Политика

Верховный суд подтвердил право полиции применять силу

Верховный суд принял постановление, в котором говорится, что применение силы полицейскими во время массовых акций не является нарушением закона. При этом сопротивление сотрудникам органов со стороны граждан не может считаться необходимой самообороной, если действия полицейских признаны законными. Представители Общественной палаты находят такое решение логичным, но обращают внимание на то, что сила должна быть пропорциональной нарушениям.

 

Сила полиции в рамках закона

Согласно принятому в четверг постановлению пленума Верховного суда (ВС) России полицейские и сотрудники других правоохранительных органов не нарушают закон, когда применяют силу, охраняя общественный порядок на массовых акциях. В своем постановлении об использовании законодательства в делах, связанных с применением необходимой обороны, пленум указал, что полицейские, чьи действия правомерны, не подпадают под соответствующие положения Уголовного кодекса РФ, передает «Интерфакс».

«Правомерные действия должностных лиц, находящихся при исполнении своих служебных обязанностей, даже если они сопряжены с причинением вреда или угрозой его причинения, состояние необходимой обороны не образуют – применение в установленных законом случаях силы сотрудниками правоохранительных органов при обеспечении общественной безопасности и общественного порядка и др.», – говорится в постановлении.

Судья ВС Валерий Степалин отметил, что ранее обсуждался пункт проекта постановления пленума о допустимой защите от заведомо неправомерных действий сотрудников правоохранительных органов. «Однако на сегодняшнем принятии проекта пленума этот пункт был исключен, так как он требует определенной доработки, в частности, касающейся специфики применения оружия», – сказал он.

Напомним, в конце июня стало известно, что в проекте постановления пленума ВС РФ содержится пункт, допускающий активное сопротивление незаконным действиям сотрудников полиции. «Граждане имеют право на применение активных мер защиты и против преступных действий должностных лиц; например, допустима защита от заведомо незаконного применения силы со стороны сотрудников правоохранительных органов», – говорилось в проекте постановления пленума Верховного суда.

Вместе с тем в документе отмечалось, что необходимой обороной не должна считаться защита от правомерных действий должностных лиц, «даже если они сопряжены с причинением вреда или угрозой его причинения (применение в установленных законом случаях силы сотрудниками полиции при обеспечении общественного порядка)».

Председатель комиссии по проблемам безопасности граждан и взаимодействию с системой судебно-правоохранительных органов Общественной палаты (ОП) России Анатолий Кучерена заявил газете ВЗГЛЯД, что Верховный суд справедливо признал действия полицейских законными.

«Действия полицейских четко прописаны в действующем законодательстве, в том числе законе “О полиции”. И если действительно, на что справедливо обратил внимание Верховный суд, эти действия были признаны законными, то такого полицейского привлекать к ответственности недопустимо. Это абсолютно справедливо с точки зрения действующего законодательства, потому что мы прекрасно понимаем, что человек в форме, который выходит на службу, в первую очередь должен обеспечить общественный порядок. И если есть лица, которые пытаются дестабилизировать общественный порядок, то главная задача полицейского – пресечь подобные нарушения общественного порядка, дабы это не повлекло за собой нарушение прав и свобод других граждан, которые никакого отношения к тем или иным массовым мероприятиям не имеют», – сказал Кучерена.

Как он отметил, это могут быть не только массовые мероприятия, может быть любой инцидент на улицах, и, соответственно, в данном случае главнейшей задачей полицейского является обеспечить нашу с вами безопасность, соблюдение общественного порядка.

Член комиссии по проблемам безопасности граждан и взаимодействию с системой судебно-правоохранительных органов Общественной палаты России Ольга Костина также отметила, что в решении ВС нет ничего неожиданного.

«Если вчитываться в текст, то, конечно, Верховный суд абсолютно прав. Ключевые слова здесь – “в рамках закона”. Соответственно, речь идет о ситуациях, когда полицейские вынуждены вмешиваться в какие-то события, где нарушают закон, и зачастую это действительно приводит к столкновениям», – сказала газете ВЗГЛЯД Костина.

Однако общественный деятель заметила, что внимание надо акцентировать не на правомерности или неправомерности применения силы полицейскими, а на том, что применение силы должно быть сопоставимым: "Хотела бы обратить внимание – на этом же акцентирует внимание и руководство МВД, – что никакое применение полицейским силы, даже оправданное законом, не должно быть избыточным. В любом случае, когда полицейский во время пресечения того или иного нарушения закона принимает решение о том, что он вынужден идти на силовой вариант, он должен взвесить размер своего усилия с размером содеянного. Думаю, что, если этот баланс в нашей стране каким-то образом удастся отрегулировать, никаких претензий к полицейскому ведомству не будет", – считает Ольга Костина.

Коллега Костиной по комиссии Общественной палаты адвокат Генри Резник отметил, что «по Конституции граждане обязаны подчиняться только законным требованиям сотрудников милиции, а незаконным требованиям – не обязаны».

«Другой вопрос, что реакция должна быть адекватна. Если полицейский говорит: “Пройдемте”», – гражданин спрашивает, за что, а полицейский отказывается что-либо объяснять, то человек не обязан с ним идти. Но он и руки распускать не должен. Если полицейский будет применять силу, затем устанавливается незаконность действий,  сотрудники идут по определенной статье, поскольку они нарушили закон. Человек не обязан идти, потому что ему обязаны объяснить почему. Но в такой ситуации, особенно когда там парочка полицейских, доказать свою правоту гражданину будет трудно, они все состряпают в нужном им виде. Нужно сказать: «Я подчиняюсь грубой силе, но ваши действия неправомерны», – сказал газете ВЗГЛЯД Резник.

