Общество

Война идеологий

Самой обсуждаемой новостью нынешней недели для мировых и федеральных СМИ, политиков, экспертов стал снятый в США то ли евреем, то ли христианином-коптом антимусульманский двухчасовой фильм «Невинность мусульман», 13-минутный отрывок из которого появился на виртуальном пространстве больше года назад. 

История получила совершенно неожиданное продолжение, когда картину озвучили на арабском языке, после чего чуть ли не по всему мусульманскому и арабскому миру прошли мощные антиамериканские акции протеста. В некоторых странах они переросли в погромы посольств США, появились и первые жертвы: в Ливии убили даже посла США в этой стране Криса Стивенса и трех его земляков-сотрудников Госдепартамента. Мусульман крайне возмутило, что Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) в фильме кощунственно изобразили каким-то насильником, обманщиком и развратником. Сегодня очередные инциденты на конфессиональном пространстве анализируются с разных позиций, но они в первую очередь снова актуализируют тему роли и места ислама в современном мире, бесконечных спекуляций вокруг него, отношения к религии Всевышнего в мире, России и Дагестане.

Ислам и свобода личности

Последователи других конфессий, конечно, могут обидеться, но факт, что именно ислам до 21 века сумел добраться почти в первозданном виде. Он с момента зарождения и по настоящий день для сотен и сотен миллионов последователей не политика и что-то отвлеченное, абстрактно-духовное, а послание Свыше, идеальный социально-политический проект, вневременное и всеохватывающее учение, регулирующее абсолютно все стороны жизни «homo sapiens». Ислам — вечная религия-закон, опирающаяся в первую очередь на божественное откровение (Священный Коран) и поступки пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует), дошедшие до современности в форме хадисов. Мусульманин вчера, сегодня и завтра — человек действия, каждый шаг которого должен показать и подтвердить его незримую связь с Творцом. Притом последователь ислама, как это ни звучит парадоксально для нынешних либерал-демократов,  абсолютно не чувствует тяжести бремени, потому что он — в высшей степени свободная личность, когда рамки запретного и разрешенного находятся в прямой связи с собственным выбором, соответствующим глубинной сути человеческой души, представленной желанием жить исключительно по законам Всевышнего. Подобная свобода является значительно более широкой, чем любая другая, опирающаяся на непостоянные и частные критерии отдельного человека, группы людей или той или иной общественно-политической формации.

 Одним из наглядных примеров, подтверждающим данный вывод, в настоящее время является желание мусульманок облечься в исламские формы одежды. Естественно, прекрасный пол свободен в своем выборе, нормальная логика предполагает, что на этом пути в 21 веке должны отсутствовать  всякие препоны, но жизнь преподносит свои сюрпризы. В частности, во Франции с прошлого года введен законодательный запрет на публичное ношение хиджаба. Бывший президент Николя Саркози назвал головной убор «символом порабощения и унижения», а бывший французский министр по делам иммиграции Эрик Бессон заявил, что хиджаб сродни «ходячему гробу». Мусульманкам милостиво разрешили носить хиджабы только дома, в мечетях и на пассажирском сиденье в частном автомобиле. Непослушание обойдется штрафом в 150 евро и обязательным посещением специальной лекции о «равноправии полов». Интересное, как говорится, получается кино. Женщину абсолютно никто насильно не заставляет носить исламский головной убор, она действительно свободна в выборе и ищет довольства лишь Всевышнего, но «в оплоте западной либерал-демократии», чем для многих является Франция, какие-то явно невменяемые личности, прикрываясь демагогией и ложью, решают, что кому одевать. Конечно, дежурные враги ислама могут заявить, что «нечего лезть со своим уставом в чужой монастырь», но утверждение не выдерживает никакой критики. Во-первых, во Франции растет уже не первое поколение мусульман, они являются полноценными гражданами Пятой республики. Во-вторых, тут имеется огромное количество новообращенных мусульманок из числа самих француженок. И наконец, основополагающие принципы либерал-демократии должны быть одинаковыми для всех, независимо от расы, пола, конфессиональной и этнической принадлежности. 

