События

Приговор уже читается между строк?

Нашумевшее дело Фанзиля Ахметшина, активиста благотворительной миссии «Дети Сомали», приближается к развязке. Обвинение не смогло предъявить на суде весомых доказательств вины башкирского мусульманского деятеля, сообщает защита. Корреспондент WordYou.Ru Юлия Ахмедова рассуждает о перспективах этого процесса.
 
Исполнилось 10 месяцев с тех пор, как Фанзиль Ахметшин оказался в заключении в СИЗО. Это произошло сразу после приезда Фанзиля из Сомали, куда он ездил в составе турецкой гуманитарной миссии, чтобы помочь самым нуждающимся беженцам в лагере Дахаб. Но вернувшись из поездки, Ахметшин попал в тюрьму по обвинению в «контрабанде наркотиков» и «экстремизме».
 
Не там сели

Слушания в уфимском районом суде проходят каждую неделю. Активиста благотворительной миссии «Дети Сомали» Фанзиля Ахметшина судят по трем статьям – 228-ой – «хранение наркотиков», 188-ой – «контрабанда наркотических средств» (которой, надо сказать, уже не существует в УК РФ) и знаменитой «экстремистской» 282-ой.

Каждый раз на слушанья к суду приезжают сторонники Фанзиля, но в зал заседаний их пускают 3-4 человека максимум. Объясняют тем, что в помещении мало мест. Впрочем, когда заседания проходили в зале побольше, их не пускали под другим предлогом, мол, надо оставить места для студентов-юристов.

Все, что было не со мной – помню…

Пока все заседания проходят в утомительных допросах свидетелей обвинения. Говорят они довольно бойко, как по «написанному». Но, что странно, как только дело доходит вопросов защиты и самого Фанзиля, они начинают мучительно думать, отвечать невпопад или применять традиционное – тут помню, а вот тут нет.

К примеру, понятые, присутствовавшие при обыске Фанзиля в уфимском аэропорту, легко описали, как все происходило – даже вспомнили точное время начала обыска. Один из друзей Фанзиля, на условиях анонимности, заметил, что на первом допросе, спустя всего 20 дней после ареста, оба понятых мало что могли вспомнить. А почти год спустя вдруг обрели потрясающую память.

Сам Фанзиль, пока свидетели рассказывали, как фсбшники «извлекали наркотик», беспокойно вертелся на скамье подсудимых, возмущенно качал головой и невольно пытался прервать свидетельствовавших. Едва дождавшись окончания допроса, Ахметшин возмутился: «Удивительно, понятые повторяют друг друга, как под копирку! Никого это не удивляет? Я понимаю, что за этим всем кто-то стоит».

«Понятно же, что все это фсбшники подстроили!» – не вытерпел один из товарищей активиста.

Судье эта версия явно не понравилась: ну разве в России можно завербовать Фемиду? И она тут же удалила нарушителя судебного процесса.

Другие свидетели – загадочные граждане Узбекистана, которым Фанзиль якобы передавал диски с запрещенной литературой, в суде так и не появились. Более того, не нашлось никаких документов, подтверждающих, что один из них когда-либо находился на территории Российской Федерации.

Адвокат Ахметшина Наталья Перевышина беспокоится, что в их отсутствие прокурор настоит на том, чтобы зачитать их письменные свидетельства. Конечно, это будет незаконно, так как от явки в суд свидетели все же не отказались. Но о законности в этом процессе защита предпочитает говорить только в ироничном тоне.

Орган безопасности был бледен

А по 282-ой Ахметшина допрашивали начальника второго отдела УФСБ РБ Тимура Хаматова. Молодой человек чеканным голосом начал рассказывать об «экстремизме» Ахметшина. Манерами он больше напоминал рекламного агента, убеждающего эскимосов купить холодильник. Продемонстрировал массу фотографий, «документов» с планами проведения различных мероприятий и встреч, организованных Курултаем Башкортостана, зампредом которого является Ахметшин.

Продемонстрировав фотографию, где изображены люди (в том числе, и Фанзиль) в камуфляжной форме, Хаматов заверил присутствующих, что это явно свидетельствует о… пропаганде джихада, которую вел Фанзиль.

«Эта фотография 2006 года. Мы были на сборах, организованных военкоматом, – спокойно пояснил Фанзиль. – Я тогда и мусульманином, к сожалению, не был, и уж точно ни к чему не призывал».

Однако Хаматов не сдавался и показал суду план проведения спортивного мероприятия, под прикрытием которого Фанзиль также «проповедовал салафизм и острую необходимость джихада». И тут адвокат Ахметшина  заметила, что даже если ее подзащитный что-либо проповедовал – салафизм в России не запрещен, а джихадом называют и борьбу со своими пороками.

Но суровый чекист настаивал – Ахметшин проповедовал ваххабизм и вооруженную борьбу. «Это читается между строк», – значительно пояснил он. «Ах, между строк…. А я думала на суде необходимо предоставлять доказательства», – с улыбкой произнесла адвокат. И тут же получила замечание от судьи за «ироничность». Мол, о чем вы говорите, какие доказательства нужны очевидному.

К концу третьего часа допроса «междустрочный пыл» (или пир духа) щеголеватого начальника второго отдела закончился, и он сошел с трибуны  удрученный, и видимо, с сознанием невыполненного долга.

«Мы фактически сделали Хаматова свидетелем защиты, – пояснила Наталья Перевышина. – Он признал, что у него нет ни одного явного доказательства «экстремистской» деятельности Фанзиля».

Кому служит героин нашего времени

По «наркотическим» статьям главными свидетелями обвинения являются тоже работники ФСБ, задержавшие   Ахметшина в уфимском аэропорту в ноябре 2011 года. В ходе допроса выяснилось, что сотрудникам ФСБ было заранее известно о «контрабанде» полутора грамма опия, который Фанзиль «приобрел» в Турции.

Однако на вопрос защиты, почему же спецоперация по поимке «наркоторговца» в нарушение международных правил проходила без участия сотрудников турецких правоохранительных сил, фсбшники ответа не нашли.

«А почему вы так уверены, что он приобрел наркотик в Турции? Как вы это докажете? Может, у него там плантация, может, он его самостоятельно выращивает», – наседала на растерянных правоохранителей адвокат Фанзиля Наталья Перевышина.

Свидетели смущенно пояснили, что «оперативная информация» имелась у начальника УФСБ РФ по республике Башкортостан Виктора Палагина (того самого, которого активно критиковал Фанзиль), а им никакие подробности – неизвестны.

Не смогли ответить свидетели и на вопрос самого Фанзиля Ахметшина – почему его не задержали сразу, как только он сошел с самолета, а позволили пройти паспортный контроль, войти в переполненный людьми зал ожидания, а после ареста оставили без наблюдения целых три часа.

«Как же вы позволили мне три часа спокойно сидеть. А если бы я уничтожил эти наркотики? Вы не считает, что вы халатно работаете?» – возмущенно спросил Фанзиль.

Работники ФСБ мудро предпочли промолчать.

ФАРСовщики

Но, несмотря на все «ляпы» обвинителей, защита беспокоится, что процесс все же может закончиться обвинительным приговором. Сам Фанзиль старается держаться бодро, но с каждым заседанием становится все мрачнее и задумчивее.

Приговоры у нас, как и показания, пишутся заранее. И в одном месте.

Комментарии 3