Среда обитания

Религиозные метаморфозы Европы

В некоторых странах Европы здания церквей выставляются на продажу, а мечетей строится все больше. Это логично: прирост мигрантов, исповедующих ислам, не ослабевает. Светские власти настаивают, что паритет христианства и ислама в европейских городах способствует межконфессиональному согласию. Консерваторы и правые говорят об исламизации

Торговля культовыми христианскими постройками приняла наиболее массовый характер во Франции. Как правило, все начинается с того, что либо не хватает священников, и в храме попросту некому служить, либо прихожан становится так мало, что содержание конкретной церкви теряет смысл. Новые владельцы переделывают сакральные учреждения в кинотеатры, рестораны, бары, пабы и клубы, а в монастырях открывают отели.

Например, в здании бывшего аббатства La Bussiere, возведенном еще в XII веке, теперь размещается фешенебельный ресторан. А еще "лишние" храмы можно перепрофилировать в мечети. Епархия департамента Шер Центрального района Франции ввиду нехватки финансовых средств решила продать одну из принадлежащих ей церквей в городе Вьерзон. Покупатель нашелся быстро, но не какой-нибудь трактирщик, а марокканская ассоциация, объявившая о намерении перестроить приход в мечеть. Правда, окончательное решение о продаже церкви марокканцам еще не принято.

Если церкви превращаются в нечто практически полезное, в том числе продаются представителям иных вероисповеданий, то пора признать, что народное восприятие религии в корне изменилось, считает аббат Гийом де Тануарн, ведущий "Радио Куртуази". Фактически, мы отворачиваемся от сильнейшего символизма церкви, от самих себя, своей культуры, уверен господин де Тануарн. В интервью "Голосу России" он заметил:

"Да, знаете, в ряде французских регионов имеет место явление, в котором можно разглядеть определенную "исламизацию" страны. Коренные французы – в основном, молодежь – стесняются, даже стыдятся своей идентичности, стыдятся быть не такими, как ставшие местными мусульмане. На то две причины: принятие принципов общества потребления и достаточно агрессивной формы светскости, доводящей человека до боязни признаться в своей религиозности. Примечательно, что подобная форма светскости очень неплохо сочетается с исламом, между ними даже существует теневая (скрытая) солидарность". 

Не меньшую солидарность проявляют светские власти во многих европейских городах. Хотя политика мультикультурализма зашла в глухой тупик, многие государственные и общественные деятели продолжают вполне искренне верить, что тактика широких уступок в отношении исламских сообществ позволит смягчить межрелигиозные и межкультурные противоречия.

Так, в рамках масштабной программы турецкого правительства по строительству мечетей на территории ФРГ в Кельне завершается возведение мечети, крупнейшей в Германии и одной из крупнейших в Европе. Поначалу вокруг строительных работ велись споры, но теперь горожане в большинстве своем не выражают недовольства, рассказал в интервью "Голосу России" бывший директор Германского института востоковедения, профессор Удо Штайнбах. Он, в частности, отметил:

"Конечно, возникают инициативы против строительства, как например движение "За Кёльн". Однако ни я лично, ни представители правящей партии ХДС, утвердившие план возведения, не видим в этом опасности для христиан. Некоторые жители города даже приветствуют появление мечети. Они говорят: "Кельнский собор символизирует примирение христианства с римским прошлым, новая мечеть станет знаком примирения христианства и ислама в Германии"".

В Кельне действуют 30 мечетей, а мусульманская община города насчитывает 125 тысяч человек. Не удивительно, что по поводу супер мечети имеются и другие мнения. "Основная цель этого строительства – бросить вызов немецкому католицизму. Несмотря на то, что в городе уже существуют исламские центры четырех турецких общин, они заявляют о необходимости создания новых центров", - заявил христианскому телеканалу CBN активист Михель Хенэ-Патберг.

В свою очередь, Ютта Беккер - член городского совета Хертена, кельнского пригорода, рассказала журналистам, что не желает мириться с исламизацией города, поэтому во время межконфессиональных диспутов католические и протестантские пасторы просят ее не выступать во избежание лишних проблем.

В качестве примера наиболее удачного компромисса между муниципальной администрацией, мусульманским сообществом и коренными жителями можно привести проект строительства исламского центра в итальянском Палермо. Замиль Аль-Замиль, один из богатейших людей планеты и по совместительству шейх из Бахрейна договорился с местными властями о сооружении грандиозной мечети на 5 тысяч мест. Городской глава Леолука Орландо подписался под сделкой с условием, что шейх выделит деньги и на строительство двух храмов – индуистского и католического.

Точку зрения властей Палермо в беседе с корреспондентом "Голоса России" изложил пресс-секретарь мэрии Пьетро Галлучио:

"Палермо исторически был гостеприимным городом. В его историческом центре названия улиц указаны на итальянском, арабском и еврейском языках. Я вам даже больше скажу: в наш проект входит создание межрелигиозного и межкультурного пространства, которое будет открыто как христианам, так и индуистам. В Палермо находится самая большая индуистская община в Италии. Мы считаем, что этот проект будет содействовать диалогу (между религиями)".

Однако на фоне столь радужных перспектив межконфессионального согласия не будем забывать о том, что итальянцы не отставали от своих северных европейских соседей, требуя, например, запретить мусульманкам носить паранджу и хиджаб. На севере Апеннин усиливается крайне правая партия "Северная лига", выступающая за репатриацию иммигрантов, нелояльных к "условиям итальянского общества".

В другой влиятельной партии – "Народ свободы" - также немало политиков крайне правых взглядов. Всего лишь год назад "Националистическая партия Италии" предложила очистить страну от "новых варваров" в облике мигрантов и создать для этого Легион национальной безопасности. Эти призывы с готовностью поддерживает ряд других националистических организаций и группировок. И хотя в своей массе итальянцы избегают публично обсуждать такие деликатные вопросы, как провал мультикультурализма, по данным недавних опросов 73 процента жителей страны не испытывают как особого дружелюбия к самим мигрантам, так и почтения к их религиозным традициям. Этот процент неизбежно будет расти пропорционально количеству иностранцев, которое, по оценкам итальянского института статистики, к 2065 году увеличится втрое.

Впрочем, пока в Италии нет каких-то бурных всплесков массовой неприязни между представителями разных религиозных культур. Как не было до известной поры боевых акций неонацистов против мигрантов в Германии, так же как никто не предполагал даже возможность появления терминатора Брейвика в толерантной Норвегии. Впрочем, пока это лишь одиночные всплески насилия со стороны коренного европейского населения в отношении мигрантов. Но где гарантия, что эти проявления в обозримой перспективе не станут массовыми?

Комментарии 0