Среда обитания

Законом по гастарбайтерам – пли!

Законом по гастарбайтерам – пли!

 

Вокруг языковых требований к трудовым мигрантам разгорелись нешуточные страсти

Госдума в третьем чтении приняла закон, который обязывает иностранных мигрантов, работающих в РФ в сферах ЖКХ, торговли и услуг, проходить тестирование на знание русского языка и владеть им хотя бы на базовом уровне.

В соответствии с законом, для получения или продления срока действия разрешения на работу в РФ иностранные граждане, намеревающиеся трудиться в указанных сферах, должны подтверждать владение русским языком рядом документов. В частности, надо будет пройти тестирование по русскому языку и получить соответствующий сертификат.

Кроме того, иметь на руках документ об образовании в объеме не ниже основного общего образования, признаваемый на территории РФ, с нотариально удостоверенным переводом образования на русский язык.

Или документ гособразца об образовании, выданный до 1 сентября 1991 года образовательным учреждением на территории бывших республик в составе СССР, или выданный на территории РФ после этой даты. Подтверждение владения русским языком не требуется для граждан иностранных государств, в которых русский язык является государственным языком. Закон вступит в силу с 1 декабря 2012 года.

Мнения экспертов

Интернет-ресурс “Кавказский узел” напоминает, что вопрос о необходимости “обязать прибывающих в Россию трудовых мигрантов изучать русский язык обсуждался в Госдуме с 2007 года. Часть экспертов еще тогда указывали, что новый подход позволит более органично встроить иммигрантов в российский рынок труда, другие считали, что государство решит воспользоваться новой инициативой, чтобы создать языковой барьер для приезжающих в Россию иностранцев. Таким образом существенно сократить поток иммигрантов”.

По словам депутата Госдумы Григория Балыхина, в российских вузах и зарубежных образовательных учреждениях уже действует более 160 центров, которые смогут тестировать мигрантов по русскому языку, и очередей за бумагами не должно быть. Как считает парламентарий, “знание русского языка – это не только обязанность, но и защита от возможных ущемлений прав”. “Кроме того, - по мнению Балыхина, – такая мера будет способствовать популяризации русского языка на пространстве СНГ, а также позволит снизить опасность возникновения социальной напряженности в обществе”.

А журналист Максим Шевченко называет “требование закона абсурдным”. ”Обязательное требование на знание русского языка должно предъявляться к тем, кто претендует на получение российского гражданства. Что касается работы по найму, то знание языка обусловлено требованием работодателя и профессиональными потребностями”, – считает Максим Шевченко.

О необходимости “изменить российские законы так, чтобы трудовые мигранты могли свободно, в рамках закона получить остальные документы для работы в России – это разрешение на работу, миграционную карту, медицинскую книжку”, заявляет глава Федерации мигрантов России (ФМР) Мухаммад Амин. По его словам, “в стране миллион легальных гастарбайтеров и семь миллионов нелегальных, и надо подумать, как сделать так, чтобы все стали легальными”. Мухаммад Амин считает, что <<введение еще одного документа для легализации статуса гастарбайтера приведет к росту коррупции”.

Язык как инструмент политики

Между тем, вопросы, связанные со статусом и функционированием русского языка, особенно в странах – бывших республиках СССР, Россией уже давно используются в качестве, с одной стороны, рычагов политического давления на соседние государства, а с другой – рассматриваются как показатели уровня и характера российского присутствия в этих регионах. Так, по мнению Президента РФ, высказанному в ходе заседания клуба ”Валдай”, русский язык является одним из преимуществ России на евроазиатском пространстве, в том числе   с точки зрения перспектив экономического и иных видов сотрудничества.

Принятие закона о тестировании трудовых мигрантов на знание русского языка ставит также вопросы, на которые нет однозначных ответов. Так, Россия долго и активно возражала против утвержденных, в частности, в Латвии, в законодательном порядке правил, по которым отдельные категории ее жителей могли получить латвийское гражданство, лишь преодолев некий порог знания государственного языка этой страны.

У этой позиции России была некая логика. Однако, следуя ей, теперь просто невозможно объяснить, почему Россия возможности получения не гражданства, а всего лишь права работать на своей территории в определенных сферах увязывает с прохождением некоего тестирования и его результатами? Куда логичнее было бы ожидать упрощения или снятия всяких барьеров перед необходимым стране потоком трудовых мигрантов: ведь они из одной необходимости как-то вписаться с    новую среду будут и русским языком овладевать, и русскую культуру изучать.

Если же вспомнить, с какой настойчивостью Москва боролась за придание русскому языку статуса государственного или хотя бы регионального на Украине, то вывод напрашивается самый простой: Россия старается идти путем “насаждения”русского языка, а не добровольного овладения им гражданами государств – бывших республик СССР. Оправдано ли это? Лидеры и граждане государств – участников Варшавского договора, да и всего бывшего соцлагеря, неплохо владели русским языком, однако фактор этот никак не помешал нашим бывшим союзникам, уличив момент, разбежаться кто куда, большей частью – в НАТО. И вправду, насильно мил не будешь.

Вода или керосин?

Как отмечает Максим Шевченко, “с точки зрения термина, трудовыми мигрантами, в частности, в сфере торговли, являются и граждане США, Великобритании, Франции, Германии”. “Это топ менеджеры крупнейших корпораций, таких как “Лукойл”, “Газпром”, а также менеджеры банков с зарплатами в миллионы долларов. Они ничего не знают по-русски, кроме ”спасибо”, “до свидания”и “давай-давай”.

Что-то я не слышал, чтобы к ним предъявлялись требования сдавать экзамен по русскому языку>>, - сказал М. Шевченко. Граждан государств, которые перечислены выше, в России вряд ли кто вообще назовет немецким по происхождению словом “гастарбайтеры”. К числу гастарбайтеров относят, в основном, приезжих из стран Средней Азии и Закавказья. Они выполняют в России наиболее черную, грязную работу.

Им платят в два-пять раз меньше, чем “своим”, местным рабочим. Их ловит полиция, а “добропорядочные граждане”видят в них людей второго, третьего сорта и считают источниками едва ли не всех российских бед. Изредка в “сети” правоохранительных органов попадают китайцы, вьетнамцы. Их в стране много, и сложно представить, как они стройными колоннами проходят тестирование, а не справившихся с экзаменом такими же колоннами отправляют обратно, на историческую родину.

Зато удобно очень перехватывать уже на границе мигрантов из Средней Азии, Закавказья. Но, скорее всего, не ради того, чтобы направить на тестирование, а для того, чтобы в обмен на энную сумму снабдить необходимым документом.

Однако, если даже все пребывающие будет владеть русским не хуже самих русских, напряжение в обществе вряд ли спадет, миф о <<засилье мигрантов>> вряд ли растворится. Как некуда не денется и лозунг “Россия для русских”. В этом смысле закон о тестировании гастарбайтеров на знание русского языка – мера больше популистская, призванная пригасить волну народного недовольства. ”Понаехавших” не любят не из-за плохого знания или незнания ими русского языка.

Их не любят за то, что они – не русские, не славяне, не христиане. За то, что у них свой, никому не знакомый язык, своя вера, культура, обычаи… С принятием закона, применением его, пусть и эффективным, ситуация не изменится. И тогда он, по выражению одного из экспертов, “превратиться из воды, которой остужают страсти, в керосин..”

Автор: Саид Эминов

Комментарии 5