терроризму. Так утверждают китайские чиновники.

Что касается ETESA, то её деятельность направлена на «воспитание и обучение мусульман» в Синьцзяне и «их освобождение», которое будет достигнуто путём создания мусульманского государства.

II. Автономия и экстремизм

Бао Хонгбяо, сотрудник Академии социальных наук в Нинся, говорит, что мусульмане-уйгуры, которых репрессирует правительство в западной провинции Синьцзян, не сумели ассимилироваться с местным населением. Часть проблемы состоит в непреодолимых языковых различиях: уйгуры говорят на собственном тюркском диалекте и пишут арабской вязью. Кроме того, они имеют сильное стремление к автономии. Наконец, им присущ национальный экстремизм, что и объясняет «суровый» подход к ним китайского правительства.

 

«Некоторые уйгуры в Синьцзяне — экстремисты. Они желают отделиться от Китая», — считает Бао.

Алим Сеитов, президент Американской ассоциации уйгур, говорит, что правительство постоянно запрещает уйгурам исповедовать ислам. Кроме того, население хань в Синьцзяне, благодаря политике правительства, поощряющей миграцию на запад страны, резко возросло: с 6,7% в 1949 году до 40 процентов в 2008 году. Это способствовало разжиганию межэтнической розни — в том числе из-за проблемы ресурсов и рабочих мест.

Сеитов считает, что политика китайского правительства представляет собой как бы послание уйгурскому народу: откажитесь от своей веры, или вы будете обвинены в экстремизме, даже если просто будете выражать свои религиозные убеждения. Все эти меры, по мнению Сеитова, «ещё больше отдалили уйгур от китайцев — если только это вообще возможно».

В июле 2009 года в областной столице Синьцзяна Урумчи произошли беспорядки, в результате чего около 200 человек из хань и уйгур были убиты. Правительство Китая обрушилось на провинцию с репрессиями.

Правозащитная организация «Human Right Watch» бьёт тревогу: в то время как Пекин поддерживает мусульманскую религию, к примеру, в Нинся, это далеко не так в Синьцзяне. Здесь несовершеннолетним (до 18 лет) запрещено участвовать в исламской практике, и поэтому тысячи людей каждый год бывают задержаны за «незаконную религиозную деятельность».

Здесь строго запрещено отмечать религиозные праздники и изучать религиозные тексты в государственных учреждениях, включая школы. По сути, считают правозащитники, Синьцзян для Пекина относится к той же широкой категории политических проблем, как Тайвань или Тибет. Уже само требование отделения или автономии уже рассматривается в Пекине как угроза сохранению или жизнеспособности китайского государства.

 

«Религиозный экстремизм тесно связан с насилием и терроризмом, и бороться с ним — один из наших главных приоритетов», — заявляет пресс-секретарь правительства Хоу Хань.

Таким образом, китайские власти однозначно определяют сепаратистов-уйгур как врагов государства. Подливают масла в огонь сами уйгуры, склонные к национализму и терроризму.

И если правозащитники из «Human Right Watch», а заодно из «Amnesty International» требуют отстоять права уйгур, то в Вашингтоне к этому вопросу подходят, так сказать, двусторонне.

III. Двусторонний подход

Уйгурский вопрос — идеальный пример применения политики двойных стандартов США.

Как пишет Татьяна Каукенова, когда в 1990-х годах уйгурский сепаратизм усилился, Соединённые Штаты обратили внимание на Синьцзян: этот регион имеет важное стратегическое положение (общие границы с Афганистаном, Пакистаном, Россией и государствами Средней Азии). Сепаратизм в Синьцзяне получил в США официальное название «движения за национальное самоопределение». И никакого терроризма. B двойных стандартов тоже.

Воплощению в жизнь последних посодействовала дата 9/11. Военные кампании в Афганистане, а затем в Ираке потребовали единой логики по всему мировому пространству. Кроме того, Китай примкнул к борьбе с международным терроризмом, весьма своевременно заявив, что он в огромной степени подвержен террористическим атакам — как раз со стороны уйгурских сепаратистов, связанных с «Аль-Каидой».

