Общество

Бурьянов: "Преследование мусульман за труды исламских богословов - инициатива власти"

Преследование мусульман в части признания трудов исламских богословов экстремистскими происходит по инициативе "сверху" - от власти, которая "использует религию, чтобы остаться у руля", заявил сопредседатель совета Института свободы совести Сергей Бурьянов в ходе "круглого стола" на тему: "Давление на последователей Саида Нурси в России".

"Круглый стол" на тему: "Давление на последователей Саида Нурси в России" прошел 31 октября в офисе правозащитного центра "Мемориал" в Москве. Напомним, в 2007 году Коптевский районный суд Москвы нашел в книгах Саида Нурси признаки экстремизма. В 2008 году Верховный суд России удовлетворил заявление генерального прокурора России о признании экстремистской организации "Нурджулар" (в ходе обысков у организации были изъяты книги Саида Нурси - прим. "Кавказского узла").

На основании этих вердиктов в Дагестане прошли обыски и задержания последователей Саида Нурси.

Бадиуззаман Саид Нурси (1876-1960) – известный в исламском мире ученый-богослов курдского происхождения. Собрание его произведений "Рисале-и Нур" (Трактаты Света), включающее 14 томов, представляет собой оригинальный авторский тафсир (комментарий, толкование) Корана, написанный современным для его времени языком и значительно отличающийся от классических исламских трудов.

"Антимусульманская кампания активизировалась после убийства заместителя муфтия Татарии"

Виталий Пономарев. Фото Олега Краснова для В последнее время в обществе утихли разговоры об "экстремистских" учениях Саида Нурси, в связи с чем "интерес к проблеме пропал", сказал директор Центральноазиатской программы "Мемориала" Виталий Пономарев, отметив, что проблема признания той или иной литературы экстремистской глобальнее, чем кажется на первый взгляд.

"Антимусульманская кампания, проводимая силовиками и властью, вновь активизировалась в ряде регионов после убийства 19 июля заместителя муфтия Татарии Валиуллы Якупова. Из-за нападок страдают прежде всего представители разных религиозных групп. Почему у госинститутов сформировалось мнение о мусульманах как о террористах? Люди хотят знать, почему их сажают всего лишь за чтение книг. Что содержится в книге, почему она признана экстремистской, и несет ли она угрозу обществу, межэтнической, религиозной стабильности?" - сказал Пономарев.

По словам директора Центральноазиатской программы "Мемориала", "антинурсистская"  кампания, проводимая ФСБ, началась в 1999. Тогда, по его мнению, "совпали два момента": военные действия на Северном Кавказе, когда ФСБ была обеспокоена множеством турецких преподавателей в вузах и колледжах на юге России, и расследование в Турции громкого дела о религиозной организации Фетхуллы Гюлена "Нурджулар", впоследствии признанной экстремистской.

"По словам силовиков, Гюлен пытался создать армию боевиков и так называемое Всемирное исламское государство. ФСБ была обеспокоена этим", - отметил Пономарев.

Большая часть акции против турецких богословов прошла до середины 2000 годов, продолжил эксперт. Тогда "спорить с федералами они не решались и уезжали", в крайнем случае, преподавателей депортировали "за чтение книг Саида Нурси".

"В 2004 году в Омске была первая попытка возбуждения уголовного дела по распространению книг Нурси. Тогда человеку инкриминировалось "разжигание межнациональной розни", но доказать что-либо обвинению не удалось. Эксперты не увидели ничего экстремистского. В итоге был вынесен оправдательный приговор", - рассказал Пономарев.

После трагедии в Беслане (1 сентября 2004 года группа террористов захватила 1128 заложников в школе североосетинского города Беслана - прим. "Кавказского узла") "антинурсисткая" кампания в 2004-2005 годах вышла на новый виток: книги Нурси попали под "горячую руку" ФСБ, посчитавшей, что в них содержатся призывы к насилию, сепаратизму, разжиганию межнациональной розни, сказал Пономарев.

Экстремистской литературой признавались все публикации автора, если хотя бы в одной его книге есть признаки экстремизма

"В 2007 году Коптевский районный суд Москвы нашел в книгах Саида Нурси признаки экстремизма, Верховный суд удовлетворил решение, признав "Нурджулар" экстремистской организацией. Тогда была создана целая конструкция по признанию той или иной литературы экстремистской: с помощью придуманной формулировки: "Единый комплекс психологического воздействия" экстремистской литературой признавались все публикации автора, если хотя бы в одной его книге есть признаки экстремизма. Интерпретировалось это тем, что "мягкие" книги якобы готовят почву к прочтению более радикальных книг", - рассказал Пономарев.

По стране, в частности, Северному Кавказу, прокатились сотни обысков, были изъяты тысячи книг, многих граждан посадили в тюрьмы, продолжил спикер.

