Общество

Отзывы об исламской цивилизации

 Наполеон Бонапарт

Из “Бонопарт и Ислам” Кристиана Черфилса, изд.  Pedone, Париж, Франция, 1914, стр. 105, 125.
- Источник: “Correspondance de Napoléon Ier Tome V pièce n° 4287 du 17/07/1799...”
“Моисей показал существование Бога его нации.  Иисус Христос – римлянам,
Мухаммад – старому континенту...
“Аравия была идолопоклоннической, когда спустя шесть столетий после Иисуса, Мухаммад вводил поклонение Богу Авраама, Исмаила, Моисея и Иисуса.  Арийцы и некоторые другие секты нарушили спокойствие востока, проповедуя Отца, сына, и Святого духа.  Мухаммад объявлял, что не было никакого Бога, кроме одного, не имевшего никакого отца и никакого сына, и что понятие Троицы несёт в себе идею идолопоклонства...
“Я надеюсь, что недалеко то время, когда я буду способен объединить всех мудрых и образованных людей всех стран и установить однородный режим, основанный на принципах Корана, которые единственно являются верными и только они могут вести людей к счастью.”

 

Сэр Джордж Бернард Шоу
 
‘Подлинный Ислам,’ Т. 1, №. 8, 1936.
“Если бы какая-либо религия имела шанс на правление Англией, нет, Европой в ближайшие сотню лет, это мог быть Ислам.”
“Я всегда высоко ценил религию Мухаммада из-за её замечательной живучести.  Это единственная религия, которая, как мне кажется, обладает той способностью ассимилироваться согласно изменяющейся стадии существования, может заставить себя обратиться к каждому возрасту.  Я изучил его: замечательный человек и, по моему мнению, далекий от того, чтобы быть Антихристом, его нужно назвать Спасителем Человечества..”
“Я полагаю, что, если бы человек, подобный ему, взял бы на себя диктатуру современного мира, он преуспел бы в решении его проблем путём, который принёс бы ему столь необходимые мир и счастье; я предсказал вере Мухаммада, что она была бы приемлема для Европы завтра, поскольку она становится приемлемой для Европы сегодня..”

Бертранд Руссель

“История восточной философии”, Лондон, 1948, стр. 419.

“Наше использование фразы ‘тёмные века’, охватывающая период от 699 до 1000 года, отмечает наше неуместное концентрирование на Западной Европе...
“От Индии до Испании процветала блестящая цивилизация Ислама.  Что было потеряно христианским миром в это время, не было потеряно для исламской цивилизации, но сосем наоборот...
“Нам кажется, что цивилизация – это западно-европейская цивилизация, но это – узкий взгляд.”

Герберт Джордж Веллс

“Исламское учение оставило великолепные традиции для равноправных и нежных деловых отношений и поведения, внушает людям благородство и терпимость.  Это учение – учение человечности самого высокого порядка и в то же самое время реальное.  Благодаря  этому учению возникло общество, в котором жестокость, коллективное притеснение и несправедливость были минимальны по сравнению со всеми другими предыдущими обществами.... Ислам переполнен мягкостью, любезностью и братством.”

Др. Уильям Драпер

‘История интеллектуального развития Европы’

“В течение периода халифата учёные христиане и иудеи были не только в большом уважении, но были назначены на посты огромной ответственности, и были продвинуты к высокопоставленной работе в правительстве.... Он (халиф Харун Рашид) никогда не смотрел, откуда учёный родом, или на его веру и убеждения, но только на его превосходство в изучаемой области .”

Томас Карлайл

‘Герои, поклонение героям и героизм в истории,’ лекция 2, пятница, 8 Maя 1840.

“Так как нет никакой опасности того, что кто-то из нас станет магометанином, я хочу говорить обо всём хорошем в нём, будучи по возможности справедливым ...
“Бедный, тяжело трудящийся, плохо обеспеченный человек; небрежный к тому, ради чего трудятся грубияны.  Неплохой человек, должен я сказать; лучше в нём – не терпение голода и прочих трудностей, а то, как эти дикие арабы, борясь и сражаясь двадцать три года под его руководством, будучи всегда в близком контакте с ним, так его уважали!  Они были дикарями, легко загорающимися и скорыми на ссору, на все виды жестокой искренности; без правильных понятий о ценностях и мужественности, никто не мог командовать ими.  Вы говорите, они назвали его пророком?  Почему он противостоял им лицом к лицу?  Беззащитный, не хранимый в любой тайне; на глазах у них чиня свой собственный плащ, ремонтируя свою обувь; сражаясь, советуя, отдавая приказы среди них: они, должны были видеть, каким человеком он был, позвольте ему называться тем, кем вам нравится!  Никакому императору с его короной не повиновались, как этому человеку в плаще собственной починки.  В течение двадцати трёх лет действительно тяжёлых испытаний.  Я нахожу кое-что от истинного Героя, способного на это...
“Эти арабы, люди Магомета, и это одно столетие явились словно искрой, одной искрой, упавшей на мир, оказавшийся взрывчатым порошком, зажёгшим до небес огонь от Дели до Гранады!  Я бы сказал, Великий человек был всегда как молния с Небес; остальные ждали его подобно топливу, чтобы затем также стать пламенем...”

