Общество

Экстремизм в министерстве юстиции, или Заставь дурака…

Попытаемся представить себе идеального экстремиста. Он интересуется всем и сразу.  Разжигает религиозную ненависть, проповедует принципы этнического превосходства, пытается завлечь невинных граждан в оковы тоталитарных сект, поклоняется диаволу, призывает непокорных вайнахов к освободительной войне против российского господства,  увлекается сайентологией, а в перерывах зачитывается произведениями нацистских преступников...

Разумеется, столь разносторонне развитого гражданина вообразить трудно. Но, очевидно, такие есть — по крайней мере, в одном министерстве РФ.

На сайте Минюста есть любопытный проект, которому в этом году исполнилось 5 лет. Страничка эта — самая интересная из всех официальных ресурсов органов государственной власти. В 2007 году здесь был опубликован и регулярно обновляется так называемый «Федеральный список экстремистских материалов». Согласитесь, нечасто на официальном сайте можно обнаружить призывы к насилию, лозунги с ненормативной лексикой и прочей мутью, которую мы чуть ли не каждый день читаем на заборах.

Кажется, авторы федерального списка при его составлении озаботились одной целью: собрать как можно больше маргинальщины в одном месте и разрекламировать ее перед самой широкой аудиторией.

Откуда еще обычный гражданин может узнать точные адреса сайтов чеченских ваххабитов, реестра скинхедов, заключенных за убийства иностранцев, или ресурса, с которого можно скачать запрещенные номера журнала «Сторожевая башня».

Бессмысленный и бесполезный

По идее, список экстремистских материалов должен способствовать борьбе с тем самым экстремизмом — на практике же происходит нечто другое. Если верить списку, общественную опасность представляют некие файлы с названиями: 26.wmv; 27.wmv; 28.wmv; 29.wmv; 30.wmv, 13ng.jpg; 14s.jpg; 15ng.jpg; 13760081zi8.jpg; 84359999ys4.jpg; 91749033rq2.jpg и т.п. Остается загадкой, как можно было запретить файлы, названные совершенно случайным образом, без какого либо сопровождения и пояснения. На своем компьютере я обнаружил файл 14s.jpg — это была фотография губернатора Калининградской области Николая Цуканова. Значит ли это, что я храню экстремистский материал?

Таких примеров великое множество. Происходит это по одной простой причине: районные суды запрещают материалы совершенно формально, для галочки. Исполнителям абсолютно неважно, каким получится конечный результат. Какая разница, будет ли польза от запрета распространять некие безызвестные картинки или нет, главное — борьба с «экстремизмом».

Кладезь идей

Есть и другая сторона медали. Часто описания экстремистских материалов столь подробны, что сам федеральный список полностью попадает под это определение. Пространные пересказы и внушительные цитаты из различных листовок перекочевывают на сайт Минюста из полицейских протоколов задержания разных подозрительных личностей.

И описания эти настолько детальны, что могут служить источником вдохновения потенциальных экстремистов. На странице Минюста можно встретить вот такой замечательный сценарий для русофобского ролика (здесь и дальше орфография и пунктуация сохранены): «видеозапись под названием “А Пшехарька”, содержащий видеоизображение двух дерущихся несовершеннолетних девочек под аккомпанемент мусульманской мелодии и звукового сопровождения с текстом следующего содержания: “Аллах над нами, земля под нами, ножи в кармане, вперед мусульмане!”, а также заставку с письменным текстом следующего содержания: “Мусульмане русских в рот е**т”».

Но не только воинственные ваххабиты найдут в списке идеи для своего творчества. Вот, например, еще одно описание: «Изображение человека еврейской национальности, держащего кувшин, из которого выливается жидкость в круглый бассейн. На жидкости имеются слова “комплекс вины, паранойя, раздоры, сомнения, алчность” и другие. На бассейне имеются надписи “семья, наука, искусство, честь, истина” и другие. На изображении имеется текст “И так ... каков же был на протяжении минувшего столетия вклад в мировую культуру евреев, этих ? Не дай себя одурачить... соседство с евреями губительно для нации!”».

Есть ли гарантия, что, начитавшись материалов на сайте Минюста, какой-нибудь экстремист, которого покинуло вдохновение, не начнет повторять подвиги своих товарищей?

Точка абсурда

Наверное, ни в одной стране мира районный суд какого-нибудь Мухосранска не обладает такой властью. Одним решением Засвияжского районного суда Ульяновска была запрещена книга Хью Тревор-Ропера «Застольные беседы Гитлера». Я читал ее, это совершенно приличная научная монография, желания вскидывать руку в нацистском приветствии перед портретом Гитлера после прочтения у меня не возникало. Уже лет 6 она включена в список рекомендуемой литературы на историческом факультете БФУ им. И. Канта. И, несмотря на то что Засвияжский районный суд ее запретил, подготовка к семинару не оборачивается походами на Центральный рынок с бейсбольными битами.