И 26 августа 2002 года Госдепартамент США и официальный Пекин объявили, что Исламское движение Восточного Туркестана (ETIM) отныне включено в список международных террористических организаций. 28 августа все финансовые активы данной организации на территории США были заморожены. Мало того, в соответствующем документе Госдепа утверждалось, что ETIM ответственна за все акты жестокости, совершённые за 11 лет на территории Китая. 11 сентября 2002 года и ООН включила ETIM в список международных террористических организаций — согласно резолюциям №1267 и 1390 Комитета по безопасности.

Кроме Исламского движения Восточного Туркестана, США не признала террористической ни одной сепаратистской группы в Синьцзяне. Здесь-то и проявились двойные стандарты американской политики. Дело в том, что поддержка Вашингтоном «мирной борьбы уйгурского народа за национальное самоопределение» отнюдь не прекратилась. Как оказалось, уйгурская карта для США удобна как потенциальный рычаг давления на усиливающийся Китай.

Т. Каукенова пишет:

 

«Также не является секретом дружественное отношение западных стран к представителям уйгурского освободительного движения. Основными центрами данной поддержки являются именно США и Германия. В 2005 году США приняли одного из наиболее активных борцов за национальное самоопределение уйгурского народа — Рабию Кадыр, которая учредила в Соединенных Штатах Международный уйгурский фонд прав человека и демократии и стала президентом Американской ассоциации уйгуров. После г-жа Кадыр была избрана президентом Всемирного уйгурского конгресса (ВУК).

Что касается возглавляемых Рабией Кадыр международных структур в поддержку уйгуров, то факт финансирования их правительством США секретом не является. Спустя неделю после беспорядков 5-7 июля 2009 года в Урумчи, в результате которых погибли 197 человек и более 1,6 тысяч получили ранения, официальный представитель госдепартамента США Иан Келли подтвердил, что Всемирный уйгурский конгресс принимал финансирование от Национального фонда доноров США в защиту демократии. Стоит отметить, что эти средства поступают в основном из Конгресса Соединенных Штатов. По данным «Жэньминь жибао», «Американская ассоциация уйгуров» получала каждый год от Национального фонда доноров США в защиту демократии в виде финансирования $215 тысяч. К слову, в июльской трагедии руководство КНР обвинило именно базирующийся в Штатах ВУК».

Причём прямого осуждения Китая в связи с кровавыми событиями июля 2009 года от официального Вашингтона не последовало. Рабия Кадыр настаивала на открытии консульства США в Урумчи («маяка свободы»), но её призыв пропал втуне.

В настоящее время в тюрьме Гуантанамо до сих пор сидят три уйгура (девятнадцать их соотечественников было переправлено в другие страны с 2008 года). Перед выборами 2008 года Обама обещал Гуантанамо закрыть, но это тоже из области двойных стандартов. Сейчас в этой тюрьме томятся 166 человек — хотя всех узников Обама обещал выпустить в течение трёх лет со дня инаугурации.

Таким образом, Барак Обама, кризисный президент, все эти годы раздумывал, как разыграть уйгурскую карту. Сейчас ясно одно: останется Обама у власти, или его сменит Ромни, США будут и дальше поддерживать «право на самоопределение уйгурского народа». Потому что ни Обама, ни Ромни не откажутся от роли лидера, которую Соединённые Штаты должны, по их мнению, и дальше играть на мировой арене. Бывшему гегемону трудно принять многополярный мир по доброй воле, и поэтому Китай для Америки сначала геополитический противник, а уж потом торгово-промышленный партнёр. Гегемон не терпит усиления соседей по глобусу, и потому будет потихоньку-полегоньку Китай изнутри раскачивать.

Что касается борьбы с терроризмом, то она, как и прежде, будет прекрасно иллюстрировать демократические подходы Госдепа. США не возражает против участия «Аль-Каиды» в войне против сирийского правительства, но официально «Аль-Каида» числится в главных врагах американского народа. Точно так же Вашингтон считает террористической организацию ETIM, но не возражает против борьбы уйгурского народа за самоопределение, в которой Исламское движение Восточного Туркестана задаёт тон.

Комментарии 1