Их нравы

Еще одна легенда начальника РИСИ Р. Сулейманова: "Конечная цель мифической «Нурджулар» - построение халифата"

На вопросы публициста Гамзата Магомедова отвечал начальник Приволжского (Казанского) центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований (РИСИ) Раис Сулейманов.

О деятельности радикалов из псевдоисламских сект. О том, какие действия должен предпринять федеральный центр на Северном Кавказе и в Татарстане для противодействия экспансии ваххабизма. Об альянсе «белоленточной» оппозиции и ваххабитов. Почему русские принявшие ислам становятся ваххабитами. Почему в Татарстане стала возможной такая ситуация, когда сформированная религиозными радикалами «исламская полиция» диктует свои условия настоящим полицейским. Обо всём этом, а также о многих других аспектах печальной картины распространения в России религиозного экстремизма в интервью рассказал известный исламовед Раис Сулейманов, который считает что российское государство должно заимствовать положительный опыт правоохранительных органов Китайской Народной Республики, в которой за призыв к отделению региона от единого государства и пропаганду халифатистской идеологии радикал-исламисты получают по 15 лет лишения свободы.

Г.М.: Раис Равкатович, вслед за трагедией в Казани – убийством богослова Валиуллы Якупова, покушением на муфтия Татарстана Ильдуса Фаизова, Вы опубликовали экспертно-аналитический  материал ‒ «В Татарстане развивается  северо-кавказский сценарий». Как руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ, Вы проводили мониторинг ситуации в моём родном Дагестане, в целом на Северном Кавказе – до того как в Казани 19 июля случился теракт? Республики СКФО представляли для Вас научный и профессиональный интерес?

– Разумеется, мы всегда следим очень внимательно за ситуацией в Северо-Кавказском Федеральном округе. Для Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ ситуация в республиках Северного Кавказа всегда представляла интерес, учитывая что радикал-исламисты данного региона оказывают негативное влияние на мусульманскую умму не только Поволжья, но и Казахстана. Приходилось неоднократно констатировать, что ситуация в Поволжье развивается по северокавказскому сценарию. К сожалению, все наши негативные прогнозы сбылись. Мы уже давно отмечаем процесс «кавказизации»  мусульманской уммы Татарстана, Ульяновской, Саратовской областей,  других регионов Поволжья. Этот процесс  проявляется в миграции ваххабитов из северокавказских регионов в республики и области Поволжья, при этом пропагандистами радикал-исламистских идеологий в этих регионах зачастую выступают именно переселенцы с Северного Кавказа.

В Татарстане повторяются события 10-15-летней давности на Северном Кавказе. Как Вы знаете, там тоже все начиналось с появления перманентного вооруженного религиозного подполья, религиозные радикалы изготавливали взрывчатку, убивали традиционное духовенство. То же сейчас происходит и в Татарстане, события последних лет это подтверждают. В Татарстане уже появилось ваххабитское лесное бандподполье.

Ваххабиты Татарстана буквально стали копировать своих северокавказских единомышленников: люди уходят в лес, записывают видео-обращения с автоматами в руках под знаменами халифата. Лидер моджахедов Татарстана, как он себя представил «амир (военный руководитель) Мухаммед», а настоящее его имя Раис Мингалиев, выступает без каких-либо масок. Этот факт говорит о том, что человек перешел уже на стационарное обитание в лесу в своем лагере, а его единомышленники поставляют ему пропитание и боеприпасы – всё как у «лесных» на Северном Кавказе. Недавние теракты в Татарстане и Дагестане – это составные части продуманного плана по «замыканию» единого радикал-исламистского фронта северокавказских, поволжских и казахстанских джихадистов.

Г.М.: Чудовищный теракт в Дагестане, в результате которого погиб Саид Афанди аль-Чиркави организовать могли только люди которые хотят чтобы в республике наступил хаос, началась настоящая война. Согласны ли Вы с той точкой зрения что в его смерти были заинтересованы ваххабиты?

– Разумеется! Это единственно верный ответ.

Г.М. : Многие эксперты считают что мюриды Саида-Афанди будут мстить ваххабитам, и это может привести к гражданской войне в Дагестане. Как Вы думаете, что должны предпринять власти для того чтобы предотвратить очередное кровопролитие?

– Как будет дальше развиваться ситуация в Дагестане – зависит прежде всего от федеральных властей. Для того, чтобы предотвратить дальнейшее кровопролитие в Дагестане, необходимо поставить радикал-исламистов вне закона. Должны быть прекращены все разговоры о необходимости каких-то «переговоров» с салафитами.

В этом году в Дагестане состоялось «историческое», как его назвали адвокаты ваххабизма, событие – официально «примирились» представители Духовного управления мусульман республики и местные салафиты. Однако после этого интенсивность террора со стороны радикал-исламистов нисколько не спала. Буквально через несколько часов после подписания соглашения прогремел очередной теракт. И вот совсем недавно был убит Саид-Афанди Чиркейский. То есть любую уступку ваххабиты воспринимают как слабость и потому наносят новый удар, чтобы продемонстрировать свое наплевательское отношение ко всякого рода «соглашениям о мире» и заставить идти и дальше на большие им уступки. Гибель Саида-Афанди – это прямое следствие навязанного мусульманам-традиционалистам Дагестана некоторыми некомпетентными чиновниками разных уровней «диалога» с приверженцами человеконенавистнической радикал-исламистской идеологии.

Действенная борьба с «лесными» моджахедами и их пособниками будет невозможна, если федеральный центр не решится на  временное ограничение ряда конституционных прав и свобод посредством введения режима чрезвычайного положения или контртеррористической операции в Дагестане, и в некоторых других регионах Северного Кавказа. Хотя, на мой взгляд, подобный режим необходимо вводить в некоторых районах Закамской части Татарстана. Иначе сложившуюся на данный момент в этой борьбе проигрышную для государства ситуацию переломить не удастся. Уже много лет в войне против России наступательную инициативу проявляют радикал-исламисты, а государство фактически лишь обороняется, и работать на опережение в этой войне у наших силовиков не получается. Работать на опережение у силовых структур и не получится – пока ваххабиты и другие радикал-исламисты не будут поставлены вне закона.

