Общество

Он не уйдет. Пока не придет свобода

Халед Машаль принял решение уйти со своего поста. Но уйдет ли он с поста главы политбюро ХАМАС или не уйдет, - это ничего не изменит, ни в жизни самого Халеда, ни в жизни ХАМАС, ни в жизни всего палестинского народа. Но что же изменится от возможной перемены «порядковых номеров» лиц? Над этим вопросом размышляет журналист Надежда Кеворкова, неоднократно встречавшаяся с Халедом Машалем.

Все ныне существующие организации «Братьев-мусульман» устроены по-разному. Между египетскими братьями (их еще называют на арабский манер – ихванами) и сирийскими, к примеру, различия достаточно существенные и принципиальные.  Они касаются как внутреннего устройства, так и внешних контактов.

Палестинское движение ХАМАС, хоть и вышло из ихванов, остается именно палестинским – по культуре, духу, дисциплине, тщательности подбора состава руководства, уровню образования, традиции взаимовыручки и системе взаимодействия. Оно отличается и от египетского, и от сирийского движения.

Костяк его рассредоточен по многим странам, все члены руководства связаны друг с другом, и решения принимаются согласовано и совместно.

Такое важное решение, как уход Халеда Машаля ни при каких обстоятельствах не могло быть принято им лично без консультаций с другими, не могло быть продиктовано «усталостью» или «расхождениями», как это пытаются представить в западных СМИ. Это скорее риторика их политических врагов и попытка разгадать тактические ходы, которые готовит ХАМАС.

Также важно понимать, что в движении не организуются «утечки».

Если Халед Машаль смог убедить членов политбюро, что его уход с первой позиции необходим, то и решение о том, как довести это до палестинского народа обсуждается и принимается сообща.

Вечность – привилегия неодушевленных предметов

Мусульмане руководствуются принципом, изложенным в хадисе, согласно которому власть не должна быть у того, кто её жаждет. Понятно, что это идеальный принцип, которому трудно следовать в несовершенной жизни. У мусульман, как и у других людей, существует восхищение лидером, харизматичной личностью и  нежеланием близкого окружения вступать в область перемен.

При желании можно легко организовать общественный ритуал «просьб остаться на посту» и т.д.  Но ХАМАС с самого начала был организован так, чтобы не возникло искушения бессменного лидерства. Именно поэтому руководство ХАМАС осуществляет политбюро.

Несомненно, соратники Халеда просили его остаться.

Несомненно, он отклонил эту просьбу. Но не потому, что он устал или не согласен с чем-либо.

Но потому, что решение принято.

Палестинские лидеры не уходят на пенсию, пока Палестина не свободна.

А если Он придет в ООН?

В исламское братство Машаль пришел в 15 лет – в возрасте, когда большинство палестинцев делают свой политический выбор – выбор группировки, движения, партии, которым они верны.

Популярность Халеда Машаля сегодня можно сравнить разве что с популярностью Ясира Арафата тех времен, когда тот выступал в ООН.

Несомненно, и то, что среди ихванов самым известным, узнаваемым и харизматичным является Машаль. Так что предполагать, что Халед отходит от дел, по меньшей мере, наивно.

Даже перестав быть главой политбюро, Халед Машаль останется чрезвычайно влиятельной фигурой в политбюро и в движении. Без него никакие решения не будут приниматься и в дальнейшем.

Все те, кто, возможно, заменят  его на посту главы политбюро –  соратники, хотя и не обладают, на чей-то взгляд, такой харизматичностью, которая свойственна Халеду.

Муса абу Марзук (его предшественник на посту главы политбюро 16 лет назад), Исмаил Хания (премьер в секторе Газа) и другие возможные кандидаты на роль главы политбюро за последние годы набрали опыт общения с различными политическими силами, тайно и официально пытавшимися договариваться с ХАМАС.

В большую международную политику ХАМАС вывел именно Халед Машаль. Напомню, что беспрецедентным политическим подарком движению стало приглашение Владимиром Путиным делегации ХАМАС в Москву в 2006 году и встреча Халеда Машаля с Дмитрием Медведевым в 2010 году в Дамаске.

Самый страшный сон врагов Палестины – это в кулуарах обсуждаемый вариант, что харизматичный Халед Машаль войдет в число тех, кто будет представлять Палестину в ООН.

Что принесла в Палестину «Арабская весна»?

ХАМАС, ФАТХ, Народный фронт и другие палестинские группы – это не буржуазные партии, привычно сменяющие друг друга у кормушки власти, надоевшие народам республиканцы-демократы или тори-виги.

Палестинцы отдают свои предпочтения тем, кто наиболее адекватно выражает их волю.