Филип Хитти

‘Краткая история арабов.’

“В течение всей первой части средневековья, никакой другой народ не сделал такого важного вклада в прогресс человечества, как арабы, если принять этот термин для обозначения всех тех, родной язык которых был арабским языком, а не просто тех, которые живут на Аравийском полуострове.  В течение многих столетий, арабский язык был языком науки, культуры и интеллектуального прогресса для всего цивилизованного мира за исключением Дальнего Востока.  От 9-ого до 12-ого столетия на арабском языке было написано больше философских, медицинских, исторических, религиозных, астрономических и географических работ, чем на любом другом языке.”

Карра де Во

‘Исламские фиософы,’ Париж, 1921.

“Наконец, как можно забыть, что в то же самое время Индийская Монгольская Империя (1526-1857 н.э.) дала миру Тадж Махал (законченный в 1648 н.э.), архитектурная красота которого никогда не была превзойдена, и ‘Акбар Намех’ Абуль Фадля:
‘Эта экстраординарная работа, полная жизненных идей и просвещения, где каждый аспект жизни исследован, записан и классифицирован, и где прогресс непрерывно поражает глаз, документ, которым Восточная цивилизация может справедливо гордиться.  Люди, гений которых находит своё выражение в этой книге, продвинулись далеко вперёд, по сравнению со своим веком, в практическом искусстве управления, и, возможно, они опережали и в их предположениях о религиозной философии.  Те поэты, те философы знали, как иметь дело с миром или материей.  Они наблюдают, классифицируют, вычисляют и экспериментируют.  Все идеи, исходящие от них, проверены против фактов.  Они выражают их с красноречием, но они также поддерживают их статистикой.’
...принципы терпимости, правосудия и гуманности, которое преобладало в течение долгого господства Акбар.”

Марсель Клерг

‘Турция, прошлое и настоящее,’ Париж, 1938.

“Много доказательств высокого культурного уровня Османской империи в течение царства Сулеймана Великолепного обнаруживаются в развитии науки и закона; в расцвете литературных работ на арабском, персидском и турецком языках; в современных памятниках в Стамбуле, Бурсе, и Эдирне; в буме производства роскоши ; в богатой жизни суда и высоких сановников, и наконец, но не в последнюю очередь, в его религиозной терпимости.  Все различные влияния, особенно смешение вместе турецкого, византийскийского и итальянского языков, и помогают сделать его самой блестящей эпохой Оттоманов.”

Майкл Старший (Великий)

Из ‘Майкл Старший, хроника Майкла Сирина, якобитского Патриарха Антиоха,’ ред. J.B. Chabot, издание. II, Париж, 1901.

“Это – то, почему Бог мести, единственный, кто всесилен и изменяет империю смертных по Своему желанию, давая её кому Он желает, поднялся против униженного созерцания зла католиков, которые всюду в их доминионах безжалостно разграбили наши церкви и наши монастыри и осудили нас без жалости, принесённой из южных областей сыновьями Исмаила, избавив нас через них из рук католиков.  И если мы в действительности понесли некоторую потерю оттого, что католические церкви, которые были взяты от нас и отданы халцедонам, остались в их владении; поскольку, когда города подчинились арабам, они назначили каждому вероисповеданию те церкви, которые они нашли в их владении (и тогда большие церкви Эмессы и Харрана был отобраны от нас); как бы то ни было, это было немалое преимущество для нас, быть освобожденными от жестокости католиков, их зла, их гнева и жестокого рвения против нас, и оказаться в людях. (Майкл Старший, якобитский Патриарх Антиоха написал этот текст в конце двенадцатого столетия, после пяти столетий правления мусульман в этом регионе).

Сэр Джон Бэгот Глабб

“Период правления халифа Маамуна (813 - 833 н.э.) можно считать 'золотым веком' науки и просвещения.  Он всегда предавался книгам и научным занятям.  Его блестящий ум интересовался каждой формой интеллектуальной деятельности.  Не только поэзия, но также и философия, богословие, астрономия, медицина и закон – всё, известное в его время.”
“Ко времени Ма´амуна медицинские школы были чрезвычайно развиты в Багдаде.  Первая свободная общественная больница была открыта в Багдаде в течение халифата Гарун Аль-Рашида.  С развитием системы, назначались врачи и хирурги, читавшие лекции студентам-медикам и выдававшие дипломы тем, кого считали достаточно квалифицированным для практики.  Первая больница в Египте была открыта в 872 нашей эры, а затем открылись общественные больницы на всем протяжении империи от Испании и Магриба до Персии.”

На Холокосте Багдада (1258 C.E.), совершенном Гулако

“Город был систематически ограблен, разрушен и сожжен.  Говорят, восемьсот тысяч человек были убиты.  Халиф Муста´асим был зашит в мешке и растоптан до смерти под ногами монгольских лошадей.
“В течение пятисот лет Багдад был городом дворцов, мечетей, библиотек и колледжей.  Его университеты и больницы были наиболее современными в мире.  Ничего теперь не оставалось, кроме кучи щебня и зловония распадающейся человеческой плоти.”

Комментарии 1