Политика

Информация к размышлению...

Терроризм, салафитский джихадизм и Запад

Объясняя все наши беды религией, мы рискуем впасть в популизм, граничащий с расизмом          Архив

Терроризм, салафитский джихадизм и Запад

 

Когда же это, наконец, закончится? Месяц за месяцем, год за годом нас уверяют, что в США, Европе, на Ближнем Востоке и в Африке постоянно раскрывают и обезвреживают экстремистские и террористические сети. Заголовки новостей и зрелищные сцены арестов оказывают мощное идеологическое воздействие.

Но беды наши все никак не кончаются. Несмотря на убийство Усамы бин Ладена, полностью дееспособные ячейки по-прежнему поражают весьма символичные цели - общественные места, школы, религиозные учреждения, причем иногда намеренно еврейские. Призрак «исламского терроризма» преследует нашу эпоху, и, скорее всего, еще долго будет преследовать.

Я неоднократно заявлял то, что необходимо повторять неустанно: эти крошечные группы не представляют собой ислам, их действия являются откровенно антиисламскими и достойны только осуждения. Не может быть никаких оправданий для убийства невинных людей, для нападения на гражданских лиц и государственные учреждения. И хотя критика Израиля является законной и обоснованной, она никоим образом не может служить оправданием антисемитизма.

Признанные мусульманские ученые, как сунниты, так и шииты, а также подавляющее большинство рядовых верующих решительно осуждают насилие экстремистов и действия салафитских боевиков, где бы они ни поднимали свои уродливые головы. Мир должен услышать это послание,  и мусульманам необходимо повторять его постоянно. Нам нужно это донести предельно ясно.

Наивность – находка для шпиона

На международном уровне салафитские боевики и экстремисты давно уже занимают опасные политические позиции и их первой жертвой – после объектов их нападений – становится мусульманское население в целом.От экстремизма и терроризма страдает не один лишь Запад, но и Азия, Ближний Восток и Африка. Сегодня такие движения , идеологически находящиеся между консервативным буквализмом и джихадизмом, закрепляются в Египте, Тунисе, Сирии, Ливии и на севере Мали, сохраняя при этом активное присутствие в Ираке и Афганистане. Крайне важно противостоять взглядам этих групп и, прежде всего, ограничить их способность создавать  беспорядки.

За последние 15 лет, особенно в течение последнего пятилетия, они продемонстрировали свою способность выводить людей на улицы во время кризиса. Хотя они остаются маргинальными и оппортунистическими, влияние их кровавых и шокирующих действий на восприятие и воображение многих людей нельзя сбрасывать со счетов.

Молодые люди, которые вступают в экстремистские группы, явно страдают от обширного недостатка религиозных знаний и часто бывают политически доверчивы – когда не пытаются смягчить угрызения совести, завязав с преступной жизнью.  Они легко могут стать жертвами той радикальной или популистской риторики, которая распространяется джихадистскими кругами, так же, как и инструментами хищных и любящих манипулировать людьми правительственных спецслужб.

Повсюду, от  Пакистана до США – в Ираке, Ливии, Ливане, Израиле, Египте и Сирии, не говоря уже об Англии, Франции, Германии и Дании -  в эти группы успешно проникают доносчики и провокаторы. За религиозной искренностью и политической доверчивостью молодых радикалов часто скрываются религиозные или политические власти и даже государственные спецслужбы. Все они полностью лишены  богобоязненности и движимы политическим цинизмом, столь же вопиющим, сколь и смертоносным. Идеология экстремизма и воплощающие его организации опасны во многих отношениях. Осуждение их должно быть твердым и решительным, и сопровождаться тщательным анализом побудительных причин, основных действующих лиц и темных зон. Тут нет места наивности.

У вас нашли нефть? Тогда мы идем к вам

К этому анализу необходимо добавить стратегическую связь между этими группами на Западе и в мусульманских странах. Борьба с терроризмом и подобными группами, возникающими, казалось бы, произвольно, представляет особую трудность, что можно наблюдать в Германии, США, Англии, Франции и других странах. Но важнее самих террористических актов, за которыми следует непосредственная политическая и военная реакция со стороны пострадавших стран, например, США в Афганистане, а затем и в Ираке после 11 сентября 2001 года, является тот факт, что операции против местных ячеек, сопровождаемые интенсивным освещением в средствах массовой информации, нельзя рассматривать в отрыве от внешней политики западных стран.

