Общество

Моя встреча с президентом Египта

 

Несколько недель назад я удостоился чести встретиться с президентом Египта Мухамедом Мурси в египетской дипмиссии в Нью-Йорке, во время встречи общественных лидеров и интеллигенции с целью обсуждения будущего американо-египетских отношений. Я мусульманин и ученый, живущий в настоящей мусульманской американской мечте – сочетании материального благополучия и духовного возрождения. Но все же и меня до глубины души тронули обещания Мурси на посту президента и их значение для Ислама и демократии, обещания, в которые поверили и многие другие арабы и мусульмане.

За десятилетия, прожитые мною в Соединенных Штатах, я учился, преподавал и немало писал об Исламе и его нынешнем возрождении. Возрождение Ислама означает очень много для очень многих людей. Для некоторых это означает верховенство законов Ислама; для других, особенно для американских мусульман, это оживление интеллектуальной и культурной жизни мусульманского мира, освобождение от диктатуры и восстановление демократических традиций Ислама.

Мне даже кажется, что своими исследованиями и работой я сделал маленький, но все же вклад в эти усилия. Но здесь, в Соединенных Штатах, это остается скорее интеллектуальными выкладками, чем жизненными реалиями.

Многие американские мусульманские ученые, такие как Халид Абу Эль Фадль из университета Калифорнии в Лос-Анджелесе, д-р Абдулазиз Сачедина из университета Джорджа Мейсона и, собственно, я, на протяжении 10 с лишним лет продвигали идею о совместимости Ислама и демократии и о том, что для подлинного внедрения исламских ценностей необходима демократизация. Поэтому для многих из нас Арабская весна стала возможностью доказать, что Ислам и демократия совместимы не только в теории, но и на практике.

Хотя многие в арабском и мусульманском мире с оптимизмом относятся к избранию Мурси, есть и те, в т.ч. из числа египтян, а также жителей Соединенных Штатов и Европы, кто скептически относится к обещаниям Мурси обеспечить всеобщее равенство. Некоторые обеспокоены тем, что он якобы может попытаться установить в Египте исламское государство.

Однако события в Египте показывают, что Ислам и демократия действительно совместимы. Президент Мурси неоднократно заявлял, что он и египетский народ стремятся к светскому, а не исламскому государству; к государству, которое будет одинаково относиться ко всем гражданам – мужчинам и женщинам, мусульманам и немусульманам. На мероприятии в Нью-Йорке Мурси это обещание повторил.

На мой взгляд, эта перспектива появления истинно исламской демократии – самая многообещающая во всей Арабской весне. Исламская демократия подобна всякой другой демократии, за одним лишь исключением – в общественной сфере исламские ценности здесь формируют основу политического консенсуса, побуждают граждан и правительство соблюдать справедливость и проявлять милосердие.

Президент Мурси поделился с нами своим пониманием Ислама и будущего Египта, заявив, что Ислам уважает свободу вероисповедания. По его словам, права и достоинство человеческой личности находятся в самом сердце Ислама.

Он отметил, что не собирается создавать теократию. Это, сказал Мурси, на самом деле было бы не по Исламу. – «Мы говорим о государстве (Умме или народе) как источнике власти, таков Ислам». – Это огромное отличие от политических происламских группировок прошлого, которые утверждали, что суверенитет в исламском государстве принадлежит не народу, а Богу. Когда они сказали, что государственность принадлежит Богу, люди подумали, что это подразумевает исполнение исламских правовых принципов, ведь именно такова интерпретация некоторых ученых.

Оказалось, что президент Мурси считает народную демократию условием по умолчанию и собирается внедрять исламские принципы только в тех масштабах, в которых позволят избиратели.

Я порекомендовал бы ему, в том числе, сделать университет Аль-Азхар абсолютно независимым, перевести его полностью на финансирование от пожертвований и снять с него правительственный контроль. Стоит отметить, что в настоящее время университет находится под контролем египетского государства.

Такой шаг, по моему мнению, увеличит влияние и легитимность университета и его религиозных постановлений. В исламской демократии университеты играют роль совести общества, а таковой они могут стать только если освободятся от правительственного надзора.

Я сказал ему, что мусульманскому миру очень необходим авторитетный голос, которого в настоящее время нет. Независимый Аль-Азхар смог бы стать этим голосом. Президент Мурси решил не заниматься этим вопросом, возможно, из-за того, что независимый Аль-Азхар мог бы раскритиковать его правительство. Или, возможно, из-за вероятного противостояния со стороны недемократических государств региона – эти государства опасаются того, что независимый религиозный институт смог бы добиться солидарности их народов.

Проблемы, с которыми столкнулся президент Мурси, международные и внутренние, экономические, политические и духовные, действительно устрашающи. И все же я желаю ему успеха в его начинании – создании исламской демократии в арабском мире – пусть таким образом он предпримет огромный шаг в направлении возрождения исламской цивилизации.

Комментарии 1