Среда обитания

Мечеть на осадном положении

Полицейские силы держат главный мусульманский храм Москвы в плотном окружении

Мечеть на осадном положении

 

Праздничная молитва на Ураза-байрам в Московской соборной мечети. Фото: Ilya Varlamov

 

Четвертую неделю главная мечеть страны находится на осадном положении. Бойцы ОМОНа, сотрудники правоохранительных и силовых структур, представители спецслужб плотным кольцом держат подступы к главному храму российских мусульман.

Здесь невозможно ни припарковаться, ни совершить то действо, ради которого десятки тысяч мусульман Москвы направляются в пятничный день в мечеть – праздничную молитву. Без каких-либо объяснений прихожан разворачивают сотрудники полиции. Для настойчивых же здесь имеются автозаки, стоящие в два ряда, на которых вас с удобством доставят в ближайшее отделение внутренних дел для комфортного совершения пятничной молитвы.

Праздничная молитва на Ураза-байрам в Московской соборной мечети. Фото: Vitaliy Ragulin

Схожая ситуация и в других московских мечетях. Ранее ряд СМИ писал о притеснениях верующих мусульман со стороны сотрудников московских структур правопорядка.

Наиболее сложная ситуация на Проспекте Мира. Здесь, в главной мечети страны, традиционно самое большое скопление людей.

Праздничная молитва на Ураза-байрам в Московской соборной мечети. Фото: Renat Dunyashov

В последнюю пятницу корреспондент «Кавказской политики» попытался проехать к Соборной мечети, пообщаться с представителями правоохранительных структур и руководством мусульман.

Своим видением ситуации, в течение месяца разворачивающейся вокруг главной мечети страны, мы попросили поделиться главного имама Соборной мечети г. Москвы Ильдара-хазрата Аляутдинова.

– Ильдар-хазрат, с чем связан повышенный интерес правоохранительных структур к Соборной мечети в последние недели? Имеет ли это какое-то отношение к ситуации в мире в связи с выходом фильма «Невинность мусульман»? Или с несанкционированным стихийным митингом, прошедшим не так давно в Митино, с протестом против строительства там мечети?

– Это никоим образом не связано с последними событиями в мире, развернувшимися вокруг скандального фильма, оскорбившего чувства мусульман, не связано и с митингом  в Митино. Так получилось, что эти события просто совпали.

Я не соглашусь с мнением, что это могло быть следствием желания столичных властей  отпугнуть от посещения мечети. За всё время моей работы в Соборной мечети я могу припомнить единичные случаи конфликтов между отдельными прихожанами и представителями правоохранительных структур.

Нужно все-таки понимать, что здесь огромное скопление людей, спешка, многие опаздывают на работу или по делам. И при отсутствии соответствующих условий для верующих прихожан, отсутствии достаточной инфраструктуры, могут иметь место всевозможные казусы. А потому выполнение религиозных обязанностей сопряжено с рядом трудностей, что не может не вызывать раздражение или нервозность. Тем более, когда устанавливаются искусственные ограничения.

– Мечеть по периметру оцеплена, прихожан останавливают даже на выходе из метро, мигрантов увозят в отделы. На подъездах к Соборной мечети большое скопление представителей правоохранительных структур, ОМОНа, бронированный спецтранспорт, автозаки. Автобусы с военнослужащими внутренних войск курсируют по периметру Соборной мечети. Пройти к мечети невозможно ни с какой стороны, кроме как с улицы Дурова. Точно также невозможно и припарковаться, хотя улица Щепкина и Дурова абсолютно свободны, но парковка запрещена. Это давление ощущают и верующие, и, очевидно, руководство мусульман. Впечатление некой осады. Чего можно добиться подобными действиями?

– Нужно признать, что поток людей невероятно огромен. Раньше мечеть была окружена сотнями попрошаек, нелегальных продавцов продуктов питания и прочего, что способствовало антисанитарии и неприглядности данной территории. Это создавало еще больше неудобств и дискомфорта для прихожан, желавших привести все в порядок. Сейчас ситуация выровнялась, в том числе с помощью сотрудников правоохранительных структур.

Усиление охраны правопорядка бывает в течение всей недели. Всегда присутствует машина ДПС. Для прихожан в этом – большой плюс. Теперь люди могут наблюдать чистоту и порядок.