«Примиренческая» (фактически – капитулянтская) позиция по отношению к ваххабитскому сообществу абсолютно вредна. Власти должны взять жесткий курс на противодействием радикал-исламистам – только в этом я вижу выход из сложившейся ситуации. Мне могут возразить, что этот курс уже много лет проводится властями. Но дело в том, что на Северном Кавказе мы не видели системного ответа федерального центра и местных органов власти ваххабитской угрозе, не было принято многих необходимых для противодействия этой угрозе мер.

Г.М.: После того как стало известно что убийцей Саида-Афанди была русская женщина, принявшая ислам (Алла-Аминат Сапрыкина), эксперты заговорили о том что большинство русских принимающих ислам рано или поздно становятся ваххабитами или приверженцами других радикальных течений. Вы согласны с таким мнением? Случайно ли русские мусульмане, которых насчитывается в России всего около шести тысяч человек, дали стране террористов больше, чем, к примеру, татары-мусульмане, которых почти 4 миллиона?

– Русские мусульмане после принятия ислама переживают «синдром неофита». Испытывая определенный комплекс вины за то, что раньше он и его народ не исповедовали «истинную веру», они проявляют рвение, переходящее в фанатизм и радикализм. Не имея богословской традиции ислама в своей истории, поскольку традиционной для русского народа религией было и является православие, русские легко попадают под влияние исламских радикалов или начинают исповедовать экзотические для России формы ислама. Так, Национальная организация русских мусульман (НОРМ), позиционирующая себя как выразитель интересов принявших ислам русских, исповедует ислам маликитского мазхаба, распространенный в Северной Африке, в то время как коренные мусульманские народы России исповедуют ислам ханафитского и шафиитского мазхабов. Не умея разбираться в теологических тонкостях религиозно-правовых школ ислама, русские мусульмане, как правило, выбирают ваххабизм и другие формы радикализма, например – становятся приверженцами организации «Хизб-ут-Тахрир-аль-Ислами».

Г.М.: Вы согласны с мнением тех экспертов кто говорит что русские принявшие ислам как «группа риска» должны находиться под контролем спецслужб?

– Под контролем спецслужб должны находиться все приверженцы радикал-исламистской идеологии.

Г.М.: В Дагестане помимо ваххабитских джамаатов действуют ячейки последователей Саида Нурси, известные под названием «Нурджулар» или «гюленистов» (организацию возглавляет проживающий в США турецкий проповедник Фетхуллах Гюлен). Ваххабиты называют эту организацию «джамаатом нурсистов» или «джамаатом гюленистов». Убитый в Казани 19 июля богослов Валиулла Якупов называл последователей Саида Нурси псевдоисламской сектой, а идеологию этой организации считал псевдоисламским учением далёким от традиционного ислама. Якупов фактически обвинял нурсистов в подрывной деятельности против татарского народа, народов Кавказа и других мусульманских народов России. Согласны ли Вы с такой оценкой этой организации? Ведь многие исламоведы не считают нурсистов псевдоисламской сектой, а причисляют к т.н. «умеренным исламистам».

– Я полностью согласен с той оценкой, которую Валиулла-хазрат Якупов дал этой опасной секте. Этот выдающийся татарский богослов сочинения Саида Нурси действительно считал псевдоислаимским лжеучением далёким от традиционного ислама и для обозначения идеологии «Нурджулар»  применял  термин «Анти-Ислам». Этот термин он применял и для обозначения ваххабизма, и организации «Джамаат Таблиг». Радикал-исламистскую организацию «Хизбут-Тахрир-аль-Ислами» («Исламская партия освобождения») Валиулла-хазрат также оценивал как псевдоисламскую секту. Конечной целью организации «Нурджулар» также является построение халифата. Не стоит недооценивать опасность этой секты.

Г.М.: Недавно в одном из интервью Ваша коллега Яна Амелина, начальник сектора Кавказских исследований РИСИ фактически призвала к поражению в правах радикал-исламистов, заявив о том что необходимо прибегнуть к следующей мере: для увольнения человека с «волчьим билетом» не только из госструктур, но и вообще откуда бы то ни было, достаточно одного формального основания - принадлежности к радикальному исламистскому течению. Вы согласны с этим предложением Амелиной?

– Да, я полностью согласен с предложенной мерой. Если человек – ваххабит,  «хизбуттахрировец», или приверженец идеологии «Нурджулар» или «Джамаат Таблиг», то он должен лишаться права занимать должности в органах государственной и муниципальной власти, правоохранительных и иных силовых структурах, преподавать в детских садах, школах и вузах, и конечно же – не должен иметь права работать в СМИ.

Г.М.: На Северном Кавказе практически каждый день силовикам приходится участвовать в вооруженных стычках с радикал-исламистами. Молодежь уходит к «лесным»  десятками. Можно ли объяснить это тяжелыми условиями жизни, отсутствием «социальных лифтов» для молодёжи, неблагоприятной экономической обстановкой в республиках Северного Кавказа?

– Я бы не стал преувеличивать роль экономических факторов. Главная причина того что молодёжь уходит в «лесное» подполье – это пропаганда радикал-исламистов. Огромную роль в этой пропаганде играет интернет. Большая часть сайтов мусульманской тематики и исламские сообществ в социальных сетях контролируется салафитами (ваххабитами) и другими радикалами. Очень часто религиозное самообразование через Интернет для молодого мусульманина заканчивается тем, что он становится приверженцем идеологии салафизма и через социальную сеть старается найти себе единомышленников в родном городе для создания «джамаата» в реальной жизни, либо уходит к «лесным». Работа пропагандистской машины налажена ещё в 90-е годы, и ваххабитским идеологам успешно удаётся убеждать молодых людей в том что если они будут воевать против «неверных» – то попадут в рай, при этом «неверные» для них – это прежде всего те мусульмане которые не являются приверженцами радикальных идеологий..

Г.М.: Не преувеличиваете ли Вы силу этой идеологии и роль пропаганды?