Насильники  и жертвы


Двойные стандарты дают о себе знать и в прочих ситуациях, особенно когда речь заходит о пресловутой «свободе слова». Англичанин Салман Рушди пишет оскорбительный для мусульман опус «Сатанинские стихи»; голландский кинорежиссер Тео Ван Гог снимает отвратительный и лживый фильм «Покорность»; датская газета Jyllands Posten публикует карикатуры на пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует); придурковатый американский пастор Терри Джонс публично сжигает Священный Коран; теперь настал черед картины «Невинность мусульман» — на первый взгляд весь шабаш стал возможен потому, что на Западе «свобода слова» является разновидностью священной коровы 21 века. Но так ли обстоит дело в реальности? К глубокому прискорбию, «свобода слова» — конъюнктурный мираж, который принимает более-менее четкие контуры при востребованности определенными, весьма могущественными силами. Ни для кого не секрет, что в западных странах на обсуждение и попытки трезво осмыслить ряд актуальных тем возложено жесткое табу, более того, не исключается судебное преследование в случае отхода от «генеральной линии» очередных мировых правителей. В частности, престарелого  французского писателя, философа Роже Гароди в свое время затаскали по судам из-за статьи «Основные мифы израильской политики», где он закономерно поставил под сомнение факт так называемого «Холокоста». Не в чести у неолибералов и освещение политики апартеида и геноцида, которую ближайший союзник США Израиль неустанно проводил и проводит на оккупированной палестинской земле. Попробуйте также покритиковать гомосексуализм, прочие сексуальные извращения, вас сразу объявят ретроградом и даже врагом всего рода человеческого. Зато на «ура» встречают любое антиисламское деяние — самая посредственная персона тогда становится всемирно известной. Кто знал того же Салмана Рушди до издания «Сатанинских  стихов» или журналистов датской газеты? Абсолютно никто. Зато теперь они чуть ли не «совесть» человечества, востребованные личности, везде и всюду рассказывающие, насколько отстал ислам и вперед ушел Запад.

Проблема в том, что в мире действительно появились претенденты на роль мировых лидеров, у них нет никаких принципов, идеалов, веры, эти люди готовы уничтожить любых идеологических и прочих оппонентов, чтобы просто обеспечить себе «рай» на земле, игнорируя интересы даже всего человечества. Поэтому регулярно запускаются утки о «страшном» исламе, террористах-мусульманах и так далее, тем самым нередко подготавливается общественное мнение и почва для любых антиисламских шагов, в том числе и военной интервенции и оккупации с целью присвоения чужих природных ресурсов. А это весьма актуально сейчас, когда Запад один за другим сотрясают разрушительные экономические кризисы. Вспомним хотя бы агрессию США против Ирака с первоначальной демонизацией образа покойного Саддама Хусейна: мол, заимел подлец оружие массового поражения, которое вот-вот применит. В итоге никакого оружия не нашли, более того, в последующем выяснилось, что за «уткой» стояло ЦРУ, прочие секретные службы США, зато Белый дом сегодня единолично контролирует богатейшие недра ближневосточной страны. Конечно, либерал-демократ буквально с пеной у рта снова начнет доказывать, что именно мусульмане являются насильниками, террористами и убийцами, что только на исламских землях идет война. Но ведь утверждение притянуто за уши. К примеру, не Афганистан совершил военную агрессию против США. Это янки пришли на исламскую землю, они здесь убили сотни тысяч мирных граждан. Вашингтон отбросил Афганистан в социально-экономическом и прочем развитии на десятки лет назад. А версии о событиях 11 сентября 2001 года, когда с помощью гражданских самолетов были подорваны здания  Всемирного торгового центра, можно не принимать на веру вследствие их полной несостоятельности. Только человек с буйной и явно нездоровой фантазией может поверить, что, получив начальную летную подготовку, некие террористы, выполняя приказы Усамы бен Ладена из Афганистана, могли направить авиалайнеры в точно намеченные цели, да и видео с обрушением башен Всемирного торгового центра больше говорит об управляемых подрывах зданий, чем об акциях смертников.

В отторжении ислама, естественно, присутствует и экономическая составляющая, ведь религия Всевышнего категорически не приемлет современные формы виртуального спекулятивного хозяйствования, где роль первой скрипки играют банки, биржи, различные рейтинговые агентства.

Российские эксперты против ислама

Так уж устроена психология нормального человека, что его реакцию нетрудно предсказать: на добро он ответит добром, зло получит адекватный ответ. И когда Запад денно и нощно разжигает ненависть к мусульманам, трудно требовать от последних проявлений каких-то симпатий. Поэтому те же США, их представительства за рубежом и оказываются в зоне повышенного риска. Будь посол США в Ливии Крис Стивенс обычным американцем, никто на его жизнь и не покушался бы. Действительно, антипатии к исламу распространены повсеместно, не стала, к сожалению, исключением из правил Россия, в отдельных случаях страна даже находится впереди всей планеты. Совсем недавно поступила информация, что по решению Соль-Илецкого районного  суда Оренбурга под полный запрет попала исламская литература, которая считается суфийской, хотя список подобной литературы и без того огромен, он уже включает в себя около 400 материалов. Сегодня получить реальный тюремный срок может каждый мусульманин, который хранит дома книги по тафсирам (разъяснениям смыслов) Священного Корана, о жизни пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) и его сподвижников, по основам религии, шариата, фикха и так далее. Притом речь идет о трудах общепризнанных ученых, таких как имамы Бухари, Навави и так далее. Подобного пока нет нигде в мире. В России уже появились дежурные эксперты-«исламоведы». Опираясь на их заключения, фемида щедро пополняет проскрипционный список. Наиболее востребованным сегодня является член научно-консультативного совета при Минюсте России по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма, преподаватель Московской духовной академии, член синодальной рабочей группы по составлению концепции межрелигиозных отношений русской православной церкви некий Юрий Максимов. Эксперт по определению должен быть человеком нейтральным, разбирающимся во всех тонкостях своего дела, но Максимова безо всяких преувеличений можно причислить к открытым врагам ислама. Чтобы не быть голословным, приведу только несколько кощунственных отрывков из его опуса «Почему христиане не считают Мухаммеда пророком»: «Мухаммед корыстен. Ни один из них не брал себе в жены девятилетнюю девочку, как Мухаммед — Айшу; ни один не подвергал пленных пыткам, как Мухаммед — Кинана; ни один не насиловал женщин, захваченных во время боя, как Мухаммед — иудейку Райхану; ни один не занимался грабежом, как Мухаммед…».

