Среда обитания

Нальчик раскуроченный

Жители домов, пострадавших от спецопераций, вынуждены жить, буквально, в подвешенном состоянии

Нальчик раскуроченный
 

Тот день, 13 октября 2005 года, для жителей Кабардино-Балкарии стал своеобразным рубежом – такие дни обычно делят историю на ДО и ПОСЛЕ. До   Нальчик был «спящей красавицей», «островком стабильности», а после начались многочисленные  спецоперации, убийства, перестрелки, аресты, внесудебные казни.

Утром 13 октября 2005 года я по воле случая  оказалась почти в центре событий.   Раньше ничего подобного  не испытывала,   не панику, а скорее любопытство. Странное чувство, когда где-то  рядом стрекочет  автомат, взрывается, не знаю,  кажется, граната, ведь  я не военный, а мирный житель.

А из окна рабочего кабинета, которое выходит в городской сквер, видишь, как люди в панике бегут от здания, в котором ты сейчас находишься. Только ближе к вечеру, когда нас – вынужденных  заложников –   вывели, поняла, случилось что-то, что  навсегда изменило жизнь моего города.   «Спящая красавица» проснулась после страшного сна, а за обладание ею до сих пор идут нешуточные бои.

Действовать максимально решительно

На днях  Национальный антитеррористический комитет РФ отрапортовал на встрече с главой страны, что   в сентябре-октябре этого года в ряде регионов Северного Кавказа, были ликвидированы, задержаны или  склонены к явке с повинной большое количество людей. 

«Мы и впредь должны действовать максимально решительно. Наши службы начали действовать гораздо более эффективно, вместе с тем, любой просчет стоит нам очень дорого. Очень дорого. Поэтому нужно работать без пауз, решительно, на опережение, и там, где нужно дерзко, но эта дерзость должна быть направлена, прежде всего, на бандитов, на террористов, на преступников. И очень бережно нужно относиться к гражданам законопослушным, рядовым, вообще к любым нашим гражданам», – отметил президент России Владимир Путин в ответ на сообщение силовиков.

Однако за сухой статистикой, отчетами, жесткими приказами стоят   десятки семей, которые  (по формулировке силовиков)   после  «законных действий   по предотвращению террористического акта»    лишились домов, имущества, остались с детьми на улице.

Подобных историй, к сожалению, становится с каждым днем все больше и больше. За последние несколько месяцев  силовики провели ряд операций в центре Нальчика – по улице Клары Цеткин, по проспекту Ленина, в пригороде Нальчика   поселках Мирный, Хасанья, Белая Речка.

Как-то утром постучали в мой дом

Жительница дома №25 по ул. Богдана Хмельницкого  в Нальчике Елена Сморода вспоминает: «В квартире этажом ниже моей поселились молодые люди, которые были убиты силовиками в ходе КТО. Описать сложно, что пережили жители дома, по которому стреляют из пулемета и гранатомета.

Силовики заняли мою квартиру и через отверстия в полу, которые они проделали, стреляли по жильцам с нижнего  этажа.   Дыры размером до 8-10 сантиметров. Стены, оконные, дверные проемы после операции  раскурочены.

Эвакуировали наш подъезд в 6 утра 21 ноября 2011 года, вернулись только в  6 вечера. Следом забежали какие-то люди, «внимательно» осмотрели разрушения в моей квартире, что-то записали и удалились. Это были представители  межведомственной комиссии. Я была в шоке от пережитого, но   это было  только началом моих злоключений», – говорит Елена.

Жительница  города Нарткала Лидия Пакова после спецоперации 16 февраля 2012 года вовсе осталась без жилья.   «Я проснулась в 4 часа утра из-за выстрелов. Просмотрела в окно и увидела людей  в масках – человек 50, танк, бронемашину. Меня вывели из дома,   вернулась только через два дня и с ужасом обнаружила, что от моего жилья ничего не осталось. Бараки напротив в таком же состоянии», – говорила она на встрече  с сенатором от КБР Ильясом Бечеловым.

По словам женщины, дом снесли, на ее неоднократные обращения в разные инстанции за помощью конкретного ответа не последовало. «Мне каждый раз отвечали, ждите, будет. Жить мне было негде и не на что, поэтому все лето проработала в Анапе.  А сейчас  зима на носу, где я буду жить?

Пострадали после КТО где-то 15 семей, сейчас некоторые приспособились и живут в аварийных комнатах, в которых протекают потолки и стенки. Мы потеряли все, что нажила за свою жизнь, но никто из властей не приехал, не посмотрел, что с нами творится», – говорила Лидия Пакова.

В такой же ситуации оказалась большая семья  Касби Кокоева. Его дом тоже был снесен после операции в Нарткале. «Нас 9 человек, первый месяц жилы у родственников, сейчас сняли квартиру. Такое ощущение, что про нас   забыли. Где мы живем, что кушаем, где спим – с 16 февраля это никого не интересует.

Обращался к мэру города за помощью. Знаете, что  он мне ответил? Это не я ваш дом сломал! Я никогда не жил бедно, работал, построил дом   из 9 комнат, отремонтировал  недавно.   Мы ничего не смогли забрать – ни технику, ни мебель, ни драгоценности – ничего! Все что нажили за годы жизни, за 2 дня превратилось в пыль!»,- сообщил он на  той же встрече с сенатором.

Письменная эпопея

По словам Елены, многочисленные обращения, просьбы   в различные инстанции ни к чему не привели. «Это целая эпопея. На   письма  в ответ только полное пренебрежение со стороны ответственных органов. До сих пор нет ни сроков, ни определенного объема работ.

Я выяснила, что несколько гранат разорвались в перекрытиях между моим полом и потолком нижней квартиры. Из-за этого нарушилась  монолитность плит. Оказалось,  мой пол держится только за счет  паркета.  Жить в подвешенном состоянии, притом в буквальном смысле этого слова,   не хочу.  Поэтому   снимаю квартиру в доме напротив», – говорит она.

Единственной структурой, которая принесла ощутимую пользу по делу Елены, стала  партия ЛДПР. После письма ее руководителю  Владимиру   Жириновскому  следователь и эксперт спешно осмотрели квартиру нашей героини.   «Сейчас уже потеряла надежду, что переписка с официальными органами будут иметь хоть какой-то эффект», – сетует Елена.

Скоро будет год со времени проведения спецоперации по улице Хмельницкого, однако по сей день дело не сдвинулось с мертвой точки. «Я борюсь не только от своего имени, – говорит Елена, – но и от моих соседей, большая часть из которых пенсионеры.

Обещанные средства за утраченное имущество так и не дошли до нас. Даже подъезд дома в том же состоянии – весь изрешечен пулями.  Одна из моих соседок  получила ранение в ходе операции,  она недавно умерла,  так ничего и не дождавшись».

Когда уже материал был готов, стало известно, что пострадавшим в ходе спецопераций в Нарткале, поселке Мирный и Хасанье выделена  денежная помощь в размере 1,163 миллион, 2,154 миллиона, 634 тысяч рублей соответственно.

По словам начальника Главного управления МЧС РФ по КБР Сергея Шагина, деньги предназначены на проведение аварийно-восстановительных работ. «Это первый раздел, а по следующему будут выделены сертификаты на жилье», – отметил Сергей Шагин на заседании  республиканского правительства.  Однако жителей дома №25 по улице Богдана Хмельницкого в списке опять не оказалось.

Автор: Кавказская политика, Залина Арсланова

Комментарии 0