– В Дагестане был случай, когда школьник, сын полицейского, ночью позвонил ваххабитам, сообщив: «Папа спит». Он открыл им в дверь, и они убили его отца. Убили в присутствии его самого, его матери и сестры (которые также находились в квартире). Во время допроса следователям этот молодой человек признался: он уже давно является приверженцем ваххабитской идеологии, и регулярно ходил на «сходняки» ваххабитской группировки. Как выяснилось, членом банды он стал после того как познакомился с «чистым исламом» в интернете. После этого он просто подошёл к тем людям про которых весь город знал что они – «смотрящие»,  назначенные «лесными» лидерами, и сообщил что хочет влиться в ряды тех кто ведёт джихад. Правда, вначале его участие в джихаде ограничилось тем что карманные деньги выдаваемые ему отцом он (как и другие члены банды) на «сходняках» сдавал в «общак» для оказания помощи тем кто в лесу и тем «братьям» которые находятся в местах лишения свободы. Однако через некоторое время радикальные  лидеры убедили его: он не попадёт в рай, поскольку его отец полицейский, а раз полицейский – то значит (как они считают) является «предателем ислама».

Г.М.: Разумеется мне известно об этом чудовищном случае… Во время убийства мужа у матери этого школьника случился сердечный приступ….

– Родные этого молодого человека рассказали следователям: отец души не чаял в сыне, и из своей скудной зарплаты бюджетника откладывал средства чтобы обеспечить сыну учёбу в одном из ВУЗов г. Краснодара. Родственники были в шоке от случившегося: они знали что молодой человек очень любил своего отца и по его примеру когда-то даже мечтал стать сотрудником правоохранительных органов.  Однако человеконенавистническая ваххабитская идеология сумела победить его любовь к отцу: парень позволил бандитам убить его в присутствии матери и сестры.

Г.М.: Вы сказали о том что до сих пор не было системного ответа федерального центра и местных органов власти направленного на противодействие ваххабитской угрозе, и не было принято многих необходимых для противодействия этой угрозе мер. Что Вы имеете в виду под «системным ответом»? Какие меры должны быть приняты для противодействия ваххабитской агрессии?

– Как я сказал, в той ситуации, которая сейчас сложилась в Татарстане, я вижу много параллелей с происходившими и происходящими на Северном Кавказе событиями. Убитый 19 июля 2012 года Валиулла Якупов говорил о том, что в результате многолетнего присутствия ваххабитских имамов в ключевых мечетях республики им удалось привлечь к деятельности ваххабитского холдинга многих представителей органов власти и предпринимателей. К сегодняшнему дню ряд чиновников высокого ранга, представители банковского и бизнес-сообщества в Татарстане сознательно осуществляют финансирование ваххабитской проповеднической машины, выступая фактическими соучастниками терроризма.

Во многом схожая ситуация сложилась и в республиках Северного Кавказа, но там всё намного более запущено, чем в Татарстане. Пока мы видим, что федеральный центр проблему существования вооруженного подполья на Северном Кавказе пытается решить присылкой «Альфовцев» и СОБРовцев для ликвидации отдельных бандгрупп и вливаниями финансовых средств  из федерального бюджета на «развитие региона».  Однако, как открыто пишут даже местные северокавказские газеты (!), бесконтрольные финансовые вливания - это «тушение пожара керосином». Это путь в пропасть, путь к развалу России.

Федеральные дотации – это средство прямой финансовой подпитки «лесных» и их сообщников в городах. Ваххабиты отлично научилось «доить»  чиновников-казнокрадов, которые участвуют в «распиле» федеральных денег. Вооружённое подполье обкладывает данью чиновников либо напрямую, либо рэкетирует принадлежащие чиновникам фирмы (через которые и идёт «распил» федеральных дотаций). Фактически эти дотации разжигают все те кризисные явления, которые связаны с присутствием на Северном Кавказе ваххабитских сообществ. В итоге результатом этого «тушения пожара керосином» является рост радикал-исламистской пропаганды с заявлениями о том, что «кяферы незаконно пользуются нефтяными ресурсами, которые Аллах создал для мусульман» и о том, что «Россия и русские всегда притесняли мусульман».  Теневая власть «лесных» стала неотъемлемым компонентом общественно-политической ситуации в Дагестане и других республиках Северного Кавказа. В этих условиях необходим целый комплекс мер, направленных на подрыв влияния ваххабитского холдинга.

Г.М.: В Дагестане чиновники и предприниматели консультируются с «лесными» по самым разным вопросам.  К полевым командирам чиновники даже обращаются в случае, если хотят занять вышестоящую или более выгодную должность…

– Об этом все знают, это даже не скрывается. Новоявленные «авторитеты», руководствуясь якобы нормами шариата, регулируют споры между чиновниками и предпринимателями, взыскивают долги, делят наследство, иногда даже наказывают мелких коррупционеров. Как отмечают многие иностранные наблюдатели, эта ситуация очень напоминает ту, которая в своё время сложилась в Южной Италии (на Сицилии). Только на Сицилии ту роль, которую сейчас на Северном Кавказе выполняют лидеры «лесных», выполняли «крестные отцы» мафиозной структуры, известной как «Коза Ностра».

Примечательно, что в  отношение сложившегося в Татарстане ваххабитского холдинга, в который входят чиновники и предприниматели, рядом экспертов уже открыто применяется термин «ваххабитская Коза-Ностра».  Этот термин вполне применим и к сложившемуся на Северном Кавказе альянсу боевиков, чиновников и предпринимателей. Решение проблемы не должно сводиться к «дотационным» мерам. Необходим целый комплекс мероприятий. Если чувствуют безнаказанность проповедники, беспрепятственно пропагандирующие человеконенавистническую идеологию, и чиновники которые их «крышуют» , равно как  и предприниматели, которые поддерживают их экономически –  даже ликвидация всех «лесных» не решит проблемы, ведь на смену им придут новые «лесные».

Какие нужны меры? Во-первых, должна быть проведена ротация кадров мусульманского духовенства. Должны быть удалены со своих должностей все имамы, которые являются приверженцами религиозного фундаментализма. Радикалы должны потерять возможность проповедовать. Если он лишился должности в мечети, но продолжает проповедовать на квартире, создав «частную мечеть» - такой человек должен быть подвергнут уголовному преследованию. Пропаганда радикал-исламистов вполне подпадает под 282 статью УК. Если человек проповедует ваххабитскую идеологию в Интернете, его деятельность тем более должна быть пресечена. В Китае за призыв к отделению региона от единого государства и пропаганду халифатистской идеологии радикал-исламисты получают по 15 лет лишения свободы (как минимум). Почему не воспользоваться опытом Китая? Думаю, нам в этих вопросах необходимо идти по пути ужесточения законодательства.

