Общество

Праздник в коридоре ожидания

Праздник в коридоре ожидания

В центре проживания беженцев праздники случаются нечасто, но зато проходят весело                      xinhuanet.com
 
 
Нечасто в лагере беженцев случаются праздники. Сотрудники социальной службы, конечно, стараются: в летние месяцы возили на пляж, устраивали на лужайках барбекю, организовывали морские прогулки. Мужчины - рыбачили (вылавливая щук по 5-10 кг.) в прозрачных финских озерах. Женщины собирали ягоды и варили варенье. Однако дни текут монотонно, или, как говорят в нашем центре проживания беженцев – «меж мирами». Все ждут решения миграционной службы: что появится на весах судьбы?
 

Мы  пересекли границу своего мира беззакония и хаоса, но в новый, светлый мир еще не допущены.  Мы  только в коридоре ожидания, в котором ждем бумагу: она оповестит о решении относительно дальнейшего пребывания в Финляндии. И нет никаких правил или точно установленных сроков: бывает так, что беженец ждет эту бумагу годами, а случается, всего несколько месяцев.

Неожиданно в дверь постучали, как раз когда я думала о заветной бумаге…

Открыв ее, я с удивлением поняла, что меня приглашают на день рождения. Арабский.

Наскоро набросив шаль на домашний халат, я отправилась в гости.

Язык в лагере беженцев – дело десятое. Если знаешь на английском слов двадцать: договоришься всегда. В ход идут жесты и мимика. Потрясающий театр пантомимы!

Оказавшись на месте торжества, я обнаружила следующее: на арабском дне рождении мужчины никогда не присутствуют: только бабушки, женщины и девочки.

При входе в зал гости оставляли на вешалке накидки, платки, хиджабы и паранджу и оказывались в таких восхитительных нарядах, с таким макияжем, что у меня  просто дух захватило! А я-то  во всем  домашнем! И теперь куталась в шаль – она выглядела более прилично, чем старый халат.

На празднике маленького мальчика Амира оказалось множество гостей. Амиру исполнилось четыре  года, и он суетливо бегал между пришедшими. Его мать Латифа, молодая женщина двадцати лет, которую я привыкла видеть на лестничной клетке в огромном платке, танцевала с браслетами на руках и ногах в центре комнаты. Гремела арабская музыка, а гости, усевшись в большой круг, хлопали в ладоши.

Танцы без торта

Как только я вошла и села, передо мной появился столик, чай и конфеты. Едва я выпила чашку чая – столик  словно растворился в воздухе.

- Так положено! – пошептала  Айша, единственная девушка, знающая на этом празднике русский язык. – Когда я пришла, тоже подали чай. А еду не дают, как у нас на Кавказе. Только танцуют! Даже торта нет!

- Дадут, не переживай! – обнадежила ее я. – Танцы – это здорово!

- Танцуют уже пять часов, а я все хлопаю, – прошептала  Айша, улыбаясь. – У нас в Чечне – сразу к столу…

Но как же было весело! Все гости выходили и танцевали по очереди. Это была просто волшебная сказка! Никогда не видела  подобной красоты: кто-то танцевал с платком расшитым монетками, другие плясали, позванивая браслетами… Молоденькая китаянка с нашего этажа танцевала так, что бабушки-арабки хлопали ей стоя.

Когда же очередь дошла до меня, я страшно смутилась, однако, решив не портить праздник, отправилась танцевать с шалью в руках и здорово всех повеселила.

Все словно забыли, что мы – беженцы…

Маленький Амир не скучал: дети его возраста танцевали рядом со взрослыми или хлопали друг другу.

- А торта все нет! – напомнила мне девушка из Чечни, и я с удивлением обнаружила, что с моего прихода прошло уже два часа. Есть, однако, не хотелось. Хотелось просто радоваться и смеяться.

Наконец, внесли торт. Он был огромный, домашний. Несколько слоев крема, орехов и миндаля.

- Ура! – захлопала в ладоши Айша.

Но, увы.

Все сфотографировались на фоне диковинного торта, а потом его также благополучно – унесли.

Танцы продолжились! Пошли танцевать девушки из Ирака и Сирии.

Вечерело.

Амир начал капризничать, требовать подарки. Гости складывали подарки на стол в углу. Кто-то дарил шампунь, кто-то книжку, кто-то игрушку. Многие о дне рождении узнали совершенно неожиданно, потому принесли, что нашлось.

Я отстегнула от рюкзака большого плюшевого тигра, что носила, как талисман, а муж Айши успел съездить в магазин и купил игрушечную машинку.

Лучший день рождения в моей жизни

До открытия подарков, по традиции, полагалось угощение: на огромном серебряном подносе внесли экзотические фрукты, и  торт вернулся! Но мечты о вкусненьком не были так близки, как думалось: танцевать пошла одиннадцатилетняя девочка с ангельскими чертами лица и длинными черными косичками. В руках она держала большой нож с широким лезвием, перевязанный разноцветными шелковыми лентами.

Это был удивительный и прекрасный танец с ножом: виновнику торжества мать объяснила, что выкупить нож (а это был именно нож для торта!) может только он.

Амир подносил танцующей девочке апельсин, киви, шоколадку. Но она нож так и не отдала!

- Мы погибнем с голоду! – прошептала полушутя Айша, преисполнившись печали.

И даже я, до сих пор сохранявшая надежду, начала переживать.

Однако Амир оказался догадливым малым: сбегав в соседнюю комнату, он нашел несколько монеток на столе. Нож с лентами был выкуплен и совершил таинство деления. Каждому гостю достался маленький кусочек настоящего кулинарного шедевра!

А потом начался разбор подарков: Амир сам открывал подарки и благодарил: «Шукран!», после чего отправлял дарящему воздушный поцелуй.

Придя домой, я поняла, что это  был лучший день рождения, на котором мне довелось побывать.

Автор: Полина Жеребцова, писательница -документалист

Комментарии 0