Очевидно, борцы с «экстремизмом» из Кировского районного суда Уфы не знают, что такое исторический источник, иначе чем объяснить запрет на мемуары Бенито Муссолини? Как можно изучать историю фашизма Италии, не ознакомившись с первоисточником?

К слову, и мемуары Муссолини, и дневники Геббельса любой желающий без труда найдет в интернете, сформулировав соответствующий запрос «Гуглу» или «Яндексу».

Но если запрет на произведения нацистских преступников можно как-то оправдать, то некоторые решения иначе как безмозглостью судей, прокуроров и прикормленных «экспертов» объяснить невозможно. Например, Советский районный суд Красноярска непонятно почему ополчился на труды турецкого исламского богослова Саида Нурси. Итог — около 14 переводов самых известных работ философа оказалось под запретом. Не помогли воззвания посольства Турции, уполномоченного по правам человека Владимира Лукина и даже Папы Римского. Естественно, районному суду в глубинке России лучше знать, что вредно.

Эксперт «Эха Москвы» Алексей Носов утверждает, что запретить можно все что угодно: «Текст любой религии возбуждает ненависть к последователям всех остальных религий и, как в деле о запрещении “Бхагавад-Гиты”, “пропагандирует превосходство одной социальной группы по религиозному признаку”. Критическое высказывание в адрес чиновников “разжигает ненависть к социальной группе государственных служащих”. Недовольство конкретной беззаконной выходкой полицейского “разжигает ненависть к социальной группе сотрудников полиции” (это — из реального уголовного дела!)».

Федеральный клуб по экстремистским интересам

Самая экстремистская социальная сеть — это «ВКонтакте». В федеральном списке экстремистских материалов 121 ссылка на vkontakte.ru и vk.com, тогда как на «Фейсбук» не ссылаются вовсе, а на «Одноклассники» — всего один раз. Примечательно, что в информации о запрещении картинок и видеороликов «ВКонтакте» содержатся прямые ссылки на профили физических лиц, обвиненных по 282-й статье. Я без труда нашел эти странички. Многие из них были заброшены своими пользователями, другие, наоборот, процветали, на некоторых я даже обнаружил свежие записи с цитатами речей Гитлера и призывами установить «русский порядок». На одной странице мне попалась красноречивая запись двухлетней давности: «До встречи через три года, спасибо самому гуманному в мире», а двумя записями ниже: «Приходил следователь из центра противодействия экстремизма, ребята держитесь».

Благодаря федеральному списку мне даже удалось списаться с одним экстремистом по имени С., осужденным по 282-й статье несколько лет назад. Состоялся вот такой любопытный диалог.

Я: За что материалы с вашей страницы были внесены в федеральный  список экстремистских материалов? С.: Трудно сказать, это было довольно давно. Условный срок мой уже закончился, я предпочитаю не вспоминать об этом. Говорят, что меня сдал кто-то из знакомых, на самом деле - я думаю, что местные опера запрессовали меня для галочки.

Я: Какого рода материалы, позднее признанные экстремистскими, вы разместили?

С.: Это были призывы к «межнациональной розни». Но все эти картинки и видео я взял из популярных групп «ВКонтакте», которые продолжили свое существование - и никто, слава Богу, не был наказан. Просто я был в одном городе со следователями, которые очень хотели сдать очередное дело.

Я: Насколько можно понять, вы не изменили своим взглядам (на странице моего собеседника были размещены цитаты из речей  нацистских преступников и соответствующая музыка, популярная среди ультраправых). Чему вы научились после уголовного преследования?

С.: Я стал более осторожен. Вот, пожалуй, и все.

Борьба с экстремизмом лучше всего иллюстрирует беспомощность нашей власти. Сотни страниц документооборота, приказы Минюста, «экспертные» заключения, судебные решения предворяют внесение того или иного материала в федеральный список. Все эти бессмысленные движения нужны для того, чтобы внести, например,  в список пункт 1436, из которого следует, что «видеофайл формата mp4 “убили ни за что...за нацию Русски, я  восхищаюсь его мужеством.mp4”, размещенный в сети интернет на электронной странице http://vkontakte.ru/id4595303», запрещен к распространению на территории Российской Федерации решением Ленинградского районного суда города Калининграда от 10.04.2012.

Смысл в этом есть?

Автор: Владимир Лемешевский / «Тридевятый регион - Калининград»

Комментарии 5