Политика

Дагестанский маховик насилия. Авиаудары, хиджабы и утренние молитвы

Согласно информации ряда федеральных СМИ с начала октября к проведению контртеррористических операций на территории Дагестана подключились войска министерства обороны России. Решение об этом совсем недавно принял Национальный антитеррористический комитет России и федеральный оперативный штаб России.

Свою лепту в процесс внесло и руководство республики, которое абсолютно никак не прореагировало на инициативы Москвы по переводу гражданского и военного противостояния на качественно новый уровень, хотя сложившийся статус уже дает о себе знать иногда совершенно неожиданным образом.

Удары для устрашения

9 октября утром все жители столицы Дагестанца услышали один за другим два мощных взрыва, а Махачкала, напомню, растянулась на десятки километров, в ней официально и неофициально проживает чуть меньше миллиона жителей. Город полнился самыми разнообразными слухами.

Одни говорили об авиационных ударах по центру населенного пункта, другие утверждали, что совершенны теракты с множеством жертв и разрушений. Панику усиливало то, что федеральное и местное телевидение передавало привычные новости однодневной давности, тот же дух царил на виртуальном пространстве.

В 7 часов 21 минут на сайте РИА «Дагестан» появилась весьма своеобразная новость: «Два мощных взрыва прогремели в столице Дагестана с интервалом в 5 минут. Как удалось выяснить нашему корреспонденту, первый взрыв прогремел примерно в 07:00, а второй около 07:05. Полиция выясняет место, где произошел взрыв. Других подробностей произошедшего пока нет».

Одной моей знакомой полдевятого утра позвонили из селения Агачаул с сообщением, что штурмовая авиация только что отбомбила лесной массив с рядом населенным пунктом, теперь тут задействованы вертолеты и большое количество сотрудников правоохранительных органов. Везде слышна стрельба, жители напуганы, но никто им ничего не объясняет.

В небо поднимались густые клубы дыма, в лесу разгорался пожар. Через два часа ряд республиканских и федеральных медийных ресурсов выдали информацию, что в районе идет спецоперация: дескать, тут заблокировали группу боевиков из 30 человек, против которых и задействованы столь мощные силы.

Мало кто понимал, почему они в одно время собрались в одном месте, зато местные жители сообщили журналистам и прочим любопытным, что в лесном массиве никого нет, а военные просто обстреливают территорию. Через день никто уже не акцентировал внимание общественности на 30 боевиках, они будто растворились в воздухе.

Теперь по Махачкале усиленно муссируются слухи об актах устрашения всех дагестанцев российской армией: смотрите, мол, мы пришли, если раньше в спецоперациях участвовали БМП и танки, теперь пришел черед штурмовой и вертолетной авиации.

В свою очередь, отдельные жители горных Унцукульского и Цумадинского районов рассказали, что в течение последнего месяца подобные облеты и бомбежки чуть ли не ежедневно случаются в их горах. Просто прилетают парами два самолета, бомбят окрестности населенных пунктов и улетают обратно. И опять все напуганы.

Уроки прошлого

Теперь другая история. 10 октября в Махачкале на утреннюю молитву в мечеть по улице Венгерских бойцов собралось около 20 прихожан. Посещение подобной и вечерней молитвы считается одним из самых благих дел верующего, к сожалению, лишь немногие способны прервать сон, чтобы отдать должное Всевышнему в мечети.

Но порыв мусульман на этот раз закончился в здании ОВД Советского района Махачкалы. Вначале культовое здание окружили сотрудники правоохранительных органов, которые арестовали прихожан и повели в структуру для фотографирования и проведения дактилоскопической процедуры.

Подобного в столице Дагестана не наблюдалось в течение последних 7-8 лет, прихожан держали в здании несколько часов, лишь после звонка из вышестоящих инстанций задержанных отпустили.

Наконец, третья история. В течение последней недели молодые женщины в исламской одежде жаловались, что их не пускают на работу в один из государственных учреждений. Притом фейс-контролем занимал сам начальник структуры, который стоял у входа в здание.

Он заставлял прекрасный пол снимать платок, хиджаб, его не устраивало и длинное платье. Открытые волосы, юбка на уровне голени и выше – вот требования самодура. Дело чуть было не дошло до драк, потом кто-то успокоил сановника, насколько долго, известно только Всевышнему.

На первый взгляд вышеприведенные три истории ничего не объединяет, но если заглянуть в недалекое прошлое, выясняется, что схожая ситуация наблюдалась и после событий лета-осени 1999 года. Только что завершилось эпопея с вторжением вооруженных боевиков из Чечни, Дагестан заполонили российские войска, везде чувствовалась победная эйфория.

Тогда кое-кто на самом высоком властном уровне, чувствуя за спиной всю мощь российских силовиков, счел, что пришел час возмездия, благо образ внутреннего врага в лице так называемых ваххабитов уже был четко персонифицирован.

В частности, в милицию десятками и сотнями приводили мусульман, их брали из дома, мечети, прочих мест. В лучшем случае, дело ограничивалось фотографированием и дактилоскопированием арестованных, в худшем, их избивали, подвергали страшным пыткам.

Верующих женщин не пускали на работу в хиджабах, их заставляли снимать головной убор, в адрес женщин звучали оскорбительные реплики.

Но прошел год-два как вчерашние униженные и оскорбленные взялись за оружие, они решили отомстить за все. Так был закручен маховик насилия, который не удалось остановить и сейчас.

Хочется надеяться, что у местных чиновников в погонах и без сегодня хватит ума и дальновидности, чтобы еще больше не раскрутить спираль насилия, ведь для российской армии Дагестан – непонятная, почти вражеская территория и полигон для испытаний нового оружия и сотрудников различных спецслужб, а для нас – это родина…

Автор: Ахмеднаби Ахмеднабиев

Комментарии 1