И необходимы меры, направленные на подрыв влияния ваххабитской мафии. На мой взгляд, этот тот случай, когда нам необходимо взять пример с итальянских правоохранителей, которые в своё время провели операцию «Чистые руки», направленную против влияния мафии на государственные органы власти и предпринимательское сообщество. Это был беспрецедентный комплекс полицейских мероприятий и судебных процессов. Только вначале операции «Чистые руки» было арестовано около 1500 человек.

Г.М.: Вы считаете что на Северном Кавказе государству нужно идти аналогичным путём?

– Совершенно верно. Как и в Италии во время операции «Чистые руки», каждый государственный чиновник должен быть проверен на благонадёжность.  Если выясняется, что чиновник помогал «лесным» или «распиливал» вместе с ними бюджетные деньги, он должен понести заслуженное наказание. Неплохо было бы, если бы все высокопоставленные чиновники (включая руководителей республик и республиканских парламентов) в северокавказских республиках рассказали общественности – на какие средства построили роскошные дома они сами и их родственники, на какие средства куплены роскошные автомобили, на которые ездят их дети и прочая родня. Расходование дотационных средств должны контролировать присылаемые федеральным центром финансовые комиссары, которые должны находиться под охраной СОБРовцев либо сотрудников ФСО. Если руководитель республики решит потратить на что-либо деньги федерального бюджета, он должен получить разрешающую подпись федерального финансового комиссара, который будет контролировать раздачу денег.

На Северном Кавказе необходимо подорвать финансовую базу ваххабитской «Коза ностры». Необходимо выявление в органах власти (включая правоохранительные структуры) тех недобросовестных сотрудников, которые по разным причинам действуют в интересах ваххабитов. На выявление таких «оборотней»  должны быть нацелены все правоохранительные органы на Северном Кавказе. Все эти «оборотни» должны понести наказание по закону, тем более, что имена многих сообщников ваххабитов среди местных чиновников известны населению. Ведь свои преступления они творят вполне открыто, ни от кого не таясь. Разумеется, при расследовании всех преступлений «лесных» и «крышующих» их чиновников правоохранительные органы будут сталкиваться со многими трудностями. Многих свидетелей придётся взять под пожизненную защиту, предусмотреть программу по смене имени и тайному переселению важных свидетелей в другие регионы – благо что есть положительный опыт специальных программ по защите важных свидетелей в других государствах. Тех радикал-исламистов, которые помещены в места лишения свободы, необходимо изолировать от остальных заключенных. Мы неоднократно говорили о необходимости такой меры. Недавно министр внутренних дел Татарстана Артём Хохорин также говорил об этом прямым текстом. Во время выступления в Госсовете Татарстана 3 августа 2012 года республиканский министр обосновал эту меру: «перевоспитать» радикал-исламистов бывает просто невозможно, наоборот, они разворачивают идеологическую обработку в колониях и тюрьмах. Не так давно известный мусульманский теолог Фарид Салман озвучил такую картину: в тюрьму садится один ваххабит, он создает «джамаат» вокруг себя из зэков, обращая в радикальную форму ислама уголовников, причем даже русских по национальности заключенных, и на свободу уже выходят десять ваххабитов.

Все вышеназванные задачи, безусловно, сложны для выполнения. Но все эти задачи вполне решаемые, если будет воля со стороны полпреда Президента в СКФО, со стороны Генеральной Прокуратуры и Следственного Комитета. И разумеется, необходимо прекратить порочную практику, когда мусульманская молодёжь получает образование в Саудовской Аравии и других странах Ближнего Востока. Опыт показывает, что, как правило, возвращаются они убеждёнными ваххабитами, и нередко по возвращении в страну сразу же присоединяются к радикал-исламистским «джамаатам». В современный период в России действует несколько исламских ВУЗов, целая сеть медресе – и каждый желающий может получить мусульманское теологическое образование у нас в стране, не выезжая никуда за рубеж.

Г.М.: На Ваш взгляд, в чём причина того что «лесные» моджахеды не хотят возвращаться к мирной жизни? Каждый из них каждый день рискует попасть под пули полицейского спецназа (СОБР МВД)  или спецназа ФСБ. Почему они не сдаются?

– Самый опасный преступник – это преступник с идеологией. Само учение ваххабизма удобно для многих тем, что оно оправдывает практически любые преступления. Есть такой тип людей, которым доставляет удовольствие, совершив какое-либо преступление либо просто непорядочный поступок, убеждать себя и других в том что «действовал во имя Аллаха».  Именно поэтому к ваххабитским сообществам присоединяется много откровенных уголовников. Ценности криминального мира не противоречат базовым ценностям ваххабизма и других форм радикал-исламизма. Ваххабитские лидеры не требуют от них отказываться от бандитского образа жизни: обкладывание предпринимателей «данью» в пользу братвы теперь именуется сбором «закята» (пожертвований) в пользу «братьев»; убийства оправдываются, поскольку убить кяфера - это нормально, а если убитый был мусульманином, то его кровь объявляется халяльной (разрешенной для пролития).

Отбыв наказание в местах лишения свободы, фундаменталисты приходят в мечети, где в глазах мусульманской молодежи выглядят как «пострадавшие за веру», являясь живым примером «борца за истину». Их авторитет выше, если у ваххабита или «хизб-ут-тахрировца» уже не первая «ходка на зону». В Татарстане столь почтительное отношение к зэкам-фундаменталистам со стороны молодежи напоминает точно такое же отношение к отбывшему наказание заключенному у дворовой шпаны 1990-х годов: в глазах молодежи он выглядит «авторитетным человеком, повидавшим жизнь». Даже романтизация религиозного экстремизма у радикал-исламистов напоминает романтизацию криминального образа жизни: популярные у зэков «русский шансон» и заунывные песни про «нелегкую жизнь воровскую» у ваххабитов имеют свой аналог в виде творчества ваххабитского барда Тимура Муцураева, чьи песни посвящены нелегкой жизни скитающихся по горам «борцов с режимом». «Джихад-искусство» Тимура Муцураева бьет все рейтинги по популярности среди салафитской молодежи. Эстетика и этика криминального мира легко перекликаются с эстетикой и этикой ваххабизма: общие представления о добре и зле, о правильном и плохом, а жизнь «по понятиям» легко подменяется жизнью «по шариату» в фундаменталистском его понимании. Опыт показывает, что большинству ваххабитов бывает трудно отказаться от подобной «романтики».

