Экономика

Риальная политика

Иранские риалы. Фото ©AFP

Экономические сложности, с которыми в последние месяцы столкнулся Иран, начинают сказываться и на политической стабильности этой страны. В минувшую среду в Тегеране прошли столкновения полиции с мелкими торговцами и менялами, оказавшимися на грани разорения из-за обрушения курса местной валюты - риала.

Тяжелая ситуация, в которой оказалась иранская экономика, во многом явилась следствием экономических санкций, введенных против этой страны Западом. Фактический запрет на импорт иранской нефти привел к тому, что Тегеран оказался без покупателей главного своего экспортного товара и, соответственно, без валютных поступлений. Это повлекло за собой острый дефицит валюты и рост ее курса, а также большие неприятности для местных импортеров, вынужденных либо работать себе в убыток, либо сворачивать деятельность. Последним ударом, окончательно подкосившим иранский импорт, стал западный запрет на проведение банковских транзакций с Тегераном. Немногочисленные местные компании, у которых еще оставались доллары, лишились даже технической возможности оплатить ввозимые из-за границы товары.

Иранский нефтяной танкер. Фото Reuters
Иранский нефтяной танкер. Фото Reuters

Из-за всего этого иранская промышленность, находившаяся в значительной зависимости от импортного сырья и комплектующих, осталась без того и другого. Заводы начали сокращать объемы производства. Даже сельское хозяйство ушло в убытки. Поскольку Иран импортировал значительную часть кормов для нужд животноводства, содержание скота или птицы оказалось не по карману многим крестьянам. При этом спрос на мясо, даже самое дешевое, резко упал: потребителям тоже пришлось затянуть пояса и перейти на вегетарианскую диету.

Обычно подобные ситуации заканчиваются девальвацией национальной валюты, резким ростом конкурентоспособности экспорта и постепенным выправлением ситуации. Но в иранском случае постепенное снижение курса риала к позитивным последствиям для экономики не привело, так как главный экспортный товар - нефть - так и остался без покупателя.

При этом руководство Ирана дало понять согражданам, что никаких улучшений им ждать не стоит. Вместо переговоров о снятии санкций оно рекомендовало местному телевидению не показывать в своих программах сцены сытных обедов, особенно если они включают в себя поедание курицы. Такое внимание скромной птице уделили из-за того, что блюда из нее были основой питания небогатого иранского среднего класса. Аятоллы сделали вывод, что просмотр каких-нибудь кулинарных шоу натощак может вызвать не только нездоровое урчание в желудках, но и опасное брожение в головах.

В общем, они оказались правы. Вопреки призывам властей держать сбережения в родных риалах, народ бросился скупать доллары. Спрос настолько превысил предложение, что на черном рынке курс иранской валюты лишь за последнюю неделю обвалился на 50 процентов, составив 36 аятолл Хомейни (тысячными купюрами) за одного Джорджа Вашингтона. Всего же с начала года риал подешевел втрое.

Правительство ответило на это в "курином" стиле: местным СМИ запретили публиковать неофициальные курсы валют, а полиция начала гонять валютчиков. Собственно, последнее обстоятельство и привело к беспорядкам на тегеранском базаре и в его окрестностях.

Тут надо подробнее остановиться на людях, которые дрались с полицейскими. В столкновениях приняли участие так называемые "базари" - мелкие торговцы, менялы, хозяева небольших мастерских, кофеен и тому подобного. Эти люди считаются местным "рабочим классом", иранским аналогом уральских рабочих. Консервативно настроенные, не слишком образованные, обладающие невысоким и средним достатком, они традиционно считаются основой режима. Политически они инертны, никаких революций и потрясений не желают, для них важны порядок и стабильность. Когда в 2009 году местная интеллигенция и студенты вышли на митинги против фальсификаций на выборах, базари смотрели на происходящее с неодобрением и в протестном движении участия не приняли. Вообще, в последний раз "раскочегарить" обитателей тегеранского базара удалось в 1979 году, когда именно их стараниями нынешние властители Ирана сбросили шаха и установили исламскую республику.

Пока правительство не мешало им работать, базари терпели экономические трудности. Но когда власти принялись закрывать обменные пункты и арестовывать владельцев, терпение их лопнуло. Митинг на базаре прошел под общим лозунгом "Долой Махмуда Ахмадинеджада". Президента критиковали и за провальную экономическую политику, и за помощь Сирии, и за неспособность договориться о снятии санкций, и за обвал курса риала. По свидетельствам очевидцев, 3 октября базар практически прекратил работать, поскольку абсолютное большинство торговцев выразили солидарность с митингующими и закрыли свои лавки.

При этом надо отметить одну важную деталь: полиция, разгоняя базари, действовала как можно более аккуратно, стараясь не слишком злить своих оппонентов. Задержаны были всего 16 человек, что по местным меркам сущие пустяки. Иранское правительство лучше других знает, во что может вылиться гнев тегеранского базара. О серьезности отношения властей к произошедшему свидетельствует тот факт, что иранское телевидение ни словом не обмолвилось о беспорядках. Полиция даже не сообщила, сколько людей приняли в них участие.

Акция протеста в Тегеране, 2009 год. Архивное фото (c)AFP
Акция протеста в Тегеране, 2009 год. Архивное фото (c)AFP

В четверг жизнь в иранской столице вернулась в обычное русло, а местные СМИ напечатали короткие сообщение о том, что беспорядки устроили какие-то "подозрительные элементы", которые вскоре "понесут заслуженное наказание". Вполне возможно, что так оно и будет, однако устраивать настоящие репрессии против базари власти не решатся, так как это лишит их поддержки со стороны пока еще наиболее лояльного класса.

Тут, правда, есть еще один тонкий момент: на фоне тяжелого экономического кризиса и международной изоляции в правящей элите Ирана обострились внутренние противоречия. Борьба ведется между президентом с одной стороны и верховным лидером Али Хаменеи с другой. Причем Ахмадинеджад в этой борьбе терпит поражение за поражением: лишь на прошлой неделе местный суд отправил в тюрьму его советника по связям со СМИ Али Акбара Джаванфекра. В этой связи события на тегеранском рынке могут быть использованы противниками президента для его дискредитации. Иранской элите сейчас очень нужен "козел отпущения", на которого можно было бы одним махом свалить все свои неудачи. Ахмадинеджад, которому осталось работать президентом менее года, идеально подходит на эту роль.

Однако трудно представить, что даже импичмент президента может успокоить иранцев, которые остались и без курицы, и без валюты, и без надежды на улучшение ситуации. В условиях свободного падения риала и иранской экономики выступление базари может стать лишь первым проявлением начинающегося политического кризиса, чреватого серьезными беспорядками. В 2009 году, задолго до кулинарных телезапретов, справиться с волной протестов удалось лишь при полном напряжении карательных органов иранского режима. В 2012 году, когда вся страна вынуждена жевать овощные салаты, эта задача может усложниться. Ведь даже полицейские любят куриные отбивные.

Автор: Иван Яковина

Комментарии 0