События

Испанское пробуждение

25 сентября в Мадриде прошла акция «Захвати парламент!». В ней участвовало около 15 тысяч человек. Речь шла не о захвате парламента, а о его символическом окружении по периметру полицейского кордона. Несмотря на мирный характер протеста, полиция через час после начала акции попыталась, но безуспешно, разогнать сходящихся к парламенту людей. Через несколько часов полиция возобновила разгон — в результате более 60 человек было ранено, один из них находится в больнице в тяжёлом состоянии из-за увечья шейных позвонков.

По ходу протеста внутри парламента шла сессия. Некоторые левые депутаты вышли на улицу пообщаться с народом — полиция их отлупила по ошибке, вкупе с демонстрантами. Три депутата из коалиции «Объединённые левые» («Izquierda unida») покинули сессию, по их словам, «в знак интернациональной солидарности».

Со стороны правительства и правящей партии правых «Народная Партия» («Partido Popular») идёт криминализация протеста. В частности, акция 25 сентября за несколько дней до этого была ими публично охарактеризована как «попытка государственного переворота» и «политический нажим на депутатов, который будет преследоваться по статьям закона». Основной леволиберальный рупор — газета «El País» («Страна») — от имени «прогрессистов», в свою очередь, журила протестное движение за то, что оно ставит под сомнение легитимность парламентско-электоральной системы.

Уличное протестное движение против нынешней политической системы началось в мае 2011 года. Оно носит название «Движения 15 мая» или «Движения возмущённых». Оно-то и стоит за акцией 25 сентября. Это движение носит ассамблейный уличный характер. Оно уже распространилось на всю Испанию и организовано в городах по районам. Поскольку движение идёт снизу и носит демократический характер, для власть предержащих оказалось невозможным приручить «возмущённых», что и заставляет их делать ставку на усиление репрессий.

Очень быстро набирает силу политическое самосознание движения протеста, которое уже постоянно действует совместно с профсоюзами анархо-синдикалистов Национальной Конфедерацией Трудящихся (CNT — Confederación Nacional de Trabajo) и Общей Конфедерацией Трудящихся (CGT) и независимыми профсоюзами. Два основных профсоюза Испании: Общий Союз Трудящихся (UGT — Unión General de Trabajadores), завязанный на Социалистическую Рабочую Партию Испании (PSOE) и Рабочие Комиссии (Comisiones Obreras) тесно срослись с властью и коррумпированы; их руководители согласны на большие уступки и «затягивание поясов» трудящихся для оплаты долга и «выхода из кризиса». Тем не менее, нажим улицы растёт, и даже они начинают радикализовываться. Протестное движение и анaрхо-синдикалисты хотят заставить руководство этих профсоюзов примкнуть к всеобщей забастовке, готовящейся на 29 октября.

На настоящий момент наиболее радикальным профсоюзом в Испании стал Андалузский Профсоюз Села (SAT — Sindicato Andaluz del Campo). Он превратился в настоящее знамя социальной борьбы. Земля в Андалузии традиционно находится в руках крупных латифундистов, и SAT регулярно проводит «оккупацию» земель. Он опирается на глубокие революционные традиции. Андалузия была одним из самых отсталых регионов Испании (а на настоящий момент по статистике в Испании 10 миллионов человек живёт ниже черты бедности), в XIX веке там шли постоянные бунты батраков. Специально для борьбы с ними в том же веке была создана Гражданская гвардия (Guardia civil) — военизированный полицейский корпус, особо прославившийся репрессиями при Франко.

SAT открыто апеллирует к классовой борьбе и к «экспроприации экспроприаторов» (в частности, были проведены акции по захвату супермаркетов и раздаче еды беднякам). Как недавно заявил молодой и динамичный лидер профсоюза Диего Каньямеро:

«В Андалузии многие возомнили себя средним классом, сейчас по ходу кризиса, они поняли, что они пролетарии, у которых, кроме собственной рабочей силы ничего нет».

25 сентября в Севилье, столице Андалузии также был окружён местный парламент (по ходу «демократизации» Испания была разделена на 14 «автономий», каждая со своим местным парламентом и бюрократической машиной). Акцию организовала местная «платформа 25 сентября» и SAT, а в парламенте как раз шло рассмотрение очередного эпизода расследования о коррупции местной администрации.

В зачитанном перед собравшимися манифесте организаторов говорилось:

«Мы осознаём, что то, что они называют „демократией“ не более чем диктатура рынков, то есть банкиров, крупных бизнесменов, владельцев, спекулянтов, тех, кто наверху. Тех, кто спровоцировал этот кризис и выиграл на нём.

Они правят нами через своих марионеток — политиков. Это те, кого мы должны скинуть. Но мы не наивны. Мы понимаем, что этой символической акцией мы не сможем добиться отставки ни одного парламента, ни одного правительства. Мы знаем, что сначала мы должны набрать больше силы, создать больше народной мощи, и тогда вернуться сюда, чтобы сделать нашу революцию и построить новое общество, более гуманное и лучшее, более справедливое и единое, где стратегические сектора экономики будут общественными, а не частными».

В конце манифеста говорилось:

«Сегодня мы окружили испанский конгресс и андалузский парламент, чтобы ударить туда, где им больнее, и без комплексов указать, что политическая власть — цель всякого революционного движения.

Пусть они уходят! Но пасаран! Да здравствует сопротивление нашего народа! Мы победим (Venceremos)! Да здравствует свободная Андалузия, солидарная и революционная! Вперед, товарищи, будем бороться за истинную демократию!».

Руководитель SAT Диего Каньямеро в заключение сказал:

«Это момент революции, это момент для социального преобразования, нужно обрушить стены этого прогнившего капитализма и бороться за новое общество, где людям не надо будет страдать, чтобы жить».

Собравшиеся спели гимн Андалузии — «за народы Испании, но не за Испанию».

28 сентября прошла всеобщая стачка в Стране Басков (Эускади), организованная баскскими радикальными профсоюзами и анархо-синдикалистами.

Недавние массовые манифестации в Португалии заставили правительство страны, хотя бы и временно, остановить процесс урезания социальных расходов, зарплат, увеличение налогов и т. д. для оплаты долга. В Испании, наряду с протестом против политики так называемой «европейской тройки» — Евросоюза, МВФ и Европейского Центрального Банка, и шире, против неолиберальной экономической политики, растут требования «начать новый конституционный процесс», поскольку испанская «перестройка» — «transición democrática» после смерти Франко, на самом деле, была обманом. Франко оставил нам в наследство короля, а политическую власть давно делит между собой парламентская мафия по схеме двухпартийной системы. Как скандируют манифестанты: «PSOE (социалисты) и PP (правые — Partido Popular) — Одно говно!».

Протестная молодёжь, которой всё больше (безработица в её рядах выше 50%), не знавшая другого режима, кроме «демократического», настроена поголовно республикански. Трёхцветные республиканские знамёна соседствуют на демонстрациях с анархистскими чёрно-красными, красными и знамёнами «автономий», но всегда украшенными красной звездой радикалов. Кроме всегдашних леворадикальных групп, большинство проходит школу борьбы в атмосфере уличных ассамблей и прямой демократии. Среди этого нового поколения выделяется платформа «Молодёжь без будущего», лозунг у них простой — «Без работы, без жилья, без страха!».

Вождь страны Мариано Рахой Брей (мальчик на побегушках у Евросоюза) способен только апеллировать к «молчаливому большинству», которое, мол, его понимает и поэтому не выходит на улицы. За это большинство и идёт борьба.

Автор: Артуро Мариан Льянос

Комментарии 0