Их нравы

Меня избивали, кололи, выбривали крест

Я, Амшуков Руслан Мухамедович, уроженец поселка городского типа Залукокоаже Зольского района Кабардино-Балкарской республики.

Родился 18-го сентября 1984-го года.

Родился я в мусульманской семье, где все исповедуют ислам.

Моя небольшая семья состояла из отца – Амшукова Мухамеда, матери – Амшуковой (Балоговой) Ариты Мугазовны, моего младшего брата – Амшукова Ауеса Мухамедовича, моей жены – Амшуковой Марьяны Мусовны и моей малолетней дочери Амшуковой Камили Руслановны.

Своего отца я лишился, когда мне было восемь лет. Он погиб в автокатастрофе.

Каким должен быть нрав мусульманина?

Несмотря на эту невосполнимую утрату, моя мать  и родственники воспитывали нас в лоне Ислама, где младший уважает старшего, а старшие оберегают младших, и прививали тому подобные всем небезызвестные качества, которые свойственны всем кавказцам.

В школе я не был отличником. Но учился хорошо. Когда мне было 12-13 лет, я пошел в секцию по вольной борьбе. Примерно в 15-16 лет я уже был кандидатом в мастера спорта и подавал большие надежды в этом направлении. Неоднократно становился чемпионом нашей республики, а так же чемпионом многих других международных соревнований.  Являюсь двукратным призером чемпионата России по вольной борьбе.

Примерно в 17-18 лет, когда я стал совершеннолетним, я начал совершать пятикратный намаз, как и предписано по Исламу, и по возможности посещать мечеть, куда ходили все без исключения – и стар и млад.

В 2001 году я окончил школу и поступил в Пятигорский технологический университет, потому что этот город находится от нас в 15 км.

Несмотря на то, что у меня мало свободного времени было из-за тренировок и учебы, я старался по мере возможности ходить в мечеть. На проповедях в мечети я много узнал и глубже начал понимать Ислам. Кто на самом деле родители, что такое родственные узы, как себя вести в обществе, каким должен быть нрав мусульманина и многое другое.

Это не было каким-то сектантством или фанатизмом, это обычная община мусульман, где все помогают и поддерживают друг друга. Община мусульман помогала нуждающимся, пожилым людям, многодетным семьям, сиротам.

Почему ваши женщины носят платки?

В 2004 году, когда мне должно было вот-вот исполниться 20 лет, я женился на Афоуновой Марьяне Мусовне, 1986 г.р. Так же как и мой род, род Афоуновых является многоуважаемым и почитаемым родом в нашем селе.

Примерно в это же время многих мусульман в нашем селе начали доставлять в отделы, а в других селах и городах это началось намного раньше.

Сотрудники правоохранительных органов доставляли всех без разбору, часто задавали такие вопросы: почему вы носите бороду, почему ваши сестры, жены, матери носят платки? И тогда и сейчас ни для кого секретом не было, что борода – это предписание в религии, и что женщины должны покрывать себя.

Сказать по правде, многие сотрудники говорили: «Мы доставляем вас сюда не из-за того,  что вы совершили преступление, а потому, что начальство дает такие указания, а мы выполняем».

Постепенно это приобрело более жесткий характер. Сотрудники перешли от угроз к рукоприкладству, так как многие люди начали делать намаз, и им, сотрудникам, это не нравилось.

В отделах мусульман избивали, насильно обезображивали бороду, чтобы тому потом пришлось побриться.

В отделы доставляли даже женщин в платках. В положении.

Сотрудники составляли какие-то списки посещавших мечеть мусульман и всех других молящихся.

Таким образом, (как я выше говорил, как и принято в мусульманской среде) мы неоднократно встречались и помогали друг другу не смотря ни на что.

События 2005го

В 2005 году, в священный месяц Рамадан, в октябре месяце, я и мои друзья были приглашены нашим общим другом Валерием Тлеушевым к себе на квартиру разговеться, и  заодно помочь кому-то на месте. У нас не принято отказывать в приглашении, а тем более отказывать в  просьбе о помощи да еще в месяц Рамадан. Я, со своими друзьями, был намерен помочь. И совместно разговеться, так как наш друг Валера пригласил нас туда. Не доверять ему или подозревать его не было никаких причин, так как он был честным, благородным и набожным человеком, а познакомился я с ним на тренировках. В городе нас встретил один наш друг и проводил к Валере, так как некоторые из нас плохо знали город, да и где находится квартира, не знали. У Тлеушева в гостях нас было человек 15. Стало поздно, решили там остаться и утром поехать домой.

Утром, когда я вышел, к моему большому удивлению, увидел оружие в руках моих старших по возрасту односельчан. Они собрались и вышли куда-то, а оставшимся сказали выходить за ними. Я был очень растерян, так как до этого никогда не видел оружия, и не служил в армии.

Мы, оставшиеся, покинули эту квартиру и поехали домой, не совершив никаких преступных деяний.

Я ни от кого  не скрывался и находился у себя дома.

14 октября 2005го года ко мне домой приехали сотрудники милиции, человек 20-25.  Они провели обыск у меня дома, и, ничего не изъяв, меня и моего младшего брата отвезли в отдел. Они хотели даже забрать мою жену, но передумали. Дом они перевернули с ног на голову, вели себя очень грубо, в оскорбительной форме.