Г.М. Недавно в одном из северо-кавказских СМИ была предложена следующая программа нормализации ситуации в Кабардино-Балкарской республике (КБР): исключить уничтожение лесных «моджахедов», наложить мораторий на применение оружия против них и  пойти на эксперимент,  по принципу «вода камень точит», ‒ переход на гуманитарную составляющую разрешения конфликта,  через активность всех слоев общества, а именно – мирные массовые демонстрации работников общественных и государственных структур вместе с родными и близкими «лесных», с призывами к «лесным» сложить оружие. Как Вы оцениваете эти предложения?

–  Я думаю, что лидеры «лесных» бандитов очень долго смеялись, когда читали эти предложения о «мирных массовых демонстрациях». Если эти откровенно бредовые предложения будут официально приняты властями республики – то лидеры «лесных» и их зарубежные кураторы будут радостно потирать руки.

Разумеется, властям КБР и силовым структурам я ни в коем случае не советую принимать такой «миротворческий» (на взгляд неискушенного человека) сценарий – в виде «гуманитарной составляющей разрешения конфликта», исключающей применения оружия против боевиков. На самом деле именно этого радикал-исламисты и добиваются. Любую передышку радикалы будут использовать для того, чтобы восстанавливать силы и копить оружие и боеприпасы для новых терактов. Бандиты понимают только язык силы, «миротворческие» инициативы они воспринимают как проявление слабости со стороны властей. Вспомним что перед тем как радикал-исламистские боевики вторглись в Дагестан с территории Чечни (что послужило началом Второй чеченской кампании), премьер-министр Степашин малодушно говорил о том, что ваххабиты в Кадарской зоне не представляют никакой опасности для государства, как и о том что нужно задействовать «гуманитарную составляющую разрешения конфликта». Это привело к тому, что радикал-исламисты в этом ваххабитском анклаве, поняв, что правоохранительные органы в Кадарской зоне ничего предпринимать не будут, активизировали подготовку к боевым действиям: рылась система подземных ходов, строились укрепления, даже тюрьма была оборудована. Это создало трудности для МВД и армии, когда властями всё же было принято решение освободить этот район от захвативших его бандитов и террористов, когда ваххабиты Кадарской зоны поддержали боевиков вторгшихся из Чечни. Во время спецоперации по освобождению сёл этого района погибло несколько мирных жителей, много военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов. Этот печальный опыт должны помнить глава КБР и руководители других регионов.

Как я уже сказал, любую уступку радикал-исламисты воспринимают как слабость и потому наносят новый удар, чтобы продемонстрировать свою силу  и заставить идти и дальше на большие им уступки.

Г.М.: С Северного Кавказа давайте перейдём в Татарстан. В некоторых мусульманских СМИ продвигается такая мысль: ваххабизм в мусульманской умме Татарстана однозначно не приживется, а если и возможен такой процесс, то на пропаганду потребуются столетия, поскольку в татарском обществе преобладает разумное восприятие религии…

– Начнём с того, что ваххабизм, как это ни прискорбно говорить, уже прижился в российской умме, в т.ч. и в умме Татарстана и Поволжья в целом. Вовсе не столетия необходимы для пропаганды. Первые ваххабитские проповедники появились в Татарстане в начале 1990 –х годов, и уже через несколько лет выпускники местного ваххабитского медресе «Йолдыз» «засветились» на территории Чечни, где они проходили подготовку в лагерях Хаттаба. Убитый 19 июля 2012 года начальник учебного отдела Духовного управления мусульман Татарстана Валиулла Якупов открыто говорил о том, что более половины мусульманской молодёжи в Татарстане являются приверженцами радикальных течений ислама. За последние 20 лет ваххабизм успел пустить довольно глубокие корни в Поволжье. Выросла мусульманская молодёжь, которая воспринимает ваххабитскую версию ислама как единственно правильную.

Г.М.: Если бы ваххабиты свою деятельность ограничивали рамками своих джамаатов (общин), и никому не навязывали своей идеологии, то и проблем бы не было. На Ваш взгляд, почему именно ваххабитское течение ислама воспроизводит и применяет джихад искаженно? И согласны ли Вы с мнением некоторых экспертов о том что ваххабизм есть средство передела ислама на территории России в  радикальную форму, чтобы от традиционного ислама в нашей стране вообще не осталось ничего?

– Суть ваххабизма в том и заключается, что не могут его приверженцы ограничивать свою деятельность рамками своих общин. Им обязательно нужно навязывать другим свою «единственно правильную» версию ислама. Причём навязывать самыми агрессивными способами, не останавливаясь и перед террористическими методами. Будет ошибочно считать, что только ваххабиты «джихад воспроизводят и применяют искаженно». «Хизб-ут-тахрировцы»  своей деятельностью в нашей стране показали, что не менее искажённо трактуют джихад. Ваххабитов в их агрессивной трактовке джихада поддерживают ихванисты («Ихван аль-Муслимун» - «Братья-мусульмане») и приверженцы «Джамаат Таблиг».  И не только. Если мы заглянем на интернет-сайты лидера нурсистов Фетхуллаха Гюлена, то увидим, что и для этого движения характерна агрессивная трактовка термина «джихад».

Безусловно, ваххабитские джамааты в России – это своеобразный фундамент для передела умеренного российского ислама в радикальный. Начальник учебного отдела Духовного управления мусульман Татарстана Валиулла Якупов потому и был убит, что  противостоял могущественному ваххабитскому сообществу, имевшему целью «передел» крупнейшей мусульманской уммы Поволжья.

Г.М.: Раис Равкатович, в сети интернет сообщалось: «В воскресенье, 29 июля, в центре Казани прошел санкционированный пикет против массовых задержаний мусульман при расследования покушения на духовных лидеров республики. В акции, организованной националистическим русофобским молодежным движением "Азатлык" ("Свобода") и прихожанами мечети "Аль-Ихлас", приняли участие от сотни до полутора сотен человек». Как Вы оцениваете развитие событий в Татарстане после терактов 19 июля?