"С помощью внедрения агентов и тайной прослушки ФСБ искала заговорщиков, желающих начать джихад в России. Но их так и не нашли. Попались публикации Саида Нурси, признанные экстремистскими", - подытожил Пономарев.

Как пояснил директор Центральноазиатской программы "Мемориала", труды Саида Нурси были признаны в России экстремистскими в связи с тем, что "90% цитат, использованных в экспертном заключении, - это резкие высказывания в адрес безбожников". "Это рассматривается как разжигание розни. Также есть странные оценки метафор, образные выражения якобы настраивают читателей на милитаристский лад. Есть книги, в которых эксперты не нашли ничего экстремистского, но из-за "Единого комплекса психологического воздействия" запрещена вся литература Нурси", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Пономарев.

По его словам "нурситский" ислам отличается от традиционного только тем, что люди, помимо посещения мечети, в кругу единоверцев читают учения Нурси. "Отличается коллективным чтением. Предпочтительно чтение турецкого текста, но не все знают и понимают язык. Далее люди обсуждают прочитанное", - пояснил Пономарев.

Бурьянов: экстремистское законодательство работает неэффективно и требует пересмотра

По мнению сопредседателя совета Института свободы совести Сергея Бурьянова, преследование мусульман в части признания трудов исламских богословов экстремистскими происходит по инициативе "сверху", от власти.

"Проблемы должны решаться в пределах Садового кольца Москвы. Власть использует религию, чтобы остаться у руля. Это наглядно видно в контексте избирательного процесса 2007-2008 годов, когда кремлевские политтехнологи проводили агитации у мечетей, требовали у "традиционно исламских" муфтиев агитировать прихожан голосовать за партию власти. Тех, кто не хотел играть в политические игры, признавали экстремистскими и закрывали. Приверженцы Саида Нурси неподконтрольны власти. Кроме того, традиционному исламу не нужна конкуренция в религиозном обществе", - сказал Бурьянов.

Теперь преследование стало осуществляться на законных основаниях, но не на правовых. Налицо нарушение прав человека

Бурьянов отметил, что в законе об экстремистской деятельности нет юридического описания действий преступников. "Если нет определения, то закон будет применяться по указанию, то есть можно засадить куда угодно и кого угодно", - считает сопредседатель совета Института свободы совести.

Мария Кравченко. Фото Олега Краснова для В 2008 году, по словам Бурьянова, "ФСБ напечатала документ "О проблеме экстремизма под прикрытием ислама". "Теперь преследование стало осуществляться на законных основаниях, но не на правовых. Налицо нарушение прав человека", - считает эксперт.

Бороться с нарушениями Бурьянов предлагает с помощью пересмотра экстремистского законодательства либо его отмены. "Оно работает неэффективно", - считает он.

Кравченко: по числу осужденных сторонники Нурси - на втором месте в России

"В последние годы в отношении последователей Саида Нурси все чаще применяется экстремистское законодательство. Наибольший размах - в прошлом году. Это запреты организаций, осуждение верующих на реальные сроки – до полутора лет. В 2011 году "нурсийцы" обогнали по числу осужденных даже "лимоновцев", заняв, по нашим подсчетам, второе место. Мы не считаем литературу Нурси экстремистской, его приверженцы - сторонники мирного сосуществования с другими религиями и течениями ислама", - заявила сотрудник информационно-аналитического центра "СОВА" Мария Кравченко.

Андрей Дедков. Фото Олега Краснова для Андрей Дедков, мусульманин, обвиненный в 2008 году в экстремизме, призвал к тому, чтобы люди перестали делить мусульман на приверженцев традиционного ислама и Саида Нурси.

"Все мусульмане – братья, последователи Мухаммада. Расхождение учения Нурси с традиционным исламом состоит в том, что он боролся духовно с безбожием, посвятил этому жизнь и не причислял себя к каким-то течениям и политике", - считает Дедков.

"В 2008 году я принял ислам, и сразу на меня началось давление. После создания правовой базы – дискредитация, преследования. Мое дело проходило с огромным количеством нарушений – подделка подписей, доказательств. Судья игнорировала наши доводы и даже позволяла себе отпускать шутки – мол, одни хотели защищаться, вот до сих пор сидят", - сообщил Дедков.

По словам Дедкова, в его действиях не было ничего противозаконного – вместе со сподвижниками они собирались, пили чай и разговаривали о вере. В конечном итоге дело Дедкова было прекращено в связи с истечением срока давности.

"Книги Саида Нурси изучаются во всех странах мира. Они не несут угроз обществу. Даже премьер-министр Труции Эрдоган говорил: "Нурси - совесть турецкой нации, и без него не было бы Турции. Эту совесть запрещают в России", - полагает издатель турецкой литературы, переводчик Сергей Михайлов.

Комментарии 2