Общество

Вы лучшие, пока призываете к добру

Вы лучшие, пока призываете к добру
 
После смены политического режима Рашид аль-Ганнуши вернулся на родину, где был восторженно встречен населением     архив
 
Рашид аль-Ганнуши и Сальман аль-Ауда – две знаковые фигуры современной уммы. Их слова и дела во многом сформировали и продолжают формировать тот исламский мир, который претерпевает сегодня бурные изменения. Наряду с их взглядами как таковыми, очень важно понимать суть духовно-интеллектуальной эволюции этих людей. По сути, жизненный их поиск отражает тернистый путь блужданий всего мусульманского сообщества планеты.
Рашид аль-Ганнуши – патриарх современной исламской политики, один из ведущих ее теоретиков. То, о чем он многие годы говорил и к чему призывал, свершается на наших глазах. Его можно назвать счастливым человеком – ему довелось увидеть то, ради чего он трудится всю жизнь. Но немногие знают, какой путь сам Ганнуши проделал для этого.

Он родился в 1941 году на юго-востоке Туниса, который был в то время французской колонией. Рашид был самым младшим из десяти детей в традиционной религиозной семье.

 

От Ислама к секуляризму и обратно

Получилось так, что в 16 лет юноша смог поступить в престижную школу аз-Зайтуна, которая серьезно повлияла на его жизнь. Дело в том, что учебное заведение было в огромной степени ориентировано на западный образ жизни, мышления и образования. На момент завершения обучения в аз-Зайтуна и получения степени бакалавра в 1962 году Рашид оставил намаз, прекратил беспокоиться об остальных исламских предписаниях и даже забыл суры Священного Корана, которые разучивал в детстве с отцом.

Затем Рашид попал под влияние социалистических идей арабских националистов, в особенности египетского лидера Гамаля Абдель-Насера. Именно в государство, которое тот возглавлял, он отправился в 1964 году, чтобы продолжить свое образование.

Однако в Египте его ждало полное разочарование в идеях, которыми он увлекся. То, что аль-Ганнуши увидел, и то, с чем он столкнулся на собственном опыте, и стало той «соломинкой», как говорят арабы, «которая переломила хребет верблюду» его убеждений.

Непробиваемый бюрократизм египетских государственных структур, халатное отношение тунисского посольства в Египте к организации пребывания собственных граждан в этой стране довершилось еще и ссорой двух лидеров – президента Египта Насера и президента Туниса Бургибы. Эта размолвка двух президентов привела к тому, что все тунисцы, обучающиеся в египетских вузах, были депортированы из страны. Продолжить свое образование Рашид решил в Сирии – еще одной национал-социалистической стране арабского мира.

Но его пребывание в стане левых длится не долго. В биографической книге Аззама Тамими, посвященной жизненному пути аль-Ганнуши, сам ее герой повествует, что его второе рождение для Ислама произошло в ночь на 12 июня 1966 года. «Именно той ночью я избавился от двух вещей во мне: светского национализма и традиционно-бытового понимания Ислама, – говорит аль-Ганнуши. – Этой ночью я осознал, чем на самом деле является истинный Ислам. Ислам в том виде, в каком он был ниспослан свыше, а не в том виде, как его исказили за долгую историю традиции и обычаи». «Этой ночью я пережил огромный всплеск веры, любви и восхищения к этой религии, которой я поклялся посвятить всю свою жизнь. В ту ночь я был заново рожден, мое сердце заполнилось нуром (светом) Аллаха, и мое сознание полностью пересмотрело и переосмыслило то, во что я прежде верил», – делится ученый.

 

«Совесть нации» за решеткой

После окончания Дамасского университета аль-Ганнуши переехал во Францию. В Европе аль-Ганнуши получил степень магистра. Но шел он к этой цели с невероятным трудом. Сам аль-Ганнуши говорит, что год, проведенный во Франции, был самым трудным в его жизни.

Между тем, религиозность крепла, росла и отражалась на его убеждениях и даже внешнем виде. В тот период, когда вера вызывала подозрения, семья Рашида очень беспокоилась за него. Он стал серьезнее, отрастил бороду и все больше интересовался Исламом.

По причине болезни матери аль-Ганнуши был вынужден вернуться в Тунис. Но и здесь он не собирался сидеть сложа руки. Дома он вновь присоединился к группе проповедников, став одним из самых активных из них. В 1981 году аль-Ганнуши основал Харакат аль-иттиджах аль-Ислами – Движение исламской направленности (ДИМ). Вскоре оно стало влиятельной организацией, которая вызвала большие опасения у властей. Она была запрещена, а 500 ее членов, в том числе и аль-Ганнуши, были заключены в тюрьму.