– Буквально через несколько дней после «двойного теракта» 19 июля в русло северокавказского сценария развития событий усилиями радикал-исламистов и национал-сепаратистов был добавлен и компонент характерный для «арабских революций». Воскресный митинг 29 июля 2012 года, о котором Вы говорите, носил откровенно провокационный характер. На данной акции были флаги признанной Верховным судом России террористической организации "Хизб ут-Тахрир", члены которой уже участвовали в Татарстане в терактах: подрывах на нефте- и газопроводах в 1999, 2003 и 2005 годах, в создании вооруженного бандподполья в Нурлатском районе республики в ноябре 2010 года, а в январе 2012 года у одного из членов организации Рустама Юсупова в частном коттедже обнаружена была лаборатория по производству взрывчатки и "поясов шахида". К слову сказать, в соседнем Башкортостане в мае 2004 года  члены «Хизб ут-Тахрир» «прославились» подрывом самодельного взрывного устройства у здания Октябрьского мухтасибата. Причём после задержания спецслужбами членов ячейки этой экстремистской организации в Башкирии в декабре 2004 года выяснилось что один из задержанных  ранее обучался в одном из центров, где проходили подготовку ряд террористов, участвовавших в захвате заложников в Беслане. Нелишне будет вспомнить и о том что в 2007 году в Санкт-Петербурге спецслужбами было предотвращено покушение на губернатора Валентину Матвиенко, которое готовили «хизб-ут-тахрировцы».

Участниками митинга в воскресенье 29 июля были «хизб-ут-тахрировцы», ваххабиты и национал-сепаратисты. Возглавил пришедших на митинг известный в Казани лидер фундаменталистов Рустем Сафин, имам казанской мечети Аль-Ихлас, в 2009 году судимый как член «Хизб ут-Тахрир». 2 августа радикал-исламистами и национал-сепаратистами вновь был организован стихийный митинг на улице, который они на этот раз назвали «пресс-конференцией». Всё это очень напоминает начало "арабских революций" в Тунисе и Египте": вначале звучат призывы к соблюдению прав человека, делаются заявления о репрессиях и тоталитаризме правящего политического режима, после этого выдвигаются требования к его  свержению, при этом подобные акции проходят регулярно и постоянно.

Г.М.: А как Вы оцениваете митинг радикал-исламистов и национал-сепаратистов проведенный в Казани 5 августа? Некоторые «правозащитники» заявили о том что это был всего лишь «митинг мусульман протестовавших против репрессий и нарушения их законных прав».

– Воскресный митинг 5 августа также носил откровенно провокационный характер. На данном публичном мероприятии вместо заявленных требований о прекращении «репрессий против мусульман» со стороны национал-сепаратистов и исламских фундаменталистов прозвучали призывы к свержению светской власти в республике. Этот митинг стал продолжением цепи тщательно спланированных и ранее проведенных акций.

Пришедших на митинг ваххабитов, «хизб-ут-тахрировцев» и сепаратистов вновь возглавил Рустем Сафин, который вместе со своим заместителем Айратом Шакировым предложили митинг провести "по законам шариата", для чего всех участников, стоящих перед трибуной, потребовали разделиться на две группы: мужскую и женскую. В итоге с одной стороны площади выстроились бородатые мужчины, с другой – одетые в хиджабы женщины. Причем "следовать шариату" потребовали даже от пришедших журналистов светских СМИ. Примечательно, что на данном митинге в Казани появились новые лозунги – такие как "Мусульмане Башкирии поддерживают вас!", "Вы не одни! Башкирия с вами!". Эти плакаты, явно свидетельствуют о начале координации совместной деятельности между фундаменталистами и сепаратистами Башкирии и Татарстана.

Г.М. Правда ли что на этом митинге небезызвестная Фаузия Байрамова, «бабушка татарского национализма», призвала к свержению законной власти и созданию исламского государства?

– Да, это правда. На этом митинге председатель "Милли меджлиса" (организации, объединяющей российских и зарубежных татарских сепаратистов) Фаузия Байрамова, выступавшая с трибуны, потребовала создать исламское государство, отправить президента Татарстана Рустама Минниханова в отставку, вице-премьера правительства республики Асгата Сафарова, признавшего проблему ваххабизма, под суд, а местный парламент – Госсовет – распустить. К сожалению, вряд ли она за эти призывы будет наказана, учитывая что национал-сепаратисты и радикал-исламисты имеют симпатизантов во властных структурах Татарстана. Подобные заявления лидера сепаратистской организации встретили горячие отклики со стороны радикал-исламистов, которые тут же начали громогласно скандировать "Аллах акбар». При этом над всей площадью развивались знамена исламских радикальных организаций, которые участники называли флагами "будущего халифата".

Г.М.: Какую оценку Вы бы дали линию поведения  татарской уммы и всего татарского общества во время этих событий, какой главный тренд Вы бы выделили?

– Что касается поведения татарского общества во время этих событий, то нужно сказать, что многие представители далёкой от ислама светской «национально ориентированной» татарской интеллигенции, к сожалению, поверили радикал-исламистам и татарским националистам, которые утверждают, что это были митинги «против нарушения прав мусульман». Однако провокации со стороны фундаменталистов и сепаратистов привели к консолидации приверженцев традиционного для татар ислама ханафитского мазхаба. Дело в том, что после 19 июля в ряде мечетей Казани во время ифтара (традиционной трапезы-разговения, которое проходит в дни поста Рамадан после захода солнца) прихожане подверглись нападкам со стороны радикал-исламистов и сепаратистов, которые обвиняли верующих в лояльности к Духовному управлению мусульман Татарстана. Кроме того, на ифтарах эти провокаторы пытались раздавать листовки с политическими антироссийскими лозунгами.

