Политика

Сирийский вопрос с точки зрения Анкары

Политика турецкого правительства по сирийскому вопросу стремительно теряет поддержку общества. Стоит поразмыслить над тем, что послужило этому причиной.

Неверно выбранный политический курс, неспособность правительства доказать целесообразность такого курса, успехи сирийского и иранского режимов в информационной войне или же все вышеперечисленные факторы?

Какова бы ни была причина, отрицательная тенденция прослеживается во всех исследованиях. Один из недавних опросов общественного мнения показывает, что доля поддерживающих политику правительства по сирийскому вопросу снизилась до 18%.

Что означает подобная негативная картина для тех, кто формирует и претворяет в жизнь сирийскую политику? Признают ли они собственные ошибки? Или же они настаивают на том, что поступают правильно и общество со временем поймёт это? Достаточно немного присмотреться к поведению политиков и дипломатов, формирующих политику Анкары в отношении Сирии, чтобы понять, что второй вариант более близок к реальности.  Недавнее подробное интервью министра иностранных дел Ахмета Давутоглу ежедневному изданию «Хюрриет» должно было послужить ответом на критику. Утверждение министра «мы, то есть правительство, все несём ответственность» адресовано тем, кто стремился получить свою долю престижа от ведения внешней политики, которая ещё совсем недавно шла как по маслу, а теперь пытается взвалить на Давутоглу вину за появившиеся проблемы.

Очевидно, что причина всеобщего уныния заключается в том, что режим Башара Асада держится неожиданно долго, а также в том, что запад оказывает лишь незначительную поддержку в борьбе с ним. Таким образом совершенно не удивительно, что критика активно поступает как из источников внутри страны, так и из-за рубежа. Ответственным лицам, очевидно, стоит прибегнуть и к некоторой самокритике. Хотя они, естественно, ожидают, что критики дадут им высказаться в свою защиту. В этом контексте я попытаюсь, основываясь на словах надёжного высокопоставленного источника, изложить подход Анкары к сирийской проблеме, а также её отношение к Ирану и Ираку в той степени, в какой они связаны с Сирией.

Турция рассматривает события на Ближнем Востоке не с позиций конфессиональных интересов, а с точки зрения людей, их недовольства тоталитарными режимами. Турция никоим образом не создавала сирийский кризис на ровном месте, и не из конфессиональных соображений она настраивает народ против режима партии Баас.

В контексте изменений, происходящих в арабском мире, проблема возникла между народом Сирии и его правительством. Турция предпочла занять сторону народа, так как она проводит политику «ноль проблем с соседями», и именно с сирийским народом ей придётся иметь дело после падения режима. Если бы Турция пошла по пути поддержки режима, это решение имело бы краткосрочный эффект, а будущее было бы потеряно. Более того, в будущем у Турции был бы повод для стыда. Стоит заметить, что если бы Турция проводила конфессионально-ориентированную политику, она не имела бы тех близких отношений с Асадом, которые существовали ещё совсем недавно.

Турция не имеет ничего против Ирана, который поддерживает сирийский режим. Однако стратегия, которой придерживается Иран, доставляет Турции беспокойство. Турция рассматривает конфессионально-ориентированную внешнюю политику как угрозу для самой себя, региона и всего мира, и потому возражает против активного продвижения подобной политики.

В охлаждении отношений между Анкарой и Багдадом большую роль сыграла дискриминационная политика премьер-министра Ирака Нури Аль-Малики и то, какое влияние имеет на него Иран. Именно Иран является цементирующей силой шиитской коалиции, на которой основана власть иракского премьера. Претензии Турции к нему состоят не в том, что он шиит. Турция поддерживает хорошие отношения с такими шиитскими лидерами, как, например, Ияд Аллави. Проблема заключается в том, что Нури Аль-Малики ведёт себя не как премьер-министр всех иракцев и упорно проводит политику религиозной дискриминации.

Для Анкары было бы неправильно и опасно оставаться в стороне от сирийского кризиса, используя такие предлоги, как «будущее после ухода Асада неопределенно», «революция невозможна без лидера» или «оппозиция разобщена». Все те же проблемы были актуальны для Египта, Ливии и Туниса. Во всех этих странах были проведены выборы, в результате которых к власти пришли представительные правительства. Во всех эти странах действовали радикальные группировки, нам стоит ожидать этого и в Сирии. Но ведь угроза терроризма актуальна во всём мире.

В следующей статье я рассмотрю решение сирийского кризиса и покажу, что именно в Сирии представляет, с точки зрения Анкары, наибольшую опасность для остального мира.

Автор: Абдульхамит Билиджи | ZAMAN

Комментарии 1