Шейх сам признает, что период, проведенный в тюрьме, с 1981 по 1984 годы, стали для него временем размышления и осмысления пройденного пути. В тюрьме он закончил разучивание наизусть Священного Корана, проштудировал целый ряд книг, в том числе по тафсиру (толкование Корана), фикху (шариатское право) и политологии.

Во время пребывания за решеткой он и сам написал ряд книг и брошюр. В основном они были посвящены вопросам переосмысления исламского наследия, демократии и свободам в Исламе, правам женщин и т. д. В тюрьме он также начал работу над своим основным трудом «Общественные свободы в исламском государстве».

После освобождения из тюрьмы аль-Ганнуши, несмотря на явную угрозу, реанимировал свое Движение исламской направленности под новым именем «ан-Нахда» – «Возрождение». На сей раз, мыслитель попытался превратить ее в полноценную политическую партию.

Однако как только «ан-Нахда» начала превращаться в реальную оппозицию, способную претендовать на определенный успех на выборах, власти отреагировали жестко. Многие активисты партии были вновь брошены в тюрьмы, а другие – отправлены в ссылку. Аль-Ганнуши, приговоренного к пожизненному заключению и даже удостоившегося личных хлопот президента о замене тюремного срока на смертную казнь, спасло только то, что глава государства был смещен.

В мае 1989 года шейх добровольно выбрал изгнание и переехал в Лондон, где он продолжал жить вплоть до революции 2011 года. В Британии он сосредоточил свое внимание на теоретических аспектах исламского движения и выпустил ряд научных работ по вопросу о взаимосвязи между Шариатом и демократией. Он отвергает предположение о том, что радикальный секуляризм – это необходимое условие демократии. Аль-Ганнуши прямо заявляет, что демократия не является идеологией, но всего лишь инструментом для избрания, контроля и смены властей. И что в таком виде, демократия может прекрасно уживаться и с Исламом.

 

Отец и дитя революции

После бегства тунисского президента Бен Али и смены политического режима аль-Ганнуши вернулся на родину, где был восторженно встречен населением. По итогам состоявшихся в октябре 2011 г. выборов «ан-Нахда» завоевала большинство в парламенте и сформировала правительство в коалиции с другими политическими силами.

Сегодня аль-Ганнуши выступает за сбалансированность во всем, в том числе во внешней политике. В этой связи он однозначно выступил за развитие тесных отношений с Россией.

Для многих мусульман, особенно, проживающих на Западе, аль-Ганнуши стал уже живым классиком. Его приглашают с лекциями, на него ссылаются, его цитируют, про него пишут книги. Некоторые из его трудов были переведены на иностранные языки, включая английский, французский, турецкий, испанский и персидский. В родном Тунисе он пользуется высочайшим авторитетом, являясь своего рода совестью обновленной нации.

Может быть, не случайно, что именно в этой небольшой стране начался колоссальный процесс, который сегодня называют Арабской весной. Шейх аль-Ганнуши является плотью от плоти отцом и одновременно ее дитем.

 

Сальман аль-Ауда: становление борца

За короткий период он успел запомниться мусульманам своим противостоянием правящей саудовской семье, критикой официального муфтия КСА, цитатами из Усамы бин Ладена (или приписываемых ему), пятилетним тюремным сроком и, наконец, переосмыслением своего радикального опыта и критикой своего прежнего авторитета. Сегодня шейх, на которого ранее любили ссылаться поборники крайних взглядов, является одним из крупнейших в мире исламских проповедников и богословов умеренного, созидательного, центристского толка.

Сальман аль-Ауда родился в 1955 году в бедной, но очень религиозной, центральной части Саудовской Аравии. За годы учебы он получил классическое исламское образование под личным руководством самых крупных местных шейхов. Его магистерская диссертация была посвящена проблеме чуждости и странности Ислама этому миру, в соответствии с известным хадисом Посланника Аллаха (мир ему), а также правовым положениям из него вытекающим. Впоследствии аль-Ауда получил степень доктора в области наук Сунны.


Шейх Салман аль-Ауда

 

В период своего становления как ученого и общественного деятеля аль-Ауда идентифицировал себя с саудовским ханбалитско-салафитским интеллектуальным движением «Сахва» (от слова «пробуждение»), которое возникло в 1970-х годах. Аль-Ауда проповедовал идеи личной ответственности правителя и обычных мусульман за выполнение коранических предписаний по одобрению благого и запрещению дурного. Согласно его убеждениям, данная ответственность не могла быть отменена ни под какими предлогами, ни в пользу каких бы то ни было государственных учреждений и официальных улемов.