Ваххабиты, адепты «Хизб-ут-Тахрир» и национал-сепаратисты, несмотря на существующие идеологические различия, стали выступать единым фронтом, призывая верующих выходить на улицы «против незаконных арестов мусульман», оказывать неповиновение руководству местного Духовного управления мусульман, а также не подчиняться законам России, как государства, «угнетающего мусульман». Незваные гости, приходя на ифтары, не стеснялись оскорблять имамов и стариков, которые, по мнению радикалов, «придерживаются неправильного ислама». Все эти провокации привели к тому, что мусульмане-ханафиты, возмущенные этими действиями, выступили против радикал-исламистов и национал-сепаратистов – именно этот тренд я бы выдел в поведении татарского общества во время этих событий. Уже первый митинг, проведенный 29 июля,  вызвал возмущение приверженцев ханафитского мазхаба. Понятно, что организованное экстремистами и носящее явный провокационный  характер мероприятие они посещать не стали. Однако в социальных сетях очевидцы этого пикета, превратившегося в митинг, выложили фотографии, на которых отчётливо были видны флаги с символикой террористической организации «Хизб-ут-Тахрир». В социальной сети «В контакте» своё возмущение митингом, который провели радикал-исламисты, выразили прихожане Апанаевской мечети г.Казани (имамом который был убитый 19 июля татарский теолог Валиулла Якупов). Наибольшее возмущение прихожан данной мечети вызвало то, что экстремисты открыто занимались  дискредитацией одного из пяти столпов ислама – шахады  (символа мусульманской веры). Недовольство мусульман-ханафитов  вызвало то, что эти черные флажки с арабской вязью активистами экстремисткой организации «Хизб-ут-Тахрир» использовались на митинге в качестве символа организации. Всем присутствующим организаторы раздавали в подарок эти чёрные флажки, не забывая объяснять, что «это флаг будущего халифата».

Ряд представителей мусульманской общественности в социальных сетях и СМИ выразили также возмущение тем, что участники митинга «держали шахаду перевёрнутой», расценив это как оскорбление пророка Мухаммеда и оскорбление ислама. На ифтарах, куда радикал-исламисты и сепаратисты пришли со своими листовками, мусульмане-ханафиты прямо говорили им: мы хотим жить по нашему традиционному для татарского народа ханафитскому мазхабу, хотим быть в мире с православными соседями, мы – законопослушны, наша родина – Россия, а вы призываете устроить беспорядки, сеете смуту, оправдываете террористов, хотите свергнуть раненного муфтия, которого мы выбирали. Подобные словесные столкновения завершались тем, что прихожане мечетей высказывали настойчивое требование ваххабитам, «хизб-ут-тахрировцам» и сепаратистам выйти вон и забрать свои листовки. «Уходите отсюда, Вы для нас нежеланные гости», - прямым текстом говорили прихожане самозваным «борцам за права мусульман». Подобные случаи были зафиксированы в казанских мечетях «Ризван», «Закабанная», «Марджани», в мечети поселка Нагорный. После это радикалы в интернете на своих форумах и сообществах в социальных сетях стали жаловаться своим зарубежным единомышленникам, что «из мечетей нас вышвырнули на улицу».

7 августа имам Закабанной мечети Казани Саид-Джагфар Лотфуллин выступил с заявлением для СМИ с обличением провокационной деятельности «борцов за соблюдение прав мусульман». Лотфуллин обвинил их в том, что в священный месяц Рамадан они устраивали беспорядки, пытаясь срывать ифтар-меджлисы, оскорбляя мусульман и провоцируя прихожан на столкновения.  Лотфуллин призвал снять с регистрации мечеть "Аль-Ихлас", которая фактически стала штаб-квартирой движения «Хизб-ут-Тахрир» в Казани и лишить её имама Рустама Сафина права духовной деятельности. Саид-Джагфар-хазрат обвинил сторонников Сафина в расколе мусульманской уммы, принадлежности к "Хизб-ут-Тахрир" и поддержке сепаратизма. Лотфуллина поддержали практически все имамы-ханафиты и активисты мусульманских общественных организаций.

Г.М.: На Северном Кавказе все эти годы противодействие ваххабитам со стороны Духовных управлений мусульман, органов власти, включая силовые структуры, со стороны СМИ  – системностью и оперативностью не отличались. А как в Татарстане?

– В  Татарстане так же проблема – системностью и оперативностью реакция этих институтов не отличалась. К сожалению, пока ваххабиты в Татарстане выигрывают информационную войну, прежде всего, из-за отсутствия системных и оперативных ответов на вызов радикалов со стороны вышеназванных институтов.  На руку фундаменталистам играет ряд факторов:  отсутствия полноценной поддержки курса Духовного управления мусульман Татарстана на «деваххабизацию» уммы  со стороны государства, пассивности самих мусульман-традиционалистов, поддержки ваххабитов со стороны многочисленных интернет-СМИ. Сейчас фактически небольшая группа  радикал-исламистов в России активно публично выступает от имени всей мусульманской уммы, и мнения этих людей бывает широко представлено не только в мусульманских СМИ, но и во многих светских изданиях. Эти люди активно влияют и на мусульманскую молодёжь в Татарстане. Это они активно «просвещают» нашу молодёжь в своих интернет-изданиях и в интернет-сообществах социальных сетей. В то же время, приверженцы традиционного  ислама практически не представлены в информационном пространстве России. Как я уже сказал, радикал-исламисты в России должны быть поставлены вне закона. Нужно полностью исключить радикалов и их пособников из российского общественно-политического и информационного поля. Необходимо ликвидировать лобби ваххабитской «Коза-Ностры» не только в госструктурах, но и в СМИ.

Г.М.: Что Вы думаете о возникшем несколько недель назад альянсе «белоленточной» оппозиции с радикал-исламистами и национал-сепаратистами? 12 августа лидер "Левого фронта" Сергей Удальцов побывал в Казани, где встретился с татарскими национал-сепаратистами и радикал-исламистами, готовыми поддержать его в «борьбе против путинского режима». Удальцов призвал своих новых единомышленников выйти на улицы 15 сентября, в день очередного "Марша миллионов", чтобы принять участие в общероссийской «белоленточной» акции протеста. После этого на своих интернет-форумах «левые» активисты восторженно заявили о создании «красного халифата».

– Сергей Удальцов рассчитывает использовать в своих интересах протестный потенциал исламских радикалов и национал-сепаратистов. На самом деле, это не первый случай когда «белоленточники» демонстрируют готовность к объединению с религиозными радикалами. Это очень опасная тенденция, когда шаги к объединению предпринимают «белоленточные» оппозиционеры (причём не только из числа левых радикалов) и исламские фундаменталисты. Последние, как и «левая» часть «белоленточной» оппозиции, выступают за жесткий вариант свержения действующей власти.