В итоге я оказался в 6-м отделе (то, что это 6-й отдел я узнал позже). Там находилось очень много молодых людей, всех избивали, пытали током, все стены в коридоре были в крови.

Меня завели в какой-то кабинет и очень сильно избили. От меня хотели услышать, что я, якобы, участвовал в нападениях на сотрудников милиции, о чем я и в жизни не помышлял. После избиения меня привели в чувство какими-то уколами и отвезли в СИЗО. Там меня обыскали. Как таковой одежды на мне уже не было, так как всю мою одежду забрали в 6-м отделе, и дали надеть какую-то тряпку с пола в прямом смысле этого слова.

После меня завели в каптерку, где выдают постельное белье и посуду. Надо мной опять хорошенько поиздевались, хотели, чтобы я обзывал себя разными женскими именами. Потом принесли большие ножницы, вырезали у меня на голове крест, выдали мне куски простыни и завели в камеру.

Но на этом было бы хорошо, если все закончилось.

Непрекращающиеся пытки и издевательства

Через 2-3 дня в СИЗО заехало очень много человек, в масках и с дубинками. Всех выгоняли из камер и били, пока не дойдешь до прогулочных двориков. А там, на прогулочных двориках, нас ожидал следующий раунд избиения.

Обвиняемых по событиям 13-го октября считали пропащими людьми. Ни у кого из сотрудников не было сомнения, что нас сгноят в тюрьме. Заставляли ходить в согнутом положении, буквой «Г», с опущенной головой.

Нас в СИЗО посетили такие люди, как президент КБР Каноков А. Б., тогдашний полпред по Северному Кавказу Дмитрий Козак и другие лица. Они заходили в камеры, в которых нас содержали и общались и видели, в каком мы были состоянии. Их интервью и обещания о справедливом  расследовании, о справедливом судопроизводстве были опубликованы во многих газетах и журналах, даже в книге, которая называлась «Война 13-го». Эту книгу сотрудники запрещали продавать в книжных лавках и угрожали торговцам.

Вернемся к тем годам, когда у нас шло следствие.

Все следствие мы находились под давлением и угрозами. Из СИЗО забирали рано утром и привозили глубокой ночью. Если начать писать про каждую мою выводку, допросы и избиения, это выльется в отдельную книгу, не говоря уже о нарушении законов, прав человека, о которых я читал только на бумаге.

Вряд ли сегодняшняя власть всего этого не замечала и не видела, так как из-за нашего процесса были изменены некоторые пункты Конституции РФ, не говоря уже о УК РФ и УПК РФ. Таким образом нас лишили возможности судиться в судах присяжных. По нашему делу проходил обвиняемый Болов В., который был болен циррозом печени.

Прошу обратить внимание, что УФСИН проходит потерпевшим по нашему делу!

В итоге Болову удалили 70 % печени, потом его актировали и он скончался от этой болезни.

Так же по нашему делу проходил Карданов Мурат, которого якобы убили 13 октября 2005 года и все экспертизы показали, что это он и есть. Но проходит три года, и его задержавают у нас в поселке Залукокоаже, так как он был из нашего села. Все это время он находился у себя дома.

Вопрос стоит такой – кого тогда кремировали вместо Карданова Мурата вместе с остальными 95 убитыми?

Может, там есть еще другие лица совсем не причастные к этим события?

Как мы все знаем, это была незаконная кремация, ну а следствие ловко уничтожило все подобные нарушения, о чем мы уже, к сожалению, не узнаем.

Пришествие Попова

В 2011 году в марте месяце сменилось начальство в СИЗО-1 г. Нальчик, где мы уже находимся почти 6 лет. Начальником СИО-1 стал Попов В. А.

С его приходом резко ухудшилось содержание и питание в СИЗО-2, которое и так и так не соответствовало правилам содержания подследственных. У всех у нас забрали холодильники и телевизоры, которые были приобретены нашими родственниками.

Прием передач  продуктов сократили в несколько раз, а домашнюю пищу вовсе запретили.

В один из обходов Попова В.А. он спросил меня, есть ли какие-нибудь жалобы. Я пожаловался на питание, это ему очень не понравилось, и он в ту же минуту приказал перевести меня в спец-блок.

В спец.- блоке находятся люди приезжие, как и он сам.

Этот спец.- блок есть и на сегодняшний день.

Отличается он тем, что там создают невыносимые условия содержания, типа – это положено, это не положено, и ежедневные обыски тоже.

Наши свидания Попов В. А. урезал с двух часов до 20-30 минут. А у многих, пока они  находятся тут, вскоре после ареста родились дети.

В частности, у меня родилась дочка, которую я видел только через эти два стекла, и то грязные, а между ними еще решетка есть. А длительные свидания нам, находящимся в СИЗО, не положены.

О правах человека я читал только на бумаге

Когда дело касается вопросов об изменении законов против нас, это делается незамедлительно. А когда доходит об изменении в пользу нас – этого никто не видит.

Более того, нам бы увидеть те, существующие законы, в реальности, не говоря уже об каких-то изменениях в нашу пользу.

И вся эта картина продолжается и на сегодняшний день, и я не могу увидеть конца этому вопиющему беспределу и беззаконию.

Автор: Кавказская политика, Руслан Амшуков

Комментарии 17