К сожалению, на одной из прошлых пятничных молитв, на территории, прилегающей к Соборной мечети, произошел конфликт между прихожанами и сотрудниками ОМОНа. Была серьёзная потасовка, в результате которой пострадало несколько омоновцев. Очевидно, что усиления последних недель связаны именно с этим.

– Т.е. Вам известны имена участвовавших в драке с омоновцами? Их задержали, были официальные комментарии представителей силовых структур? Ведь нигде в СМИ эта информация не проходила, что достаточно странно в связи с повышенным вниманием к теме мусульман и кавказцев в частности.

– Информация такая официально не проходила. Насколько мне известно, никого задержать не удалось, так как подравшиеся с ОМОНом убежали. Не знаю, насколько достоверна информация, но якобы было несколько пострадавших из числа правоохранителей. Слышал от прихожан, что в интернете выложен видеоролик, зафиксировавший данный инцидент, снятый из окон находящегося напротив мечети офисного здания.

– Вы полагаете, что такое нападение действительно произошло, омоновцы пострадали, в этом участвовали мусульмане, и российские СМИ молчали бы по такому информационному поводу? Скорее всего, нет никаких доказательств, нет очевидцев, нет пострадавших, а есть лишь слухи.

– Возможно и так.

– Оппоненты Совета муфтиев, из числа так называемого «экспертного сообщества», периодически, а в особенности, после проведения масштабных праздников Ураза и Курбан-байрам, утверждают, что такое количество мусульман у Соборной мечети скапливается неслучайно, а их преднамеренно, чуть ли не автобусами свозят сюда по указанию муфтия Равиля Гайнутдина для «демонстрации силы».

– Никогда не было подобного в истории нашей мечети. Верующие мусульмане являются свободными людьми в нашей стране и потому вправе самостоятельно выбирать, куда им идти на пятничную молитву, в какую мечеть. Я десять лет служу имамом этой мечети, и на моей памяти нет попыток призыва к искусственному увеличению количества прихожан.

Наоборот, шейх Равиль Гайнутдин всегда отдает приоритет  работе с качеством прихожан, совершенствованием их духовно-нравственных качеств и веры молодых мусульман.

– Не думаете ли Вы, что попытка взять подступы к мечети таким плотных кольцом из бойцов ОМОНа является следствием деятельности Ваших оппонентов из числа исламофобов в силовых и властных структурах столицы? И цель её – нивелирование эффекта психологического давления такой массой прихожан на столичные власти, представителей иных конфессий и горожан?

– Я надеюсь, что все же это связано с попыткой навести порядок, избежать подрывов и диверсий, а не устранения несуществующего «психологического давления» на власти Москвы, которое-де осуществляют мусульмане, «демонстрируя силу».

Бесперспективность и бессмысленность силового воздействия на мусульман с целью отдаления их от мечети для всех абсолютно очевидна. Единственный выход во всей этой ситуации – это строительство новых мечетей. Ведь все, в том числе исламофобы, понимают, что 4 московские мечети не в состоянии вместить многочисленных мусульман столицы, но продолжают искать несуществующие проблемы и озвучивать конспирологические версии.

– Как Совет муфтиев реагирует на такую серьезную проблему, как отсутствие культовых сооружений мусульман в столице? Вы ведете какой-то диалог с московскими властями? Есть ли попытки услышать друг друга или каждый находится за высокой стеной, пытаясь отдалиться от окружающих его проблем?

– Диалог ведется, участки под строительство мечетей выделяются, мы их смотрим, изучаем целесообразность строительства в том или ином месте, доступность к коммуникациям, транспорту. Шейх Равиль Гайнутдин прилагает большие усилия к решению данных проблем. На праздничные молитвы нам было выделено около десяти площадок, которые мы постарались максимально задействовать.

– Ильдар-хазрат, Вы ведь понимаете, что в обозримом будущем строительство исламской религиозной инфраструктуры в Москве стоит под большим вопросом? Слишком сильное противодействие в обществе, иногда искусственное, но такова реальность.

На примере последних событий в Митино, группа исламских юристов включилась в мониторинг сложившейся ситуации, связанной со строительством мечети в этом районе столицы. Изучаются списки подписантов, активистов протеста. Выясняются очень интересные подробности. Из четырех организаторов стихийных митингов трое вообще не имеют никакого отношения к Митино.

И лишь один из них был прописан там. Многие люди, чьи подписи стояли в обращении против мечети, отрицают свою причастность к подобным спискам. Сейчас исследуются мнения жителей района, мы пытаемся разобраться в обстановке. Но отказ в строительстве, которое было полностью согласовано с властями, был вынесен буквально в течение нескольких часов. Данные обстоятельства  действительно требуют пристального изучения и анализа.