Он отметил, что при разгоне массовых беспорядков «нужна сила в обязательном порядке». «Справиться с буйствующей толпой можно только применением силы. Но опять же – адекватность. Извините меня, “забил до смерти”. Всегда есть пропорциональность, соотношение нарушения и мер воздействия со стороны власти. Вы никуда не уйдете от этого. Руководство МВД, естественно, должно воспитывать психологическую устойчивость и говорить об адекватности применения мер в зависимости от характера нарушения», – пояснил член Общественной палаты.

Кроме того, согласно постановлению пленума, при задержании любой гражданин России, не опасаясь санкций, может применить силу к преступнику. В документе отмечается, что «задержание лица, совершившего преступление, в целях доставления его в органы власти выступает одним из средств обеспечения неотвратимости уголовной ответственности и пресечения совершения им новых преступлений».

Пленум обратил внимание нижестоящих инстанций на важность разграничения необходимой обороны от причинения вреда при задержании преступника. "Если в процессе задержания задерживаемое лицо совершает общественно опасное посягательство, в том числе сопряженное с насилием, опасным для жизни задерживающего его лица или иных лиц, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, причинение вреда в отношении задерживаемого лица следует рассматривать по правилам о необходимой обороне. К лицам, совершившим преступление, следует относить лиц, совершивших как оконченное, так и неоконченное преступление, а также соучастников соответствующего преступления. При этом наличие вступившего в законную силу обвинительного приговора в отношении таких лиц не является обязательным условием при решении вопроса о правомерности причинения им вреда в ходе задержания", – говорится в постановлении.

В документе говорится, что «превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью». Пленум постановил квалифицировать убийство, совершенное при превышении пределов необходимой самообороны или при задержании злоумышленника, как преступление, но по неосторожности (ст. 108 УК РФ), даже если оно совершено сотрудниками правоохранительных органов.

Как разъяснил Валерий Степалин, следует иметь в виду, что обороняющееся лицо из-за душевного волнения, вызванного посягательством, не всегда может правильно оценить характер и опасность посягательства и, как следствие, избрать соразмерные способ и средства защиты.

Капканы и ловушки – не самооборона

Пленум Верховного суда России в своем постановлении также разъяснил, как трактовать статью Уголовного кодекса о необходимой обороне. Согласно документу, человек, спровоцировавший нападение на себя, а затем причинивший вред противнику, не должен считаться оборонявшимся. «Не может быть признано находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое спровоцировало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий: для причинения вреда здоровью, хулиганских действий, сокрытия другого преступления и т. п. Содеянное в этих случаях должно квалифицироваться на общих основаниях – как причинение вреда здоровью и др.», – отмечается в постановлении.

Как говорится в постановлении, «состояние необходимой обороны» наступает в случае «общественно опасного посягательства». Общественно опасным посягательством могут считаться и действия, не сопряженные с насилием, которые «с учетом их содержания могут быть предотвращены или пресечены путем причинения посягающему вреда». «К таким посягательствам относятся, например, умышленное или неосторожное уничтожение или повреждение чужого имущества, приведение в негодность объектов жизнеобеспечения, транспортных средств или путей сообщения», – поясняется в постановлении.

К необходимой обороне, отметил ВС, можно прибегнуть и в случае, если есть лишь реальная опасность посягательства. «Состояние необходимой обороны может быть вызвано общественно опасным посягательством, носящим длящийся или продолжаемый характер: например, незаконное лишение свободы, захват заложников, истязание и т. п. Право на необходимую оборону в этих случаях сохраняется до момента окончания такого посягательства. Необходимая оборона может быть признана правомерной независимо от того, привлечено ли посягавшее лицо к уголовной ответственности, в том числе в случае защиты от посягательства лица в состоянии невменяемости или лица, не достигшего возраста, с которого наступает уголовная ответственность», – отмечается в документе.

Пленум постановил, что не может признаваться находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, причинившее вред другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-то деяния, предусмотренного УК РФ, но заведомо для лица, причинившего вред, в силу малозначительности не представлявших общественной опасности.

Верховный суд отметил, что при защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, обороняющееся лицо вправе причинить любой по характеру и объему вред посягающему лицу.

«Судам необходимо различать состояние необходимой обороны и состояние мнимой обороны, когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство и лицо ошибочно предполагает его наличие», – постановил пленум.

Как говорится в документе, «в случаях правомерного причинения вреда в состоянии необходимой обороны или при задержании лица, совершившего преступление, основанием вынесения оправдательного приговора или прекращения уголовного дела является отсутствие в деянии состава преступления». «Вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, не подлежит возмещению, если при этом не были превышены ее пределы», – говорится в документе.

Между тем пленум ВС постановил, что необоснованное применение к людям капканов и других автоматических ловушек уголовно наказуемо. «Правила о необходимой обороне распространяются на случаи применения автоматически срабатывающих или автономно действующих средств или приспособлений для защиты охраняемых уголовным законом интересов от общественно опасных посягательств. Если в указанных случаях причиненный посягавшему лицу вред явно не соответствовал характеру и опасности посягательства, содеянное следует оценивать как превышение пределов необходимой обороны», – говорится в тексте документа.

Там отмечается, что «при срабатывании – приведении в действие – таких средств или приспособлений в условиях отсутствия общественно опасного посягательства содеянное подлежит квалификации на общих основаниях», то есть как причинение вреда здоровью различной степени тяжести.

 





 
 
Автор: Елена Сидоренко, Роман Крецул, "Взгляд"

Комментарии 2