В самом деле, там, где происходят террористические действия, по пятам обычно следует западная военная интервенция. Терроризм был успешно использован для оправдания усиленного наблюдения за гражданами на Западе и военных операций за рубежом, после того, как  общественное мнение, которому долго внушали правдоподобность джихадистской угрозы,  было подготовлено к  принятию этих мер. Вполне возможно, что Франция, президент и премьер-министр которой заявляют, что будут бороться с исламским экстремизмом везде, где это необходимо, в скором времени станут искать повод для более активного вмешательства за рубежом, в частности в Мали. Этот регион имеет стратегическое значение, и  обнаруженные там недавно запасы нефти по меньшей мере столь же обширны, как в Ливии – это следует помнить, чтобы не отрываться от реальности.

Но, помимо этих соображений, мы не должны забывать о  наших обязанностях  и не изображать из себя жертв. Мусульмане – религиозные представители, общественные лидеры и рядовые верующие – должны вновь громко и ясно высказать осуждение того, что делается от их имени экстремистами. Кроме того, этого чувства вины за действия других должны всеми силами избегать политики и СМИ.  Не только заявляя в критические моменты или после террористических актов, что боевики и экстремисты не представляют всех мусульман, но и находя  способы говорить о  мусульманах в позитивном ключе и в обычное, некризисное время.

Западные тюрьмы как кузницы радикализма

Обличение «исламских экстремистов» приобрело сегодня такой размах, что, похоже, в отношении отдельных подозреваемых все стало дозволено. И хотя задержание лиц, которые ведут себя подозрительно, является нормальной мерой для предотвращения возможных терактов, однако аресты и превентивные задержания на неопределенный срок, без соблюдения права на судебную защиту, не могут считаться законными. Сегодня в Англии, Германии, Франции, Канаде и США безо всякого  суда находятся в заключении люди, которые даже не знают, в чем их обвиняют. Они оказываются в судебной «черной дыре», где все позволено во имя борьбы с «террористической угрозой». В любой уважающей себя демократии должна не только отвергаться связь «джихадисты-мусульмане», но и с первыми должны также обращаться в соответствии с законом. Им  должно быть гарантировано юридическое представительство, справедливое судебное разбирательство и беспристрастный приговор. Это неотъемлемые права, которыми мы все дорожим.

То, что мы наблюдаем сегодня на Западе, представляет опасность, прежде всего, для самого Запада, который, кажется, отказывается от своих принципов. Незаконные аресты, содержание под стражей безо всяких причин или объяснений, субподряды на пытки, лишение свободы и одиночное заключение,как в США, или  унижающее достоинство обращение, как  в Европе, несовместимы с провозглашаемыми там ценностями человеческих  прав и достоинства. И то, что мы боремся с террористами или теми, кого обвиняют в терроризме, вовсе не означает, что можно  превращаться в чудовищ в самом сердце системы, основанной на верховенстве закона, предоставляя себе экстренное право нарушать те самые правила, которые мы пытаемся защищать.

В тюрьмах, к примеру, царит такая атмосфера недоверия, что практиковать ислам почти невозможно. Во многих западных тюремных системах, в частности, в США и Канаде, и все чаще в Германии, Англии и Франции, отношение к заключенным-мусульманам, составляющим в некоторых европейских странах от 20 до 50 процентов тюремного населения, явно дискриминационное, и  оно продолжает ухудшаться. Заключенным трудно молиться, еда несоответствующая, духовное наставничество отсутствует или отдано в  опасные руки необразованных, самопровозглашенных проповедников. Корень этой проблемы лежит в самой системе. Какой смысл ужасаться радикализации мусульманских заключенных, если не будут приняты конкретные меры для  обеспечения  заключенных всех конфессий равным доступом к услугам капеллана? Это  политический выбор. В тюремной  системе эти противоречия, присущие самим государствам, особенно в том, что касается часто провозглашаемого равного отношения ко всем гражданам, просто усиливаются.

