Среда обитания

На этой земле убивают даже оливковые деревья

На этой земле убивают даже оливковые деревья

От урожая оливок зависит жизнь многих палестинцев на Западном берегу              Al Jazeera

Вооружившись большим куском брезента и ведром на веревке, вся семья Дарагмех собирается рано утром под одним из оливковых деревьев, растущих на их небольшом земельном участке. Сбор зеленых оливок превратился для них в своеобразный сезонный ритуал, передаваемый от поколения к поколению.

 

Забравшись на одну из веток, 17-летний Джаляль срывает горсть маслин и бросает на расстеленный брезент. Громкий стук падающих ягод оттеняет царящую вокруг тишину. Но такое затишье в деревне Аль-Люббан аль-Шаркия – большая редкость. За последние недели глава семьи Халид Дарагмех и его старший сын Джамаль уже несколько раз побывали в израильской тюрьме – после нападений израильских поселенцев.

«Поселенцы много раз били нас, валили на землю, – говорит Халид Дарагмех. – Когда они приходят, не жалеют ни нас,  ни растения, ни животных».

Израильские поселенцы уже убили четырех его собак, выкорчевали 350 саженцев и унесли самодельную оросительную систему для полива растений. Однажды они  разделись догола и залезли в колодец, откуда берут воду для питья, рассказал он.

Дом семьи Дарагмех окружен недавно проложенными дорогами, ведущими в израильское поселение Маале-Левона – одно  из трех, граничащих с их землей. Сама деревня, в 30 км к югу от Наблуса, расположена рядом с шоссе номер 60, основной магистралью с севера на юг, которая проходит через оккупированный Западный берег.

«Я никуда не уйду»

«Несколько раз они просили меня продать  землю, – говорит Халид. – Но эта земля моя и я никуда не уйду».

Большие камни, лежащие повсюду вокруг,  свидетельствуют о том, сколько раз их бросали поселенцы, добавляет он.

Два месяца назад их дом атаковали около 30 поселенцев, вспоминает жена Халида Тагрид. Они снесли дверь с петель и избили младших детей – 13-летнего Мумина и  10-летнего Нура.

«Когда я попыталась защитить детей, один из поселенцев ударил меня палкой по плечу, потом стукнул в грудь и  вырвал часть платья, – рассказывает она. – Затем он принялся стрелять в воздух, и дети заплакали. К счастью, тут приехала скорая помощь. Затем прибыли солдаты и забрали моего мужа и старшего сына Джаляля за то, что защищали нас. Поселенцы уверяли, что они их ударили».

Тагрид родилась и выросла в Каракасе, столице Венесуэлы, а в Палестину приехала, когда вышла замуж. Детей она рожала в старинном каменном доме семьи Дарагмех, построенном еще во времена Османской империи.

«У меня и у всех детей венесуэльские паспорта, – говорит  она. – Но у нас даже в мыслях нет уехать отсюда. Мы не хотим, чтобы наша земля досталась поселенцам. Мы здесь только ради нашей земли».

Осуждение ООН

С начала октября, когда наступило время сбора урожая, нападения израильских поселенцев активизировались настолько, что привлекли внимание посланника ООН на Ближнем Востоке Роберта Серри.

«Я обеспокоен недавними сообщениями, что израильские поселенцы на Западном берегу неоднократно атаковали палестинских фермеров, и в самый разгар сбора урожа уничтожили сотни их оливковых деревьев», – заявил он, в очередной раз призвав израильские власти привлечь виновных к ответственности.

Вашингтонская научно-исследовательская организация «Палестинский центр» зафиксировала 39-процентный рост поселенческого насилия с 2010 года, в том числе физических нападений, оскорблений и преследований, вандализма и посягательств на частную собственность. А по сравнению с 2007 годом количество этих действий увеличилось на 315 процентов.

Только в этом году, по подсчетам Управления ООН по координации гуманитарных вопросов (УКГВ), израильские поселенцы поломали более 7500 деревьев. А с 1967 года, как сообщает Институт прикладных исследований в Иерусалиме, они выкорчевали миллион двести тысяч палестинских оливковых деревьев.

Производство оливкового масла помогает выжить  примерно 80 тысячам семей на оккупированном Западном берегу. Оно составляет 14 % всех доходов от сельскохозяйственной деятельности.

Помимо нападений поселенцев, фермеры страдают и от введенной оккупационными властями жесткой системы ограничений, из-за которой тысячи палестинцев большую часть года, в том числе и  во время сбора урожая, не могут получить официальное разрешение на доступ к собственной  земле. Часто эти разрешения выдаются на очень короткий срок или же с большим запозданием.

«Десятки тысяч оливковых деревьев находятся либо за израильским разделительным барьером, либо вблизи поселений. Без специального разрешения доступ туда закрыт, – говорит министр сельского хозяйства Палестинской автономии Валид Ассаф. – Они выдаются редко, и то всего на несколько дней. Но даже с разрешением фермеры подвергаются нападениям поселенцев, которые находятся под бдительным оком израильской армии».

«Мирное сопротивление»

На помощь фермерам Западного берега приходят группы палестинских и иностранных активистов. Они участвуют в сборе урожая и своим присутствием удерживают израильских поселенцев от нападений. Вот и к семье Дарагмех прибыл целый автобус помощников из Рамаллы.

Под руководством главы семьи Халида палестинцы из Хайфы, Акры и Яффы обрабатывают землю, убирают крупные камни и высаживают рассаду. А добровольцы из разных стран, даже из самого Китая, занялись прополкой сорняков.

22-летний британец Мэтт Рид считает себя другом семейства Дарагмех. Он регулярно приезжает помогать им. «Джаляля и его отца арестовывали уже не меньше четырех раз, и требовали 20 тысяч шекелей (5 тысяч долларов) в залог, чтобы отпустить их», – говорит он.

Хотя Рид и уверен в важности международного присутствия во время сбора урожая, он признает, что далеко не всегда оно удерживает поселенцев от агрессии. Три из нападений на членов семьи Дарагмех были совершены в присутствии иностранцев.

29-летний житель Рамаллы Махмуд Хриебат услышал о бедственном положении жителей деревни Аль-Люббан аль-Шаркия, и  сразу же решил протянуть руку помощи.

«Возделывание нашей земли – это акт стойкости и мирного сопротивления, – считает он. – Взаимная помощь всегда была частью нашей культуры, но сейчас она медленно истощается. Своими действиями мы пытаемся возродить ее».

Комментарии 1