Политика

Миф об арестах чиновников

Прогнозируемые экспертами аресты чиновников в регионе могут вновь оказаться половинчатыми

Чистка элит. Как это бывает на Кавказе?

 

Массовую переброску армейских подразделений в Дагестан, бомбежку окрестностей Махачкалы и начало новой волны задержаний верующих некоторые эксперты связывают не только с желанием Кремля усмирить местных боевиков. Существует мнение, что в Дагестане готовится большая чистка коррумпированных элит.

А нагнанные в республику войска, бомбежки и аресты являются демонстрацией силы со стороны федерального центра. Таким образом, якобы всему Дагестану и Кавказу, боевикам и элитам, показывают, что шутить с Москвой больше нельзя. Однако версия о подобной «бомб-подготовке» в преддверии больших чисток не у всех экспертов находит поддержку.

Чистка КБР

На Кавказе ждут основательной чистки рядов местных чиновников. Об этом СМИ пишут уже давно. И то, что произошло этим летом в КБР стало лишним тому подтверждением. Напомним, что тогда в Нальчике разом были арестованы крупнейшие игроки кабардино-балкарского политического и экономического поля.

Особой скандальности ситуации придал тот факт, что трое из четырех арестованных лиц, оказались родственниками главы КБР Арсена Канокова. Это руководитель его администрации Владимир Жамборов и его брат, экс-заместитель министра по управлению государственным имуществом и земельным ресурсам Руслан Жамборов, недавно возглавивший управление Федеральной почтовой службы по КБР.

Они, как утверждают СМИ, являются родственниками Канокова по материнской линии. А также известная в республике бизнес-леди и модельер Мадина Хацукова, которая является двоюродной сестрой жены Канокова. Причем осведомленные источники РБК утверждали, что 58-летний Владимир Жамборов должен был возглавить КБР после ухода в отставку нынешнего лидера Арсена Канокова.

Жамборов возглавил администрацию главы КБР в 2010 году. С марта 1997-го по январь 2002-го Жамборов занимал должность министра внешних связей КБР, затем возглавлял ОАО “Каббалкэнерго”, ЗАО “Холдинговая компания “Синдика”" и являлся постоянным представителем Кабардино-Балкарии при президенте России. В январе 2012 года он был избран секретарем политсовета регионального отделения партии “Единая Россия”».

Эксперты предрекали, что следующим после Жамборова, возможно, станет мэр Нальчика Залимгери Хагасов. Так оно и произошло. Поскольку уже в июне в КБР разразился очередной скандал.

Вслед за руководителем администрации главы республики Владимиром Жамборовым под уголовное преследование попал и мэр Нальчика Залимгери Хагасов. Не суть даже важно в каких махинациях его обвиняли. Поскольку Хагасов считался одним из самых влиятельных членов команды главы КБР Арсена Канокова.

Фактор федерала

Отсюда, эксперты сделали вывод, что серия арестов в КБР могла оказаться сигналом, который обновленный Кремль шлет регионам: неприкосновенных больше нет. «Наши источники в силовых структурах говорят, что это только начало кампании против высокопоставленных коррупционеров на Северном Кавказе», – пишут «Московские новости».

По данным осведомленного источника «МН» в Кабардино-Балкарии, глава республики был возмущен задержанием соратников и звонил высокопоставленным федеральным чиновникам, требуя освобождения арестованных. Как утверждает источник, звонки не имели результата: оперативные мероприятия в Нальчике проводились с согласия главы государства.

Связаны они, возможно, и с назначением нового министра внутренних дел Владимира Колокольцева. В самом источники в МВД и не скрывали, что с приходом в министерство Владимира Колокольцева “подобные наступательные мероприятия по борьбе с коррупцией будут осуществляться не только в КБР, но и в других регионах”.

Глава МВД РФ Владимир Колокольцев

И это очень важная для нас информация . То есть, чистки в других регионах Кавказа также предполагаются и планируются. И второе, за подобными массовыми и громкими задержаниями обычно стоит сильная федеральная фигура с карт-бланшем на подобную атаку со стороны главы государства. В случае с арестами в КБР этой фигурой оказался новый глава МВД Колокольцев.