Мы можем восхвалять равные права и равный статус для всех, но в повседневной жизни за решеткой презрение, обычный расизм и исламофобия – это ощутимая реальность. Если задаться целью породить радикализм, лучшего способа не придумать.  Демократические граждане должны требовать, а государства должны проводить реформы в срочном порядке. Обращение  с осужденными многое говорит нам о той реальности, которая скрыта за красивыми словами, произносимыми во славу нашего демократического общества.

Призрак терроризма бродит по Западу

Кроме того, крайне важно, чтобы общественность была в полной мере информирована об этих повторяющихся  инцидентах. Когда повсюду распространяется насилие и в обществе ощущается угроза, вполне законно ожидать от властей разъяснений. Нужно не просто верить в теории заговора, а настаивать на основных гражданских правах на  информацию и защиту – правах, которыми нельзя поступаться.

Как объяснить то, что по следам успешных, к сожалению, террористических актов не было создано никакой независимой комиссии, которая бы сообщала о ходе проводимого расследования?  Как объяснить то, что во имя борьбы с терроризмом брошенные  на произвол судьбы граждане  вынуждены  довольствоваться  противоречивыми официальными заявлениями правительств, не принимающих на себя никакой ответственности, поскольку  эти террористы – «дьявольские» по определению? Как объяснить, что арестованных террористов систематически убивают или заставляют  хранить молчание, чтобы никто никогда не узнал их версию событий? Ни одна следственная комиссия так и не завершила свою работу, никакое заключение не вынесено и объяснений не предложено. Страшная угроза нависла над нами, и черные дыры зияют вокруг.

Информация вместо теорий заговоров

Теории заговора должны быть отвергнуты и  мы должны требовать своих прав на получение информации и безопасность, в то же время отстаивая  права обвиняемых или подозреваемых. Как часто мы ошибаемся! Во Франции, Германии, Канаде, Италии, Великобритании и  США, мужчины и женщины годами сидели в тюрьме, прежде чем выяснилось, что они были посажены несправедливо. Некоторые из них были освобождены безо всяких извинений или компенсаций. А в Гуантанамо заведомо невиновные по-прежнему содержатся  как преступники.

Подозрение в терроризме превращает людей в «террористов де-факто», не имеющих никаких прав и получающих соответствующее обращение, независимо от того, виновны они или нет. Столкнувшись с терроризмом, наше общество преобразилось: наши свободы были принесены в жертву, а унижающее достоинство обращение возведено в норму. И в конечном итоге терроризм вполне может столкнуться на  Западе со своим собственным мрачным имиджем – отказываясь обсуждать причины терроризма, ограничиваясь лишь осуждением этих  действий и обезличивая виновных, а также просто подозреваемых, мы узакониваем  принципиально расистское и дискриминационное отношение.

И никакие благочестивые заявления постфактум ничего не изменят.

Дальше от идеалов, ближе к демонам

Принижение ислама в публичных выступлениях, страх перед боевиками и экстремистами, позорное обращение с заключенными создают  негативный образ живущих среди нас мусульман.  Если добавить к этому постоянно создаваемые кризисные ситуации (карикатуры, видео и т.д.), которые подпитывают  напряженность, можно разглядеть очертания нового врага, как внутреннего, так и внешнего. Исламом  вдруг стали объяснять все, в чем как-то замешаны мусульмане, будь то городское насилие, социальная маргинализация, безработица, недовольство населения, диктатура или несогласие с политикой Израиля. Не нужен больше никакой политический, социально-экономический и геополитический анализ. Мы вступили в эпоху, когда все проблемы исламизируются, а важнейшие вопросы государственного управления и правосудия деполитизированы.

Когда все упрощенно объясняется религией, когда мы перестаем вникать в сложности политической жизни, мы обращаемся к популизму, который узко определяет «чужих» и возлагает на них ответственность за все социальные  беды,  потому что именно таково определение расизма и политики страха.

Запад, настолько богатый и при этом настолько напуганный – это Запад, брошенный на произвол судьбы. Столь далекий от своих идеалов и близкий к своим  демонам.

Автор: Тарик Рамадан

Комментарии 3