Была эпоха, когда лидерами палестинцев были Народный фронт, ООП и ФАТХ, ведшие партизанские бои по всему миру, захватывавшие самолеты и министров  ОПЕК в полном составе.

Эта эпоха прошла, когда ООП пошла на громадные уступки ради образования Палестинской автономии.

Движение ХАМАС с самого начала принципиально отказалось от проведения каких-либо боевых акций вне пределов Палестины, а после победы на выборах 2006 года оно отказалось и от военных действий.

Многие салафиты ставят это в вину ХАМАС, развернув своего рода кампанию по дискредитации палестинцев и ихванов на фоне сирийских событий.

Лидеры ХАМАС никогда не участвуют в публичном обсуждении тех или иных религиозных групп. В движении полагают, что подобная критика происходит просто от непонимания того, в каких условиях существуют палестинцы.

До ХАМАС ни одна палестинская группировка никогда не была частью какой-либо интернациональной организации.

Эпоха арабских революций поставила всех ихванистов в некую зависимость от их революционных успехов. Пока этих успехов немного, особенно в деле снятия блокады Газы: несмотря на победу братьев-мусульман в Египте и многочисленные обещания, блокада сектора Газы продолжается, а ситуация в секторе все более критическая.

Ведь раньше, даже несмотря на блокаду, небольшой ручеек помощи приносил в Газу медикаменты и продукты в Газу, а теперь исламский мир  поглощен празднованием своих революций и не замечает все умножающиеся беды палестинцев.

Возможно, если ихваны не смогут добиться никаких существенных прорывов, то ХАМАС придется дистанцироваться от них или они потеряют свой авторитет в палестинском обществе.

Повторю:  члены политбюро ХАМАС и Халед Машаль – слишком опытные политики, чтобы на пике своих политических успехов ставить судьбу движения и палестинского народа в зависимость от хитросплетений западных проектов по погружению исламского мира в нескончаемый хаос и войну всех против всех.

Буква и дух палестинского вопроса

На эту тему существует масса теорий – экономических, политических, геополитических и прочих. Все они потерпели фиаско.

Исламский и христианский мир рассматривает палестинский вопрос как вопрос религиозный, связанный с финализмом истории.

Палестинский вопрос объединяет, а не разъединяет. По нему выработан безусловный консенсус в исламском мире.

Консолидирует он и тех, кто является сторонником Израиля, подверстывая к его решению христианских сионистов в США и на Западе.

Напомню, что день солидарности с Аль-Кудс в последнюю пятницу Рамадана предложил мусульманам всего мира отмечать лидер Исламской революции имам Хомейни в 1979 году. Прошло тридцать три года, и Организация Исламская конференция признала день Аль Кудс.

В политическом аспекте палестинский вопрос стоит на трех требованиях:

- столица в Иерусалиме

- границы

- возвращение беженцев.

Определяют политические симпатии палестинской улицы беженцы – 5 миллионов человек.

В каждом из десятков лагерей палестинских беженцев представлены все группировки и партии.

Самое большое количество палестинских беженцев проживает на территории Сирии – около полумиллиона. Так получилось исторически, что именно в Сирии палестинцы были приняты по-братски, нашли самую большую поддержку.

Когда полтора года назад Сирия начала погружаться в гражданскую войну, палестинцы стали заложниками ситуации. Своего рода заложником становился и ХАМАС, поскольку его главная штаб-квартира располагалась здесь.

Год назад Халед Машаль покинул Дамаск, где от палестинцев  ход событий требовал вовлеченности в военный конфликт на стороне властей или восставших.

Палестинцы уже много раз переживали подобную драму, когда их пытались использовать в чужих политических играх.

Так было в Ливане во время Гражданской войны. Так было в Иордании. Так было и в ходе восстания против оккупации в Ираке. В результате положение палестинцев в этих странах становилось все тяжелее.

Так что в палестинском обществе и партиях существует консенсус о неучастии в чужой войне.

Безвыходная ситуация иногда указывает верный путь

На площади Тахрир все мои революционные собеседники уверяли меня, что первым вопросом после победы будет прекращение блокады сектора Газы.

Когда я разговаривала с сирийскими беженцами и бойцами сирийской оппозиции в Турции, они обещали решить палестинскую проблему через неделю после победы.

Судя по всему, Халед Машаль, ХАМАС и палестинское общество сохранили еще меньше надежд на решимость и способность революционных масс в регионе ставить и решать хоть какие-либо политические задачи.

Вот поэтому ХАМАС и перегруппировывается.

Автор: Надежда Кеворкова

Комментарии 0