– Мечеть в Митино – это был проект Совета муфтиев России?

– Нет, это проект одной из централизованных мусульманских организаций нашей страны. Проектом Совета муфтиев, который встретил такое же противодействие, была мечеть в Текстильщиках.

– Получается, что ситуация не характерна лишь по отношению к Совету муфтиев?

– Нет, это общий тренд и СМР в этом не одинок. Эта проблема всей российской уммы мусульман.

– Вокруг Ислама, и вообще религии в целом, в последнее время очень много провокаций. Недавно была история с избиением промоутеров музея эротического искусства в Москве, в котором обвиняли «мусульман». Как Вы прокомментируете эту историю?

– Меня удивляет, как вообще по внешним признакам можно определить вероисповедание человека? Разве есть какие-то отличительные особенности, характерные, например, для атеиста с Кавказа? Ведь совсем не обязательно, что этнические представители той или иной нации обязательно придерживаются религии своих предков.

– Как Вы считаете, подобные действия, которые можно охарактеризовать как радикальные, когда верующие, как в недавней истории с православными активистами, нападают на прохожих, штурмуют различные музеи, проистекают от ревностного отношения к своей религии и соответственно высокой степени веры?

Подобные действия никак не связаны с уровнем веры. Наоборот – это низкий уровень веры, если человек, живущий в многогранном социуме, к тому же в светском государстве, идет крушить что-то противоречащее его, как он полагает, религиозным взглядам. Это в корне не соответствует принципам и сути нашей веры.

Мне вообще видится эта история достаточно странной. Куда большим грехом в Исламе является употребление спиртного. Но мне не известны случаи нападения мусульман на магазины с алкоголем, коими столица просто перенасыщена. Провокации в мире и стране, на которые российская умма достаточно сдержанно отреагировала – лучшее доказательство зрелости всей нашей общины и каждого ее представителя.

Беседовал Магомед Туаев

______

От автора: Мэр г.Москвы Сергей Собянин, встречаясь на минувшей неделе с журналистами, поставил под сомнение необходимость строительства в столице новых мечетей. Мусульман, собирающихся каждую пятницу у Соборной мечети рядом со спорткомплексом «Олимпийский», за людей, и даже за гостей столицы, судя по всему, градоначальник не считает. «Это либо жители Подмосковья, либо вообще мигранты без прописки», – отметил мэр, ссылаясь на последние массовые проверки.

«Поэтому еще не факт, что Москве требуется строительство мечетей. Если бы в мечеть ходили только москвичи, люди, которые постоянно проживают здесь и имеют прописку, такого наплыва бы наверняка не было», – заявил Собянин.

Столичный мэр уже не раз отличался неожиданными предложениями, противоречащими Основному Закону страны и Международной конвенции о правах человека, ратифицированной Россией.

Так, одним из пунктов программы Собянина перед вступлением в должность мэра предлагалось ввести в столице трудовую сегрегацию, где москвичи за одинаковый труд должны были бы получать зарплату в несколько раз больше приезжих из других регионов России. Кроме того, на приезжих-россиян должно было распространяться квотирование при трудоустройстве в московские компании.

В связи с тем, что экзотические инициативы градоначальника не дали ожидаемого результата, инновации пришлось отложить до лучших времен, вернувшись к проверенным методам, в применении которых, к тому же, градоначальник имеет неплохой практический опыт.

Массовые задержания мигрантов у Соборной мечети г.Москвы, плотная осада подступов к мечети и, в продолжение, последние заявления Собянина – это способ решения вопроса нехватки мечетей в столице репрессивно-силовыми методами.

Заместитель начальника отделения ОООП МВД по ЦАО (Отдел обеспечения общественного порядка Министерства Внутренних Дел по Центральному Административному Округу г.Москвы – М.Т.) Александр Бородин в комментарии «Кавказской политике» сообщил, что на прошлой неделе не было никакой драки прихожан Соборной мечети с омоновцами, а усиление связано с попыткой обеспечения общественной безопасности и правопорядка.

Взаимосвязь силового усиления около культовых мусульманских сооружений в столице с попыткой количественного ограничения числа прихожан московских мечетей представителю ГУВД г.Москвы по ЦАО показалась неочевидной. Однако объяснить необходимость присутствия такого количества спецтехники и автозаков он отказался.

 

Комментарии 5