Общество

Уход в лес молодых людей вызван нежеланием мириться с охватившей местную властную структуру коррупцией, считает Примаков

Уход в лес многих молодых людей на Северном Кавказе не вызван поголовно столь распространенной версией - местью за погибших близких родственников. Далеко не все они стали боевиками из-за того, что в условиях повальной безработицы им нечем заняться. Нельзя сбрасывать со счета, что под влияние экстремистских исламских проповедников многих из них подталкивает возрастающее нежелание мириться с охватившей местную властную структуру коррупцией, распространившимся вглубь и вширь беззаконием - все это на Северном Кавказе выражено гораздо в более контрастных тонах, чем на других территориях России, считает экс-президент Торгово-промышленной палаты Евгений Примаков.

 Как отмечает ученый в своей книге "Мысли вслух", опасность не только в том, что несколько сотен молодых людей начали вооруженную борьбу, совершают нападения на представителей власти, террористические акты против мирного населения, а в том, что против них не настроена большая часть местного населения, а многие втайне им сочувствуют: «Без перелома в таких настроениях тщетными будут попытки полностью подавить исламистов-экстремистов».

 По мнению экс-президента Торгово-промышленной палаты, нужно всем, кто добивается стабилизации обстановки на Северном Кавказе, а их преобладающее большинство в России, понять, что борьба предстоит долгая и далеко не ограничится отстрелом главарей бандформирований. При продолжении силового подавления боевиков необходимо сконцентрироваться и на других мерах, в том числе приезд на Северный Кавказ высококвалифицированных специалистов из других регионов России, их совместная работа с местной молодежью, которую следует специально привлекать на сооружение этих объектов, о широкая подготовка местных кадров для последующей работы на создаваемых предприятиях.

 «Особое значение имеет политическая работа среди мусульманского населения Северного Кавказа, - цитирует Е.Примакова «Российская газета». - Необходима политическая борьба против интерпретации ислама как идеологии воинствующего экстремизма. Здесь широкое поле деятельности для исламских проповедников».

 Специфику нынешнего положения ученый видит в том, что многие из действующих муфтиев и еще больше из тех, кто стремится ими стать, проходят соответствующую подготовку за рубежом. Он предлагает сделать все от нас зависящее, чтобы такая учеба проходила в зарубежных центрах, известных своей приверженностью к истинному исламу, а именно - в странах Ближнего Востока, с которыми могут быть установлены специальные связи, обеспечивающие такую учебу.

 В заключение член президиума РАН отмечает низкий авторитет духовных управлений на Северном Кавказе: «В советский период они были активными проводниками официальной линии. Теперь не только отсутствует такая возможность, но если того или иного духовного лидера подозревают в тесных связях с центральными структурами, он теряет свое влияние на население. Вместе с тем при назначении или рекомендации к выборам местных руководителей следовало бы делать ставку на тех, кто готов не уклоняться от профессионального разговора с верующими мусульманами, может не просто найти общий язык с исламскими проповедниками, но и не намерен полностью перекладывать политическую деятельность на их плечи. Если не хватает профессионализма, его можно обрести, знакомясь с соответствующей литературой».

Комментарии 0