Дагестанский случай

Напомним, что в самом Дагестане столь же масштабные и массовые аресты были осуществлены еще в 1998 году. Тогда под стражу были взяты министр юстиции Дагестана Тажутдин Бижамов и начальник уголовного розыска Карабудахкентского района полковник Магомед Муртузалиев.

Силовики заверяли СМИ и общественность, что далее фамилии и положение подлежащих аресту чиновников и политиков поразят воображение наблюдателей. На самом деле, продолжение борьбы с преступностью не заставило себя долго ждать.

Следующей жертвой правоохранителей стал президент коммерческой фирмы “Маис”, председатель Республиканской партии Дагестана Магомед Алиев. Вместе с ним в махачкалинском аэропорту по возвращении из Москвы были арестованы еще пять его
сообщников – известных в республике предпринимателей.

По этому дело было обнаружено и изъято рекордное количество фальшивой валюты – 368 тыс. 900 купюр достоинством в 100 долларов США. Утверждалось, что обнаруженный силовиками подпольный «монетный двор» Алиева мог производить за ночь до миллиона долларов.

В последние два года до ареста Алиев готовил себя к активной политической деятельности, учредил газету, баллотировался на дополнительных выборах в Госдуму России по Буйнакскому округу, а со временем планировал и возглавить республику.

В том же году в Дагестане было возбуждено около 40 уголовных дел, в том числе в отношении трех депутатов Народного собрания Дагестана – главы администрации Табасаранского района Нурмагомеда Шихмагомедова, начальника управления ”Запкаспрыбвод” Эсембулата Магомедова и объявленного в розыск председателя Пенсионного фонда Дагестана Шарапутдина Мусаева. В этом же списке значился мэр Каспийска Руслан Гаджибеков и другие – всего около 58 человек.

Как писала в те годы НГ, многочисленные аресты привели к тому, что на последней сессии Народного собрания работа парламента едва не сорвалась. Трижды электронное табло показывало отсутствие кворума – в зале не присутствовали в основном депутаты, имевшие криминальное прошлое.

Как и в случае с КБР за этими громкими арестами в Дагестане также стояла влиятельная федеральная фигура – первый заместитель министра внутренних дел России Владимир Колесников.

Попытка устрашения

Колесников тогда заявлял, что «деятельность преступных групп является главной причиной социального и криминального напряжения», а остальное является «попытками увести федеральный Центр от истинного положения дел, замаскировать под национально-религиозные проблемы свою преступную деятельность и извлекаемые огромные незаконные доходы кучки лиц, фактически монополизировавших экономику Дагестана».

Как и в случае с Дагестаном, так и в случае с КБР, эксперты утверждали, что это демонстрация решимости федерального центра. Об этом же заявлял глава исследовательского центра Ramcom Денис Соколов.

“Новый Кремль хочет показать, что намерен вернуть себе контроль за происходящим в регионах Северного Кавказа”, – согласен с этой же точкой зрения член совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко.

Однако сам же Соколов отмечает, что в проявлении этой решимости, Москва все же соблюдает определенную осторожность. “Республиканские элиты – это те, на кого федеральный центр опирается на Кавказе, и резко портить с ними отношения рискованно: это разрушение системы договоренностей, которую они же сами и выстроили”, – объясняет Соколов.

Что удивительно, в 1998 году в Дагестане эксперты ожидали, что местные коррупционеры без боя не будут сдаваться. СМИ тогда сообщали, что после арестов, произведенных Колесниковым, была предпринята попытка если не покушения, то устрашения. Напротив кемпинга вблизи Махачкалы, в котором проживал Владимир Колесников, была обнаружена и обезврежена мощная морская мина со взрывателем.

Бывший первый заместитель главы МВД РФ Владимир Колесников. Фото: Коммерсант

При этом некоторые журналисты писали, что от Дагестана ожидали более отчаянного ответа криминального мира на борьбу с преступностью. Но дагестанские игроки, оказались изворотливее своих преследователей. Как написала спустя некоторое время «Независимая газета», «все уголовные дела в Дагестане были „заморожены“ по прямым указаниям из Москвы».

Уже сейчас, по данным некоторых источников, внутри дагестанских коррумпированных сообществ началось нервное оживление, попытки выйти на «нужных людей» в Кремле. Так что, связано ли сегодняшнее войсковое усиление в Дагестане и акции устрашения с желанием Москвы все же довести до конца, начатую в 1998 году работу, покажет время…

Комментарии 1