Приятно, конечно, что Генеральная прокуратура России 18 сентября обратилась в суд с требованием признать экстремистским фильм «Невинность мусульман», но государевым мужам в первую очередь надо реагировать на то, что творится дома, обратить особое внимание на таких, как Максимов, его коллег, на ряд якобы православных сайтов, которые и заняты разжиганием межрелигиозной вражды. Симптоматично, что с недавних пор латентным разжиганием ненависти к исламу заняты журналисты ряда федеральных телеканалов. В частности, собственный корреспондент программы «Вести» в Израиле, заведующий Ближневосточным бюро ВГТРК Сергей Пашков, анализируя реакцию исламского мира на фильм «Невинность мусульман», вначале сообщил, что к картине никакого отношения не имеют евреи, затем по привычке стал пугать россиян страшилками об «исламистах». В качестве дежурного эксперта в очередной раз высветился на экране его соотечественник Ариэль Коэн, который также известен своей антимусульманской и антипалестинской позицией. 

Конец исламу

Антиисламские веяния, естественно, добрались и до Дагестана. И здесь также востребован  привычный набор стереотипов и обвинений со знакомым западным душком. Наши «либеральнозараженные» соотечественники обвиняют мусульман в том, что они хотят вернуть всех земляков во времена «дикого и темного средневековья», где не будет привычных благ цивилизации и где царит анархия, разруха и насилие. Совершенно неожиданно «ужастики» даже получили художественное воплощение в очередном опусе Алисы Ганиевой «Праздничная гора».  Автор в апокалиптических тонах в главе «Когда случится шариат» пишет о неработающей телефонной связи, «разлагающей плоти города», когда «из-под канализационных люков клокотала вода, провода искрили и обрывались, электричество вспыхивало и гасло». О «черных флагах имарата» и «темнолицых, вооруженных до зубов иностранцах, придирающихся к одиноким или не закрывшимся женщинам». Видимо, до Ганиевой не доходит, что нынешнее относительное благополучие дагестанцев абсолютно никак не зависит от того, кто находится у власти, оно — благополучие — держится на федеральных дотациях, из коих большинство расхищается бюрократией.

Автор спекулирует религиозными терминами типа «Маджлис-уль-Шура», амиры, кадии, кяфиры, джамаат, баят и так далее, хотя вряд ли понимает их глубинный смысл. Главное для Ганиевой — заявить о себе, высветиться на антиисламском поприще, как это до нее в России уже сделали Елена Чудинова книгой «Мечеть Парижской Богоматери», Юлия Латынина отдельными статьями и радиопередачами, прочие экзальтированные персоны. Но доморощенные салманырушди никак не понимают, что в исламе нигде не сказано, что его последователи обязаны отринуть научные и прочие достижения современности, что они не должны работать, думать о завтрашнем дне. Скажу больше, в религии четко и однозначно заявлено, что мусульманин обязан быть лучшим во всем: в учебе, науке, профессии. Единственное, что разъединяло, разъединяет и будет разъединять мусульман и остальной мир, — желание первых жить исключительно по законам Всевышнего. И им это пока удается, несмотря на все предсказания и происки недругов. Ведь ислам дискредитируют буквально со дня появления, притом наибольший размах  процесс приобрел в последние века. Еще в XIX веке немецкий философ Гегель писал, что мусульманская цивилизация, исчерпав весь свой потенциал, доживает последние годы. Через несколько десятилетий Артур Тойнби в «Постижении истории» констатирует, что возможности одного только халифата оказались столь великими, что «он не только пережил века, но и дважды возрождался из небытия». В конце 20 века апокалиптические предположения озвучили Фрэнсис Фукуяма, прочие западные широко и не очень рекламируемые эксперты, «спецы» по исламу, но жизнь показала, что их провидческий талант оказался равным нулю. При все этом врагам ислама не стоит слишком грустить: во всех авторитетных трудах мусульманских ученых отмечено, что религии Всевышнего когда-нибудь придет конец. И это будет одним из последних предвестий Судного дня. Тогда на свете не останется ни одного мусульманина, Священный Коран также исчезнет, формы межличностного и прочего общения будет регулировать только человек. Он тогда будет настолько «свободным», что станет вступать в половые связи с кем угодно прямо на улице, на виду у всех, и никто никому не сделает замечание. Воистину, это и будет всемирный триумф либерал-демократии, но продлится он не очень долго…

Автор: Ахмеднаби Ахмеднабиев

Комментарии 1