Именно поэтому аль-Ауда в своих проповедях и лекциях с самого начала выражал идеи сопротивления культурным вызовам, возникающим в результате глобализации и модернизации. Он также призывал к противодействию монополии одной правящей семьи на власть в Саудовской Аравии, критикуя ее неспособность существенно изменить экономический и политический климат в стране. Не удивительно, что вскоре у него возникли проблемы с властями.

Гром грянул, когда во время войны в Заливе тогдашний муфтий Саудии Абдель-Азиз ибн Баз вынес фетву, обосновывающая дозволенность приглашения на территорию Королевства американских войск для защиты от Саддама Хусейна. Аль-Ауда подверг это заключение и власти в целом жесточайшему разносу, ссылаясь на Коран, Сунну и примеры истории Ислама.

За период войны в Заливе аль-Ауда стал основным инициатором двух обращений на имя короля, призывающих к серьезным реформам. Кому-то может показаться странным, но подписанты документов призывали как к укреплению Ислама, так и к расширению возможностей влияния общества на власть.

Одновременно по всей стране большое распространение получили аудиокассеты с пламенными проповедями аль-Ауда, которые он произносил в мечетях и на различных собраниях. Шейх также продолжал плодотворно трудиться на научном поприще. Он написал и издал десятки книг. В конце концов, в 1994 г. доктор аль-Ауда, став слишком заметным и опасным, был заключен в тюрьму на пять лет.

 

К Бин Ладену и обратно

Впервые аль-Ауда цитировал Усаму бин Ладена в своем открытом письме шейху Ибн Базу. Он никогда не принадлежал к группам, применяющим насилие. Но в своих речах был достаточно резок и радикален в оценках.

Но самое интересное произошло в 2007 году, через шесть лет после событий в Нью-Йорке. В прямом телеэфире он сделал обращение, привлекшее внимание всего мира. Доктор бросил личный упрек Усаме бин Ладену (или же в его лице к тем, кто исповедует крайние взгляды).

«Мой брат Усама, сколько крови было пролито? – вопрошал аль-Ауда, обращаясь, скорее, не к своему земляку Бин Ладену, а ко всем, кто увлечен утопией «всемирного джихада». – Сколько ни в чем не повинных людей, детей, стариков и женщин было убито под флагом «Аль-Каиды»? Будешь ли ты счастлив встретить Аллаха Всемогущего, неся на себе бремя этих сотен тысяч и миллионов жертв?» С тех пор его обращение много раз цитировалось, обсуждалось и передавалось из уст в уста, из блога в блог, с сайта на сайт.

К сожалению, у нас об этом мало чего известно. Сам аль-Ауду никогда не бывал в России, а его обращение к джихадистам серьезно не читалось.

В настоящее время доктор является одним из символов принципиальной исламской умеренности. Он ведет собственный крупный Интернет-проект Islam Today на четырех языках – арабском, английском, французском и китайском. Много выступает в СМИ, дает лекции и даже отвечает на вопросы по телефону всем, кто сможет до него дозвониться. Доктор вносит свежую интеллектуальную струю в саудовское, и шире общеарабское, пространство, он не только богослов, но и обновитель, реформатор, новатор. Его взвешенный и живой подход пользуется большой популярностью у молодежи.

Как получилось так, что он пересмотрел те взгляды, за которые пострадал? Почему подвергнувшись насилию, он не радикализировался еще больше и не ожесточился, как часто бывает? Ответ прост. Это стало возможным благодаря более глубокому пониманию исламского учения, рассказывает сам аль-Ауда.

 

При всем богатстве выбора – альтернативы нет

Аль-Ганнуши прошел путь от секуляриста к теоретику и ведущему практику исламской умеренности. Аль-Ауда эволюционировал от джихадиста к созидательному усердию. Благодаря им, сотням и тысячам других мусульман, проделавших за последние два-три десятка лет, аналогичный или похожий путь, подтверждается одна простая истина – при всем богатстве идеологического выбора альтернативы исламской золотой середине нет. Методом проб и ошибок, набивая шишки, падая и отряхиваясь, умма нащупывает ту уникальную модель, которая должна обеспечить ей возвращение достойного места на планете, общины, которая, как сказано в Коране, явленной на благо всего человечества.

Комментарии 0