Радикал-исламисты и «левые» «белоленточники» потренируются в совместных акциях во время «Марша миллионов», и последующих «белоленточных» маршах. А потом уже,  вполне может быть, какие-то более серьезные акции будут организовывать. Я уверен, что к этому альянсу присоединятся ваххабиты и «хизбуттахрировцы» из других регионов. Подобное объединение «белоленточников» с такой крайне агрессивной силой может представлять серьезную опасность для государства. Видимо, «белоленточники» не хотят понимать что в случае если будут реализованы политические планы радикал-исламистов, то никакого светского демократического государства просто не будет. Российское государство перестанет существовать. Активисты «Левого фронта» должны понять – не будет никакого «красного» халифата, будет просто халифат, в котором им никто не позволит реализовать идеи Маркса и Энгельса.

Показательно, что 5 августа в Казани во время очередного митинга радикал-исламистов в самом начале протестной акции религиозные радикалы фактически прилюдно унизили пришедшего поддержать "невинных мусульман" лидера одной из местных "белоленточных" организаций – движения "Против преступности и беззакония" – Дмитрия Бердникова. Тот стоял с флагом своей организации, который представляет собой российский триколор, на котором написано название движения. Одетые в зелёные жилеты представители «исламской полиции» (боевики, следящие за порядком на митинге) плотно обступили лидера местных «белоленточников» и вынудили свернуть российский флаг якобы на том основании, что знамена "кяферского государства" не должны присутствовать на данном мероприятии. Слова Бердникова о том, что он «пришёл поддержать Вас в борьбе за нашу и Вашу свободу» никто из халифатистов даже слушать не стал.

Г.М.: В СМИ писали что на этом митинге в Казани  «исламская полиция» даже заставила подчиниться своим правилам настоящих полицейских, которые предпочли не конфликтовать с самозваными «блюстителями закона». Почему в Татарстане такое стало возможным? Ведь ещё совсем недавно все привыкли рассматривать Татарстан как очаг стабильности, а сейчас, в республике фактически реализуется северокавказский сценарий развития событий…

– Почему в Татарстане такое стало возможно? Прежде всего, из-за попустительства властей. Это же является и главной причиной распространения радикал-исламистских идеологий,  сопутствующего им террора и в республиках Северного Кавказа. В начале 1990-х в Россию приезжали ваххабитские проповедники из арабских стран, с теологической литературой соответствующего содержания. Эмиссары из Саудовской Аравии, Египта, Кувейта, Катара пользовались покровительством властей в Татарстане, Дагестане и др угих республиках. Помимо ваххабитов приезжали и проповедники организаций «Хизб-ут-Тахрир», «Джамаат Таблиг» и других радикальных течений.  Массированная пропаганда велась  не только в мечетях, но и в многочисленных и популярных тогда летних мусульманских лагерях, на собраниях в частных квартирах. На втором этапе иностранные эмиссары (опять же при попустительстве властей) стали приглашать нашу молодёжь к себе на обучение, где она и проникалась радикал-исламистскими идеями. По возвращении в Россию эти люди начинали проповедовать соответствующие учения, и количестве приверженцев радикальных идеологий с каждым годом увеличивалось в арифметической прогрессии.

Многолетняя бесконтрольная деятельность зарубежных миссионеров и тех наших соотечественников, которые отучились в странах Ближнего Востока и стали проповедниками радикального ислама, на фоне попустительства властей привела к тому, что возникли устойчивые группы религиозных радикалов, готовых не только к участию в безоружных отрядах «исламской полиции» на «протестных» митингах, но и готовых к джихаду против российского государства с оружием в руках.

Г.М.: Как Вы думаете, может быть это и хорошо – что радикал-исламисты открыто проводят свои протестные акции, нисколько не таясь? Ведь силовикам теперь будет проще вести работу по нейтрализации антироссийских радикальных сообществ – всем теперь известны члены организации, их союзники и пособники…

– Я надеюсь что у федерального центра будет достаточно политической воли для того чтобы предпринять реальные шаги по нейтрализации радикал-исламистских и сепаратистских организаций, не скрывающих своих мечтаний о свержении законной власти и создании халифата.

Г.М.: Муфтий Татарстана Илдус хазрат Фаизов  выступил с заявлением, призывая единоверцев к сплочению, а следственные органы попросил об объективности.  В заявлении ни слова гнева в адрес покушавшегося на его жизнь. Как Вы полагаете, возможно ли раскаяние со стороны совершивших покушение на муфтия  и человека который расстрелял татарского богослова?

– Вряд ли эти нелюди способны на раскаяние. Они искренне верят, что совершают все эти преступления во имя Аллаха и верят, что после смерти их ждёт награда.

Г.М.: Раис Равкатович, возглавляемый Вами Приволжский центр РИСИ предлагал варианты решения обсуждаемых нами проблем  Президенту Республики Татарстан и руководителям силовых структур и других заинтересованных ведомств? Есть ли в планах исследовательского центра проведение совместных научно-практических конференций, круглых столов с участием госструктур Северо-Кавказских республик? Возможна ли подобная инициатива со стороны вверенного Вам Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ?

– Варианты решения проблемы радикал-исламизма мы предлагали государственным органам давно, задолго до событий 19 июля 2012 года, когда был убит Валиуула Якупов и ранен муфтий Ильдус Фаизов. В Татарстане необходимо принять меры, во многом аналогичные тем мерам, о которых я рассказал выше применительно к ваххабитской мафии Северного Кавказа.

Во-первых, необходима ротация кадров мусульманского духовенства. Необходимо удалить с постов имамов всех радикал-исламистов. Муфтий Ильдус Фаизов начал курс на деваххабизацию кадров духовенства, но постоянно встречал на этом пути противодействие чиновников, «крышующих» ваххабитов. Во-вторых, необходимо прекратить порочную практику, когда наша мусульманская молодёжь получает образование в Саудовской Аравии и других странах Ближнего Востока. И, разумеется, в-третьих, необходимо удалить с занимаемых должностей тех чиновников, которые оказывали поддержку радикалам. Имена этих людей известны. Должны понести наказание те чиновники из-за действий которых 19 июля случилась трагедия.

Что касается совместных научно-практических конференций нашего института с региональными органами власти на Северном Кавказе, то подобную практику можно только приветствовать. Тем более, РИСИ уже проводил конференцию в Северной Осетии на которой обсуждались вопросы религиозной ситуации в регионе.  Опыт есть, и переговоры по вопросам научно-аналитического сотрудничества с нами со стороны государственных ведомств северокавказских республик должны вестись с руководством РИСИ.

Автор: Записал Гамзат Магомедов

Комментарии 19